◄ Назад
▲ Вверх
▼ Вниз

Asiacinema

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Asiacinema » Творчество форумчан » Перламутровые кости


Перламутровые кости

Сообщений 301 страница 312 из 312

301

Светлана

Спасибо!  :love:  Я вся сияю, не-е, переливаюсь)

Светлана написал(а):

Царапнуло наличие телефона и короткие дубленки с узкими джинсами – чуждым показались. Вроде бы не было такого проникновения миров.


В начальном варианте первый абзац  описывал гномов, эльфов, магов. Отправила готовую главу Тай. Она напомнила, что вабщето мы в мегаполисе и т.п., ну вы уже знаете. Пришлось очень быстро исправлять. Честно, абзац сырой. Хоть я и согласна с сэнсеем, но надо бы подправить.
А вот телефонами пользуются Тай и Нех постоянно. Это был единственный вариант для Нэт. Когда писала эпизод, тоже он мне странным казался).

0

302

Dream
Спасибо! Огромнейшее просто! :love:

Dream написал(а):

Сложное магическое сплетение множества нитей.

Дело идет к завершению, вспомнила, как мы собирали предметы, связывали героев. Каждый автор плел общую цепочку  вслепую! Об этом думала и удивлялась, как нам вообще  удалось, пусть не идеально! Это точно магия.)

+1

303

А вот и я) Всем здравствуйте)
Прошу любить и жаловать.
красивей текст было разделить на две главы, так как-то по смыслу всё завершалось логичней, так что главы - две)

ГЛАВА 31 Автор: Тайклот

ГЛАВА 31
Уже в который раз за несколько часов, наблюдая только тишину и темноту за окном, Тай протянул ладонь к синему букету…
   
Брат не слышал его. Пошёл во Дворец, чтобы увидеть Нэт. Даже зная, что Принцесса и Ди в курсе о его воскрешении, Нех всё равно отправился на праздник, проигнорировал опасность, забыл, что чуть не погиб, отмахнулся от предупреждений. Знать бы, что было в этой записке для Нэт… И кто писал послание на самом деле – брат или эльфы, сидящие в его голове? Последняя встреча с братом закончилась дракой, потому что Тай отвёл Нэт во Дворец – но сильнее тогда возмутились именно эльфы. Почему? Они не хотели, чтобы Нех снял Печать, не хотели быть погребёнными? А теперь притихли и совсем не донимали брата. Возможно… возможно Нех… делал то, что они хотели? И Анайрэ здесь ни при чём.

Тай опустил голову и провёл ладонями по лицу. Затем опять, как в пыточной, протянул руку к столу и накрыл пальцами синие подвядшие лепестки.

Её ладони. Ладони Нэт в руках брата. Тёплые, хрупкие, нежные. Они дарили только ласку, даже мимолетным прикосновением, обычным скольжением кожи о кожу… Поэтому, сидя до полуночи в одиночестве, он проклинал себя за малодушное воровство, но держал ладонь на цветах и «читал» прикосновение брата к рукам Нэт, пока в очередной раз не задохнулся отчаяньем.

Следовало забыть Нэт. Он выглядел жалко и глупо. Забыть…

Анайрэ наложила подобное заклятие, но не пару лет назад… Давно. Знахарь так сказал. Анайрэ заставила их с братом забыть. Но она так легко не подчинила бы волю Тая, поэтому сделала своё решение близким к его - только так она навязала собственное колдовство.

Тай скривился от боли: сейчас кто-то словно процарапал остриём ножа по внутренней стороне черепа. Зажмурил глаза – и снова вспыхнули опалённые руны заклинаний Анайрэ - раскалённые добела иглы выжигали символы на внутренней стороне век.

Забыть Нэт… Почему? Почему он смог её забыть?

Дверь распахнулась, и в комнату без стука вошли Нех и Дара. Брат включил свет - и всё вокруг сделалось невыносимо резким и раздражающим. Зелёные цветочные обои, полосатая салатово-жёлтая мебель. Всё это словно потянулось к Таю теми растительными щупальцами, которыми маг-альбинос засадил прихожую и гостиную. Хотелось погасить всё это буйство ядовитых зелено-солнечных оттенков одним движением и погрузить обратно в мёртвую тьму.

Но даже по звуку шагов Неха стало ясно, что разговор будет жёсткий.

- Тай. А теперь объясни, что произошло! - Нех глядел твёрдо, почти не мигая. В перламутровом глазу крутились золотистые спирали. Карий потемнел до черноты. - Нэт пропала из Дворца. О какой безопасности для неё ты говорил?

Тай замер на секунду. Казалось, кожу со спины содрали граблями. Пальцы заледенели.

- К… как?

- А так! – хмыкнула Дара, заваливаясь в соседнее кресло. – Её Ди забрал. Вместе с эльфийскими костями.

Нех глянул на Дару - и та передёрнула плечами. Тай поднял ладони.

- Постойте, постойте… - Он распрямил спину, но уставился в ковёр под ногами. Мысли стеснили голову так, что, казалось, сейчас разойдутся швы между черепными костями. – Ди не мог открыть портал во Дворце. Никому это не под силу. Значит, он открыл его в каком-нибудь саду… это максимум, что он мог себе позволить.

- Да. И это случилось в полночь. В Зимнем саду, - медленно и тяжело проговорил Нех. – Она не могла там ничего делать в одиночестве.

- Она пошла туда специально! – закончили они одновременно.

- Никто и ничем не мог её шантажировать, - в этом Тай был уверен.

– Она забрала свои украшения, - закончил Нех.

- И кости долбанных эльфов, - буркнула Дара.

- Кости – это её оружие. Драгоценности – деньги, - братья посмотрела друг на друга - и ответ повис между ними, как стена.

- Она сбежала… - тихо, но твёрдо закончил Нех. – Она сбежала из этого Дворца, куда ты её засадил!

Тай поднялся. Дара вдруг расхохоталась, завалившись на спинку кресла.

- Да от вас она сбежала! Эта мерзкая дрянь кинула вас!

Братья одновременно посмотрела на Дару, но она нагло вздёрнула подбородок и продолжила вызывающе:

- Она получила, всё, что хотела – и тю-тю! Она сейчас отдаст Глаза Дракона Ди. И будет в шоколаде.

- Рот свой закрой!! – прошипел Тай.

- Тай, что ты ей наговорил?! Что ты ей сделал?! – Нех не кричал, но вопль словно прорывался через напряжённые мышцы лица и глубокую складку меж сведённых бровей.

- Ой, да что он мог сделать?! – Дара хихикнула, а потом зло бросила: – Я же его кастрировала! – она подалась вперёд, упёрлась ладонями в подлокотники и жалостливо протянула: - Не дотрооонуться до неё, да? А хооооочется, так хоооочется!

- О чём она говорит?

- Да о чём? – Дара посмеивалась. – Как ощущения, Тай? Да весь твой видок говорит о том, что ты к ней лез, поэтому и знаешь, о чём я сейчас. Далеко залез? Не думаю, чтобы очень, но при твоём упорстве…

- Тай, о чём она говорит?! – всё-таки крикнул Нех.

- А ты расскажи, расскажи братцу-то, - Дара призывно махнула руками. – Расскажи, что ты мне обещал на террасе.

Тай оглянулся на Неха, встретив гранитный взгляд, требующий немедленного ответа.

В голове поплыли картинки: Дара целует Неха, прижимается к нему, источая похоть даже через ментальное восприятие. Она лишь добивалась, чего желала, о чём договаривалась с ним тогда, осенней ночью в лесном доме, когда он позволил себя победить. Сейчас она вынуждала его признать правду, чтобы выиграть, заставить Неха сомневаться, как она и хотела, ведь она так же была уверена, что Нэт во Дворце - только чтобы Нех до неё не добрался.

Тёмные плети эльфийской силы разрезали воздух. Извивающиеся щупальца ринулись во все стороны - стол, кресла и технику смахнуло с мест и с треском взорвало о стены. Синие цветы взлетели к потолку и рассыпались лазуритовыми лепестками, тогда как Дару сбросило с кресла -  и она, охнув, распласталась у ног Тая. Перевернулась, но Тай присел на одно колено, прижал её плечо к полу, процедил в лицо:

- Заткнись, ты!

Она взбрыкнула, попытавшись высвободиться, попала ему по лицу ладонью, и он припечатал запястье к полу. Синие лепестки кружили вокруг, подхваченные в торнадо беснующихся эльфийских плетей.

- Тай!! –  Нех отдёрнул и оттолкнул одновременно, и, подсев рядом с Дарой, загородил её плечом. Тай выпрямился, отступая, его, как пьяного, водило из стороны в сторону.

- Так и знал, что ты - всё тот же эгоистичный ребёнок. Несдержанный и злой! Как всегда! – сказал Нех через плечо, помогая Даре подняться и прикрывая её.

Синие лепестки кружили по зелёной комнате. Жёлтые полосы на обоях – как солнечные лучи пронзали синий дождь. Тай отступал к стене, сдавливая виски…

-…ты всё такой же ребёнок! Несдержанный и злой! – громкий юношеский голос в голове. Синие лепестки падают сквозь прозрачные золотые лучи. Зелёная трава блестит после грибного дождя россыпью изумрудов.

- Ты, эгоистичный, незрелый мальчишка. За тобой глаз да глаз! – теперь владелец голоса проступает сквозь изумрудно-солнечную дымку. Нех. Только намного моложе, юноша. - Зачем ты увёл её сюда?! Её бабка места себе не находит! Еще и кольцо украли!

- Не украли… - насупившись, возражает черноволосая девочка, которую Нех отпихивает себе за спину резким движением. – Я Таю показать взяла. Это ключ к вечной жизни, ключ в Валинор.

- Вот как? – Нех прищуривается, чуть оборачивается, смотря на девочку сверху вниз взглядом полным скепсиса. – Я вас здесь-то еле нашёл, а вы еще куда-то собрались?!

- Ну, не сейчас же собрались! – девочка чуть морщится, словно злится, что её слова не принимают всерьёз. – Я буду Принцессой эльфов, и меня ждут удивительные штуки, каждая из этих штук будет волшебной. Эльфы делаю волшебные вещи. Ты знаешь?

Нех переводит внимательный взгляд на брата.

- Это правда?

Тай молчит, чуть пожимает одним плечом. Он зол и раздражён, что Нех явился сюда сейчас, но брат не отступает, голос его серьёзен:

- Мы можем попасть в Валинор при помощи этого перстня?

- Да. Я буду там принцессой. И все волшебные штуковины будут моими! – девочка выходит из-за Неха и вскидывает подбородок. – И тогда я смогу быть волшебницей, как Тай!

Нех присаживается на корточки перед ней и, вертя перстень в пальцах, усмехается:

– Я стану тебе мужем и тогда ты будешь меня слушаться. А с волшебными штуковинами я и сам как-нибудь разберусь. Не хватало еще тут двух сумасшедших волшебников на мою голову.

Он задумчиво кусает губу, что-то обдумывая, но девочка упрямо дёргает его за рукав.

- Отдай!

- Не отдам, Нэт! – он подмигивает ей. – А будешь глупой принцессой, так я тебе еще и по попе настучу.

- Я - принцесса!

Нех хмыкает в кулак и щёлкает пальцем ей по носу.

- Будешь делать, как я скажу!

- Нет! – кричит она.

- Да!

- Нет, нет, нет!

- Да, да, да! А то не получишь своих волшебных штуковин, глупая принцесса! Попробуй-ка отбери!

- НЕТ! – крик вырывается сам собой. Тай даже подумать не успевает, ярость вырывается, как выброшенная из жерла лава. Он хочет крикнуть что-то еще, обозначить то негодование, что испытывает, как-то объяснить, но ничего не выходит. Он не понимает, что хочет сказать, не может указывать брату, но и не в силах слышать, насколько свысока тот говорит с Нэт. Смущение, неловкость, желание провалиться сквозь землю. И заставить его замолчать. Только бы он замолчал!

Земля вздрагивает, взбугривается у Нэт под ногами. Девочка вскрикивает, бросает ошеломлённый взгляд на Тая. Почва взрывается фонтаном, цветы брызжут в небеса - и корни, песок,  камни подхватывают Нэт, взвивают высоко и аккуратно усаживают в мягкую траву на вершине огромного мрачного трона, а Неха одновременно приколачивает к земле у его подножия - острые корни, словно пики, прошивают плечо, разрывают кожу и пришивают к земле, заставляя склониться.

Тай тяжело дышит, сплавляя камни ручьями жидкого золота. Нэт, притихнув и крепко вцепившись в один из подлокотников, растерянно смотрит на братьев сверху. Нех кричит от боли, пытаясь высвободиться, но ни словом не обращается к Таю.

Синие лепестки кружат в небе.

Тай судорожно шепчет заклинание - и живые пики, как змеи, выползают из тела брата, но оставляют страшную разворочанную рану. На траву струится кровь, но Нех стискивает зубы и упрямо молчит, даже не стонет. Цыкнув, он медленно поднимается с земли, придерживает трясущуюся покалеченную руку.

- Он – синий маг, - серьёзно говорит Нэт сверху.

Нех морщится и отвечает:

- Поэтому он опасен, тем более для эльфийских принцесс.

- Говоришь, как Анайрэ… - девочка морщится и отрицательно качает головой. Потом кладёт руку на сердце и тихонько добавляет:  – Просто хорошая сила пропадает, если здесь… пусто.

- Вы еще ничего в этом не смыслите, ребята, - усмехается Нех через боль. – Блин! Жёстко ты мне вдарил, Тай. Ты иногда реально очень опасный, только и гляди, чтобы себя не покалечил!

- Потерпи, Тай сейчас тебя вылечит. Но я слышала, что шрамы украшают мужчину, - серьёзно замечает девочка.

- Что, правда? – Нех смеётся и морщится. – Твоя бабка и так хочет наколоть нам защитные амулеты от Тая, у неё бзик, а теперь вообще крышу снесёт. Попрошу наколоть прямо поверх шрама, дам понять, что ерунда. Но Анайрэ очень зла. Ей плевать, кто тут синий маг. А я не хочу, чтобы брат страдал…

Синие лепестки  кружатся в голубом небе, прошитом золотистыми всполохами…

…Тай закрыл лицо ладонями, прислонился спиной к стене, а затем медленно сполз на пол.

- Ты абсолютно не контролируешь себя! – проговорил Нех.

Аааааааааааанайрэ пппппппррррраввввввааааааааааааааа… она ппппппрааааааваааааа … всёёёёёё отняяяяялллллллааааааааааа у тееееебяяяяяя…. Прааааааавввваааааа….. отняяяяялллллаааааа всеееееггггоооооооо тееееебяяяяяяяяяяя…. Тттттыыыыыы…. Ничтоооооооооо….

Тай посмотрел в глаза Неху. В них не кружилась перламутровая метель, как прошлый раз, но эльфы опять зло усмехались и слали очередное проклятие.

- Он не поранил тебя? – спокойно спросил Нех, бросив взгляд на Дарины плечо и запястья.

- Да брось ты! Он ничего мне не может сделать! – раздражённо буркнула Дара, не торопясь, впрочем, высвобождаться из его рук. – Он же повязан кровью. Он раб Принцессы, теперь кишка тонка меня натянуть, я ж его держу заклятием.

- Что?! – Нех обернулся. Посмотрел так, словно только что услышал самую мерзкую вещь в жизни. Гранитовые глаза сузились, когда он поймал взгляд Тая. Затем Нех медленно приблизился и протянул руку.

Тай поднялся, и Нех привлёк его к себе. Обнял. Затем отпустил и резко развернулся.

- Я больше не буду спрашивать, что там имела в виду Дара. Но ты зашёл слишком далеко, младший, - произнёс он на пороге и аккуратно закрыл дверь.

ГЛАВА 32 Автор: Тайклот

Снег густо валил с низкого неба, и Тай поднял воротник пальто. По улицам одна за другой ехали снегоуборочные машины, но и они не успевали справляться со стихией - город медленно погребало под белым тяжёлым покровом. И мегаполис словно дремал с самого утра. Хотелось лишь ловить взглядом медленно падающий снег и думать, что, наверное, застыть так, созерцая вечность, намного лучше, чем бешено ловить ускользающий миг. 

Редкие прохожие, кутаясь в пальто и пуховики, проходили мимо и с подозрением поглядывали на Тая, который посреди заснеженной улицы ножом вырезал на ладони послание. Связанная намертво по крови Дара, конечно, передаст Принцессе очередной отчёт: да, он не нашёл Нэт, как было приказано. И пусть это звучит дерзко, но Нэт сбежала более месяца назад, а приказ поступил только позавчера, так что он хоть и Мастер, но не бог.

Буквы выходили неровными и резкими, выдавая злость и раздражение. Кровь стекала по ладони и капала на снег, на белое полупальто и на ботинки. Резанув последний раз, Тай сжал ладонь и дрожащими от ярости губами прочитал заклинание на исцеление. Затем убрал керамбит в чехол и натянул тёмно-коричневые тонкие перчатки.

Сопротивляться приказу невозможно, оставалось только дольше ходить окольными путями. Или искать другой выход.

Тай взмахнул ладонью, снег взвился вьюнами, а потом рухнул на землю тяжёлыми чёрными каплями, лёд под ногами запузырился, когда через край раны  мироздания выбились тёмные и словно липкие языки пламени. В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины.

В Залесье Тай приходил, как узнал о побеге Нэт. Отправился сразу. По воспоминаниям брата нашёл скалу в форме сердца и пещеру, где обнаружил Глаза Дракона. Не было только Нэт. Она не пришла сюда. Она просто исчезла из их жизни. Сейчас, спустя столько времени, Нэт здесь тем более быть не могло, но Тая обязывали отчитаться.

Придерживая у горла воротник пальто, он заглянул внутрь пещеры. Камни вокруг рассыпались в щебень, но некоторые торчали обломками, как гнилые зубы в чудовищной разворочанной пасти. Снега вокруг не было, он таял над Кристаллами, вспыхивая искрами в неярких солнечных лучах. Зимой день заканчивался быстро, поэтому, как только солнце переваливало за полдень, становилось сумрачнее, к тому же небо затягивало тучами, и в окружении каменных стен яркость угасающего дня приглушалась вдвое. В тени эльфийских цветов, превратившихся в камни со смертью Анайрэ, стояли два мага. Один из них прислонился к поблёскивающей перламутровой глыбе и монотонно читал заклинание. По его приказу время в куполе над Глазами Дракона неслось со скоростью света. Годы, десятилетия, столетия – они стирали волшебные скалы в порошок, но только Глаза Дракона всё еще стояли нетронутые в кучах перламутровой пыли, и поблескивали, словно их надраили полиролью. 
Маги обернулись одновременно, Тай ринулся вперёд из снежной завесы, плечом толкнул всё ещё бормочущего мужчину в круг без снега – миг! – пустота. И заклинание рухнуло. Второй маг уже поднимал пистолет, но Тай ударил по запястью, подрубил руку. Оружие звякнуло о камни, а противник уже лежал на животе, лицом в песок, с заломанным за спину локтем.

Маг был на грани истощения, поэтому сопротивлялся вяло. Роль «проводника» полностью лишила его воли, и он растерянно озирался, ища взглядом жизненно важную энергетическую подпитку. Тай оглянулся. Небольшой сундучок, доверху набитый алмазами и сирлидоном, стоял всего лишь в шаге от них. Энергия древних магических камней била гейзером над скалами, устремлялась в серое небо, терялась в мутном дымке наползающих облаков. Тай выпрямился и поднялся над распростёртым противником, который едва сумел перевернуться на спину, но Тай прижал ботинком трясущуюся, тянущуюся к камням ладонь - тонкие кости заходили ходуном под подошвой - снял перчатки, наклонился и вытянул из сундучка массивное ожерелье, гибкое, упругое и холодное, как змея. Сейчас оно и стало змеёй, мерзкой тварью, которая укусила его, напав со спины, коварно, когда он не ожидал… Ожерелье Нэт. Не успев осадить себя, опомниться, он уже потянулся к ней и… услышал её просьбу об укрытии, а после – звон серебряного колокольчика и приказ Ди…

Застонав в отчаянье, Тай поднёс украшение к лицу и закрыл глаза.

Камни рассказали всё…

- Нээээт… - тихо прошептал он. – Что же ты наделала, Нэт…

Белое золото, обрамлявшее камни, плавилось в ладони, перетекало, обретало новую форму: вытянулось, заострилось, превратилось в смертоносный стилет, украшенный грудой драгоценных камней, что стали гранями клинка.

Резко пригнувшись, Тай занёс оружие над магом.

- Говори, это Ди приказал уничтожить Глаза Дракона, так?

Маг вдруг вскинулся, схватился цепкими пальцами за клинок и ринулся на него, одновременно выкрикнув приказ…

…и в руках Тая осталась пустота. Воронка поглотила раненного мага мгновенно - убивая себя, он ввел в тело колоссальную дозу энергии, которая помогла вырваться из этого места.

Секунду Тай взирал на опустевшие ладони и кровавое пятно на взрыхлённом перламутровом песке. Потом поднялся, осматриваясь. Серая мрачность, тишина. Блестящие глыбы с отполированными овальными зеркалами в обрамлении узора из диковинных цветов. Реликвия эльфов, так необходимая Принцессе. Но, как оказалась, не так необходима, как Нэт, раз на беглянку всё-таки началась охота. Прошедшее с побега время, пока Принцесса не поднимала шума, теперь только подтверждало, что поиски велись отчаянно, а Тай – это мера, к которой Небесная не хотела прибегнуть и выдать свой интерес. И вот он здесь. На пороге убежища женщины, которая спряталась от них, и которую он так жаждал увидеть.  И так боялся найти.

Тай запрокинул голову и тяжело вздохнул, выпустив клубы пара в морозный серый воздух. Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти. Он закусил губу и, борясь с приступом удушья и тщетно озираясь по сторонам, искал хоть что-то, что остановило бы следующий шаг. Взгляд наткнулся на углубление в скале - яростная энергия эльфов била оттуда, как жар из доменной печи. Тай шагнул внутрь круга и прикоснулся  к каменной глади, где осталась странная отметина в виде раскрытой книги. Даже углубления от завернувшихся листов были отчётливо видны на отшлифованной поверхности.

Книга Эльфов. Здесь была та самая  чёртова книга, которую так и не отдала ему Анайрэ!

Тай устало опустил голову.

Всё равно. Теперь уже – всё равно.

Он обречённо скользнул пальцами по гладкой поверхности…

-… знаешь, что за книга? – тихо спрашивает девочка.

- Не-а, - отвечает Тай, разглядывая здоровенный фолиант, который девочка едва выгребла из бездонной сумки.

- Это Книга Эльфов. Анайрэ читала её, смотрела через своё волшебное озеро, а я узнала… что Ключ к Глазам Дракона - не перстень, - она заговорщицки мотает головой, и черные косы гладят её по плечам. Тёмные глаза, блестя зелёными искрами, смотрят на Тая хитро-хитро.

- Ключ – Глаз Эльфов - это… - она улыбнулась в полный рот.

- Ключ – это… - он абсолютно заворожён.

- Это Принцесса эльфов… - тараторит она и тут же вскрикивает: - Клянись, что не выдашь меня!

Она кладёт ладонь на твёрдый переплёт, обтянутый кожей и оббитый потемневшим серебром. Тай прижимает своей ладонью её.

- Я клянусь. Я клянусь, что никогда не выдам тебя, моя Принцесса.

- Анайрэ говорит, что эта тайна навредит мне… Если это так, ну, если правда… ты должен будешь забыть меня. Клянешься?

Мальчик мучительно ищет самый безопасный ответ. Но его нет. Потому что в клятве не может быть компромиссов.

- Я клянусь… - тихо выдыхает он. – Пожалуйста, не выдавай себя, ладно? Не заставляй меня забывать!

Я не хочу тебя забывать…

Она приставляет палец к своим губам и улыбается.
 
Я не хочу тебя забывать!

Но она продолжает улыбаться. Это всё шутка! Это весело, правда, весело.

- Ты будешь принцессой, - мальчик усмехается. – Уж это я тебе обещаю!

- Бабка говорит, что ты – невыносимый хвастун!

- Хвастуны ничего не могут. А я – могу!  - заявляет он и шепчет в траву.

Со всей поляны в воздух поднимаются белые цветы, они кружатся в синем небе, как снег, и падают на их чёрные волосы.

- Только – тсссс! – еще раз шепчет девочка.

Это весело. Правда, весело. Никто никогда не решит за них. Никто не узнает!

Я не хочу тебя забывать! Слышишь?!

Мальчик смеётся, и книга захлопывается сама собой, поднимая с их голов вихри белых лепестков…

…Белые лепестки падали на его волосы. Рука соскользнула с глянцевитой скальной поверхности. Ветер внезапным порывом заскочил в это гиблое место - каменные листы исчезнувшей эльфийской Книги будто приподнялись, а облако белых соцветий – крупных снежинок – закружилось возле лица, прикоснулось к опущенным ресницам.

Он забыл, потому поклялся самой Нэт. Анайрэ попросту воспользовалась этим. Но в глубине души он помнил… помнил, кто Нэт такая… И пытался сделать всё, чтобы она была неприкосновенной и получила свою власть, о которой грезила девчонкой. Он подчинялся только её приказам. Именно поэтому, защищая Неха, он так жестоко обошёлся с Карой - сжёг её в вечности, без следа, до основания, до последней мысли… Потому что она – узнала, кто такая Нэт. Нех так же начал вспоминать то, что запечатала в их головах Анайрэ… и Тай взялся за нож. Готовый любым путём закрыть рот тому, кто произнесёт правду вслух.

Только не брату…

Только не Неху…

Который когда-то, в свою очередь, обещал всегда защищать их.

          Проклиная себя и свой дар, Тай потянул энергетическую нить драгоценного клинка, оставшегося в груди у сбежавшего мага, и шагнул за ней в чёрную пропасть…

***

- Я не могу! Я не смогу! Это слишком серьёзная рана! – Нэт почти кричала.

Она склонилась над умирающим мужчиной, из груди которого торчал острый обломок металла, сияющий драгоценными камнями, как царский скипетр. Дышал раненый с бульканьем, говорить не мог, но взглядом умолял спасти - самостоятельно он не выкарабкался бы, потому что иссушил себя до дна.

По озеру – бескрайней матово-свинцовой глади – ветер надувал мелкие волны на наледь возле песчаного берега. В небе медленно, словно сопротивляясь ветру, парили, раскинув крылья, чайки. Казалось, что они застыли на одном месте. В полной тишине. Словно вморозились в небо, заледенели, как и всё здесь - вода, небеса, ветер … и взгляд Тая, прикованный к фигуре женщины у озера.

Нэт в отчаянье стянула с пальца кольцо Анайрэ… она не могла смотреть на умирающего, но и раскрывать тайну волшебного подарка наверняка боялась. Ведь мужчина был человеком Всесильного Ди, но она всё-таки схватила умирающего мага за запястье.

Тай перехватил её ладонь, перстень дрожал в тонких перламутровых пальцах. Другой рукой выдернул стилет из груди мага и шепнул в зияющую дыру заклинание. Раненый вздохнул в полную силу, и Тай отправил его в сон - свою миссию маг выполнил, но убивать его на глазах у любимой женщины не хотелось.

Нэт смотрела на Тая. Смотрела на свою руку в его – и словно не понимала. Затем отдёрнулась, высвободила запястье, отступила.

- Привет, Нэт… - прошептал он. Ветер развевал её волосы, они скользили по лицу, шее, груди. Свинцовая тяжесть озера и неба словно слились, поглотили горизонт за её спиной – и теперь девушка будто парила в облаках вместе с птицами. Белыми птицами, замершими в сопротивлении ветру.

- Как… - едва слышно проговорила она.

Клинок в его ладони превращался в ожерелье. Оно тяжёлой россыпью камней повисло на ладони. Без Нэт в этой дорогой безделице не было ни жизни, ни смысла.

- Это же был не подарок, милая Нэт, как ты могла разбрасываться подобными вещами? Я ж разорюсь, отдавая проценты, - он грустно улыбнулся, сердце заполнила тоска, и оно, как камень, погружалось в тёмные воды скорби.

Она понимающе кивнула, но на лице не было разочарования, словно она знала о его словах заранее. Он чуть наклонил ладонь - тяжёлое кольё соскользнуло и упало в песок возле ног.

- Отдают то, что ненужно… Но ты реально отчаянная, раз решила утереть мне нос при помощи Ди, - Тай хохотнул. – Я оценил. Настоящее удовольствие - быть посланным за самонадеянность так изящно.

Нэт отвела взгляд, поджала губы, а затем проговорила:

- Недавно из-за меня погиб человек. Моё решение стоило кому-то жизни. Но даже так. Я принимаю решение сама. И я несу за него ответственность. За то, что не понимала себя. За то, что не там искала ответы на свои вопросы. За то, что совсем не знала себя. За то, что изменилась. И мне не жаль. Я просто пойду дальше.

- Но ты явно переоценила меня, - хрипло перебил Тай. Ветер срывал слова с губ, уносил их в мрачную, застывшую даль. – Кажется, ты до сих пор не поняла, каким дерьмом я могу быть? Ты думаешь, я поблагодарить тебя пришёл, за то, что ты сделала?

- Я просто закрыла эту дверь – чтобы открыть следующую. Мне нет дела до твоей благодарности… и твоя ненависть меня не пугает. Мне нужно время… мне оно необходимо, чтобы я не возненавидела себя сама, - она упрямо смотрела в сторону.

– Но я всё-таки нашёл тебя… - голос предательски треснул. – Нашёл, чтобы услышать. Так скажи мне это в лицо. Что я обидел тебя, унизил, используя в своих целях, давил и был козлом. Ну, давай, я хочу послушать!

Клубы поднимающихся туч погружали мир в вечер. Растворялись во мгле берега, мосты через две реки, серые коттеджи, что стояли вдалеке меж рек – всё это затягивал в себя сумеречный туман, связывая мохнатыми нитями воду и небеса.

- Мне кажется, я уже всё сказала…

- Тогда тебе надо было лучше прятаться, – улыбнулся он. Ветер с воды полоснул по лицам ледяными кнутами, выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить. – Увы, в этом ты не так сильна. Тут твоя бабуся была права. Мы как-то договорились доверять друг другу. А разве я когда-то обманывал тебя, милая Нэт? Не припомню. Так вот… ты очень разозлила меня. Знаешь, как меня отымела эта холодная стерва Принцесса? Прям по полной. А я очень не люблю выглядеть идиотом, - Тай закатил глаза и деланно вздохнул, хлопнув себя по лбу пальцами. – А брат предупреждал меня о женщинах, ну, как в воду глядел, ей-богу…

- Можно не упоминать всех твоих женщин всякий раз, как встречаешься со мной?

Он криво усмехнулся, закапывая ботинком ожерелье в песок. Зелёные камни тонули в промёрзлых серых песчинках. Нэт, приложив ладонь к ключицам, взирала на кощунственное обращение с изящной вещью.

Казалось, что вместо души у него – бездонная воронка, куда сливались отчаянье, страх и ненависть к самому себе, в голове – пронзительный писк при полной тишине вокруг, словно уши заложило. Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его.

- Тай!

Она шагнула навстречу. Её волосы касались его лица. И от прикосновения не было больно. Её локоны словно гладили кожу, успокаивали. Но нет, всё это лишь обман, всего лишь ветер. Как и брат, она так же обнимет, разочаруется и уйдёт… Он облажался. А ведь Принцесса прямым текстом спрашивала, она ждала Нэт… Кости, чтобы спровоцировать эльфов и заставить их призвать повелительницу и выдать Нэт, потом её кровь, чтобы проверить, что это Эльфийская принцесса на самом деле… Всё, всё с самого начала! Кара просто не успела тогда, в первый раз… она охотилась за Нэт, но всё сорвалось. Нех встал на её пути, а Тай просто стёр Кару с лица земли… Принцесса наощупь начала всё сначала, но теперь он сам… он сам привёл Нэт к Небесной… он сам… Он оказался неправ, а Анайрэ была права: его надо было послать ко всем чертям! И бежать, бежать, бежать…

Она смотрела на него пронзительным, затягивающим, словно омут, взглядом, в котором поблёскивали изумрудные искры.

Он протянул руку и убрал волосы с её лица, чуть задержался пальцами на щеке.

– Здесь так холодно, у тебя щёки ледяные. Как досадно, должно быть, мёрзнуть в одиночестве… Поэтому беги отсюда, пока я не устроил тебе горячий вечер.

- Тай, перестань же! Это отвратительно!

Он помолчал, кожа на его ладони плавилась от прикосновения к её лицу. Невыносимо. Он думал, что решит эту проблему проще и сможет хоть иногда ощущать её руку в своей без боли. Да, он сможет… Но теперь это всё бессмысленно, если он предаст её и больше не увидит. А он должен увидеть! Он не вынесет, если её не будет рядом… Он сделает всё, чтобы видеть её, он пойдёт до конца.

- Я же сказал, что ты очень разозлила меня, милая Нэт. Ты не потянешь такого врага, как я, - вызывающе усмехнулся он. – Я в ярости от того, как меня отымели, но брат здесь ни при чём. Так что бегите с Нехом. Я скажу ему, где тебя найти и, пожалуйста, можешь снова назвать меня тварью, но не спорь. Потому что только Нех в состоянии защитить тебя от… - Тай запнулся. – А Ди, нет, уже не сможет помочь тебе, не сможет спасти, так как я попросту сотру его в перламутровый порошок, если он встанет на моём пути. Вместе с его идиотскими камзолами.

Нэт лихорадочно блуждала растерянным взором по его лицу, и хотелось схватить её взгляд, притянуть к себе, утонуть в глазах, стать частью её воли, успокоиться или уничтожить всё – лишь как она пожелает. Но глупо было даже мечтать о подобном, когда он наделал так много ошибок.
- Тай, что всё это значит?! – в глазах Нэт плеснулась тревога.

«Это значит, что я снова влюбился в тебя! Как полный кретин, снова пожелал того, что мне не принадлежало!» - хотелось крикнуть, но он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль, и отступил:

- Это значит, что я в курсе, каким могу быть утомляющим. А ты думала, я не подозреваю? Улыбнись, моя эльфийская принцесса…

- Как… как ты назвал меня?! – она подалась к нему, протянула руки, почти готовая заключить в объятия. – Тай, постой! Я приказываю!
Остановись! Остановись, упрямый эгоист! Да стой же!

– Всё будет хорошо. Это весело, правда, весело…

За её спиной алое солнце разрезало кровавой раной густые облака у горизонта.

- Живи, как хочется тебе, моя милая Нэт, - прошептал он, когда Нэт осталась по ту сторону реальности, и портал захлопнулся перед его лицом.

***

Ди надавил на кнопку звонка и резко одёрнул рукав пиджака. Деловые костюмы раздражали. Здесь, за пределами Дворца, без свиты, знаков отличия, без одежд, полагающихся про Дворе, казалось, что эти пиджаки и брюки окончательно лишали возможности не только говорить, но и жить. Как другим удавалось – не понятно. Вот в частности этой Нэт… Спрятав эльфийку в жилом комплексе, построенном меж двух рек, он сделал её невидимкой, но самому оставаться невидимым – нет, увольте! А теперь еще и томиться возле закрытой двери, ожидая, когда эта гордячка соизволит открыть дверь – вот уж сущее мучение.

Ди поставил тяжёлый кожаный кейс на пол и резко выдохнул в нетерпении.

Жаль потерянного времени. Знай он, что задумала Принцесса, ловко провернув дело с заданиями для претендентов на её руку, он бы уже давно решил проблему, а не ставил бы бесполезные опыты над Нэт, пытаясь выяснить, зачем это Принцессе понадобилась капля крови некой женщины из другого мира. Регенерация, думал он, способность к бесконечному исцелению… да уж.

Из-за этой оплошности глупо настроил против себя и братьев Моринехтар, едва не замучив младшего в застенках. Но, что сделано, то сделано. Вообще страшно утомили все эти выскочки, которые что-то о себе мнили! При его-то стараниях, откуда такие вообще до сих пор брались?!  Да уж, этот мир еще далеко не совершенен… но это его мир. И, в конце концов, даже предав свои перламутровые кости, он заставит этих мерзких смертных подчиняться лишь его воле. Они за всё ответят перед его растоптанной гордостью.

- Зачем вы здесь? – холодность высокомерной эльфийки граничила со стужей за окном.

Ди, не разуваясь, прошёл в гостиную, откуда открывался вид на озеро. Небо затянуло тучами, только над горизонтом расплывалась рваная кровавая полоса и над холодными водами озера поползли умирающие лучи заходящего солнца. Ди сел в кресло напротив окна, наслаждаясь видом.

Солнце еще не село - это на руку. Скоро этот короткий, но ныне долгий, очень долгий зимний день закончится – и всё подойдёт к своему завершению.

- У меня всего лишь праздное любопытство и предупреждение, - выдал он заготовленную полуправду. – Возможно, что отсюда придётся съехать… Два дня назад Принцесса отдала приказ найти тебя. И не кому-нибудь, а младшему из Моринехтаров. Так что ты понимаешь – Принцесса в ярости и не шутит, а две реки нас уже не спасут. Так вот мне любопытно… чем же ты так заинтересовала Её Высочество?

- Я не боюсь Тая! – резко ответила Нэт, почему-то услышав из всего сказанного только это. Ди приподнял брови, но решил не комментировать, только постучал пальцами по ручке стоящего у ног кейса, обдумывая следующий вопрос.

- А Её Высочества ты не боишься? – он прищурился.

Красная полоса заката легла на паркет между ним и женщиной, как дорога, по которой они никогда не пойдут вместе.

- Принцесса мне никто. И у меня нет ничего для неё.

Ди прищурился на сгущающиеся сумерки. Нэт – не знала. А значит – не знал никто.

До ноздрей донёсся терпкий запах раскуриваемых трав. Через вентиляцию и через все поры дома квартира пропитывалась ароматом зверобоя. Текучая вода, зверобой, солнце… возможно, это было лишним - Нэт закопала кости, что давали ей силу и могли защитить - но предосторожность никогда не мешала. Только надо еще потянуть время.

- Возможно, она злится, что я украла кости эльфов… - проговорила наконец Нэт.

- Коне-ечно, - Ди усмехнулся. – Конечно, она злится. Ведь кости были залогом выполнения данного Мастером обязательства. А он его – не выполнил. Ну, я думаю, это сущий пустяк, пожурит немного, он для неё ценный пёсик. А твоё желание помочь Неху – благородно. Ты же пыталась избавить его от проклятия, зарывая кости, так? И покончить со всем, поставить точку, довести дело до конца и отплатить благодарностью. Понимаю, понимаю… Старая байка. - Ди хмыкнул. - Калегорм рассказал? Он вообще благородный эльф, правильный, достойный. Он хочет лишь счастья своему народу. А не тоски. Ты же знаешь, что эльфы умирают от тоски, верно? Вообще странно, если бы Калегорм позволил своему народу вымереть именно так, хоть и порицает действия тёмных эльфов с их стремлением добыть для себя справедливости.

Нэт нахмурилась, глядя, как кровавая река умирающего солнца струилась между ними.

- Я, юная леди, всё-таки скажу, что Печать с Неха не снята…  - Ди поморщился и постучал пальцем под правым глазом. – И эльфы не отпустят его так просто. Представляю, как они злы на то, что ты заботишься об этих мужчинах больше, чем об эльфах, твоём народе. Ну, пришлось им  слегка тебя подтолкнуть: исполнить долг, пробраться во Дворец, послушать Принцессу, вручить Мастеру клинок.

Ди вздохнул. Девушка застыла, стараясь держать лицо, но явно в замешательстве:

- Эльфы не отпустили Неха?

- С чего бы? Всё же идёт по плану! Кстати, Нех-то и подкинул им идею. Он-то забыл всё - ведьма Анайрэ постаралась… только я много чего услышал по его телу. Мастер, видимо, никогда не читал так глубоко, ведь между братьями не было секретов. Мне не жаль, я могу рассказать. Представь, что Нех каким-то образом узнал, что есть путь в Валинор. И то, что дверь – Книга, а ключ – перстень. Это было очень давно, он был юн, но уже очень амбициозен. Братья благородных кровей к тому времени остались нищими сиротами. Никому ненужные мальчишки, у них не было ничего и никого, кроме друг друга. И яростного желания быть кем-то. Здесь, в этом мире, без власти ты никто. А деньги приносят власть - так считал Нех и был прав, конечно. Что он мог – это зарабатывать деньги. Волшебство из ничего. Правда, у него был брат, которого можно было использовать…

Нэт скривила губы. Ди поднял ладонь и пренебрежительно махнул пальцами.

- Ах, не стоит дуть губки. Это был и остаётся отличный симбиоз, и никто не внакладе. Только вот Неха всё это… скажем так, угнетало. Он вроде как поклялся брата защищать, а выходило напротив, бросал его иногда в самое пекло. Ну, в этом тоже был смысл, сумасшедшего мага, которого Анайрэ лишила основы его сущности, надо было иногда заземлять, но это другая история… Нех хотел мощи, силы, защиты для братца. Всё это могли дать вещи, сделанные самими эльфами, подумай, кем бы они стали, имей такие артефакты в руках? Это могло бы урезонить Тая, сделать его более покладистым, а Неха – практически вывести за границы чьего бы то ни было подчинения. И они  бы перестали делить те самые синие штаны…

Нэт заметно сжалась, прикусила губу, но промолчала, хотя он, скорее всего, попал в точку.

- Да, не верится, как много скрыто у нас в подкорке, - усмехнулся Ди. – Так вот, добраться до Валинора Нех мог только через тебя, Нэт. То, что он влюбился, дело, конечно, поменяло, но не для Анайрэ. Для неё оба брата стали и остались врагами, полагаю, до её кончины. Она не верила им, потому что старший работал на меня, однако, с самого начала именно он меня пытался… как это нынче говорят?.. кинуть, да. Поэтому снова пошёл в Залесье за Книгой и перстнем… но эту историю, ты, кажется, уже знаешь…

- Валинор – мир любви, это мир эльфов, ничего преступного Нех бы не сделал!

- О, да… мир любви. Рай, к которому стремятся тёмные эльфы – это уже не рай, юная леди. Это просто место. Место, в котором не любят - не рай. Никто не создал этого рая. Поэтому эльфы попросту возьмут своё же, тот мир, из которого их изгнали. Вот этот самый наш мир.

Нэт отступила в потрясении, красное зарево омывало ноги и подол её длинного белого платья, как кровь, которая грозилась пролиться, но за эту кровь никто не хотел брать ответственности.

- Этот мир станет Валинором. Миром эльфов. Вот и всё. Все люди, все здешние устои, реалии, законы – погибнет, когда откроются Глаза Дракона. Вот что мог сделать Нех, ведомый желанием быть сильнее. Вот что хочет сделать сейчас Принцесса, желая быть свободной. Вот чего добиваются тёмные эльфы, жаждая заполучить обратно свой мир.  Поэтому они помогают тебе и Небесной, а меня стремятся убить. – Он помолчал, посмотрел на неё почти с ненавистью. - Так почему же я должен жалеть вас, глупые отродья?

Аромат зверобоя насытил воздух так, что стало трудно дышать. Последние алые лучи солнца омывали фигуру первородной эльфийки. Реки и озеро закрывали это место от любого внешнего магического воздействия, а костей эльфов внутри дома уже не было.

- Никакого волшебства, юная леди, - произнёс Ди, вставая с кресла и подхватывая кейс. – Никакой магии. Просто ограбление и убийство. Мерзко и грязно, никакого изящества. Всё, как любил делать этот убогий Крег.

Ди поднялся и подхватил драгоценный кейс. Книга эльфов была удивительно тяжёлой, словно само время впиталось в неё вместе с пылью, кровью и слезами ушедших поколений эльфийского народа. И хотя казалось невероятным заблуждение Небесной, будто он, Всесильный Ди – проживший сотни лет – не подозревает, чем грозят Глаза Дракона, тем не менее, шанс переиграть строптивую противницу у него появился только сейчас. Книга рассказала об истинном Ключе – Глазе Эльфов. И уничтожить его будет намного легче.

Оставив застывшую Нэт в комнате, Ди обернулся в дверях и хмыкнул:

– Представляю, как перекосятся лица Моринехтаров.

На лестничной площадке уже раздавался топот ног. Ди специально запер замок, чтобы взлом квартиры выглядел правдоподобно.

***

Принцесса расправила плечи и приподняла подбородок. На веки давили наклеенные бриллианты, ресницы – такие же тяжёлые от серебряного напыления - не размыкались без усилий. И не было желания открывать глаза вообще, если всё ещё приходилось смотреть на этот ненавистный мир, который хотелось раздавить, разодрать в клочья и развеять в пыль. Эти законы, эту клетку, ритуалы, навязанные правила. Не было спасения здесь. Не было её жизни. Её красок.

За огромными окнами сгущалась ночь. Тьма царапалась в резные мраморные рамы. Принцесса вышла из своих покоев и направилась в Зал Приёмов, где белизна стен и потолков не уменьшала ощущения, что тьма сдавливала её мир со всех сторон. Пышный шлейф цвета морской волны тащился за ней и словно тяжелел с каждым шагом. Но Принцесса снова и снова расправляла плечи.

Она должна вынести это, она сможет, раз поклялась себе: происходящее здесь, в этом мире никчёмных людей, ничего для неё не значило. По всем улицам, в любой закоулок, во все дальние дали, разлетелись вести о том, что у Принцессы появился наконец новый претендент в супруги. По всем каналам и на всех огромных экранах в городах транслировали эту радостную весть. Механизм работал исправно. Любой житель Империи - от мелкого клерка до фермера - теперь благоговейно ждал исполнения ритуала, в котором Небесная оставалась лишь такой же марионеткой.

Не опуская взгляда и чуть приподняв уголки дрожащих губ, Принцесса вошла в Зал Приёмов. Там уже ждали чинуши всех мастей. Голодные глаза, разинутые рты, пустые сердца, жадные до нового акта продолжающегося спектакля – вот кто были эти серые болванки.

Небесная аккуратно развернулась у трона-ложа, фрейлины помогли подобрать подол, когда она подтянула ногу под себя, и прилегла, опустив руку на подлокотник. Поза, как всегда, казалась небрежной, но теперь Принцесса подтянула кончик туфельки под складки платья, спрятав под тяжёлой тканью дрожь ступни - ноги сделались ватными.

В пылу борьбы и желании ударить побольнее она загнала крысу в угол… и та укусила. Моринехтар сделал выбор. Он отдал Глаза Дракона. И навсегда отнял Нэт. Он освободился от заклятия, потому как только Глаза Дракона появились в Зимнем саду Дворца, статус раба поменялся - и все связывающие путы осыпались, словно пыль. Он так же прекрасно знал законы и воспользовался ими, чтобы больше не подчиняться её приказам. Ненавистная крыса, укусившая отравленными зубами!

Принцесса не менялась в лице и чуть приподняла веки, когда у дверей объявили прибытие господина Моринехтара. Высокие резные двери распахнулись, и вошёл тот, кто теперь будет ей мужем. Он улыбался. А за его спиной текли бесконечные потоки чёрной, хлюпающей жижи, которая раскидывала липкие лапы по стенам, мазала двери, била гейзерами в потолки, оседала липкой грязной плёнкой на всё, чего касалась.
Мужчина поклонился - и мерзкие чёрные твари с серебряными глазами взвились за его спиной, раскрывая кровавые пасти и, дрожа от возбуждения, облизывали двери и пол алыми трепещущими языками.

Перед глазами всё поплыло. Белые стены, гобелены, всё сливалось и тянулось в жадные пасти алчущих демонов, чьи цвета она вдруг увидела.
Так недавно. Так давно… Нэт сидела перед ней в красном платье в ожерелье из серлидона, которое прикрывало её поблёскивающие перламутром ключицы. Она так старалась спрятать их. Принцесса эльфов. Она так боялась раскрыться перед ней! Но почему же, почему?! Почему Нэтаниэль так поступила с ней?! Ведь они же должны были быть заодно! Разве принцесса эльфов не хотела того же, что и Небесная?! Как же так?! Убежала, разозлила, предала?! Ведь у них же одна цель!

Стёкла во Дворце затрещали.

Мужчина стоял в дверях, улыбался кривой усмешкой. Холодный и церемониально сдержанный, он вдруг раскрылся – тьма плескавшаяся за ним, поползла вперёд, к трону, донося сокровенное – и Принцесса отшатнулась:

- Не получишь Нэт. Слышишь ты! – прошипел он в лицо. Зрачки были почти прозрачными, страшными, неживыми, и только твари за спиной облизывали пасти, косились блестящими, голодными глазами. – Она никогда не придёт сюда. И ты никогда не сможешь её отыскать. Слышишь меня?!

В голове пустота, бессильная злоба. Ненависть, лютая ненависть к этому мужчине, который захлопнул дверь перед свободой и намертво запечатал собой. Он пришёл, чтобы издеваться над ней, словно в жизни её мало страданий!

Нет, нет, пожалуйста, нет…

- Да! – его лицо потемнело, превратилось в демоническую маску. - Мы сдохнем здесь, но её ты не получишь. Что бы ты от неё не хотела!
Ночь давила на стёкла во Дворце, и по ним поползли трещины. Тьма просачивалась внутрь через микроскопические щели в стенах, стекала по барельефам, как чёрная смола, разливалась по мраморному полу. Липкая, грязная. Эта смола не превратится в солнечный янтарь. Она застынет мерзким каменным наростом. А в сердцевине придётся застыть и ей, Небесной, умирая, как в саркофаге.

Воздух в зале сгустился настолько, что Принцесса закашлялась. Чёрные капли вылетели изо рта и упали на расшитый серебряными нитями лиф. Она подняла ошеломлённый взгляд на мужчину. Его глаза были мертвыми, как колодцы с ртутью.

- Ненавижу тебя!

- Ненависть, это хорошо, - безжизненно произнёс он.

Облицовка стен захрустела, двери чуть прогнулись внутрь, словно что-то огромное и свирепое давило на них. Стёкла во всем Дворце треснули, разлетелись со звоном - и в залы брызнула чернота. Ночь стремительно втекала и в Зал Приёмов, затопляла, как неумолимый отравленный прилив, белый остров тающей надежды.

Мужчина приподнял ладони, через кожу просвечивали чёрные вены. Они пульсировали, разрастались, ветвились в теле, окончательно изгоняя человека, которого она надеялась сломать.

- Никто не спасёт тебя!

- Я не нуждаюсь в спасении, - медленно ответил он. Из уголка рта потекла чёрная капля.

Его разум закрывался от неё пеленой, каменеющее сердце гнало по венам чёрную кровь, ярость и безумие. Принцесса чувствовала это. Никогда так ярко и открыто она не ощущала чужое отчаянье и борьбу с собственной сущностью.

Из-за страха человек ищет спасения в других или тонет в злобе и ненависти… сказала Нэт…

Принцесса снова закашлялась. С губ капали сгустки тьмы. Ночь подбиралась к трону и кружилась водоворотом у подола платья.  Небесная вскочила и, растопырив пальцы, закричала. Завизжала так, что на глазах выступили слёзы. Вопила в отчаянье, надрывая горло, срывая связки, роняя с лица драгоценные камни.

Она убьёт его! Убьёт его! Убьёт его!! Убьёт эту тварь, что встала на её пути! И отдаст, наконец, этот проклятый мир Валинору!

Двое молчаливых людей с вежливыми улыбками смотрели друг на друга. Под торжественную мелодию, возвещающую об окончании дня, Принцесса протянула руку для приветствия будущего супруга.

Отредактировано taiklot (2017-07-19 19:11:21)

+4

304

Тайклот, финальная мгла настолько захлестнула и меня, что я не знаю, что написать. Честное слово! У меня разброд в мыслях, впечатлениях. Не могу оформить их в слова)))

Очень-очень-очень жаль Принцессу!!! Далось ей это царствование!!! И замужество!!!
Тай *вздыхаю* Думаю и *снова вздыхаю* *зависла*

В общем, как улягутся впечатления, отпишусь.

0

305

Светлана написал(а):

В общем, как улягутся впечатления, отпишусь.

Давай, спасибо!
До финала три главы - так что очень важно разобраться в нюансах, чтобы правильно всё расставить. *очень серьёзно*)

0

306

Спасибо за продолжение.

Глава 31, 32

Тай поднялся. Дара вдруг расхохоталась, завалившись на спинку кресла.
- Да от вас она сбежала! Эта мерзкая дрянь кинула вас!

Напряженный момент, где раздражение выплескивается. Дара, как обычно, подливает масла в огонь.

Тёмные плети эльфийской силы разрезали воздух. Извивающиеся щупальца ринулись во все стороны - стол, кресла и технику смахнуло с мест и с треском взорвало о стены. Синие цветы взлетели к потолку и рассыпались лазуритовыми лепестками

Здесь тьма словно окончательно вырвалась наружу, сняв печать и с воспоминаний. Тай перешел на темную сторону, и на этом пути он будет один.

– Я стану тебе мужем и тогда ты будешь меня слушаться. А с волшебными штуковинами я и сам как-нибудь разберусь. Не хватало еще тут двух сумасшедших волшебников на мою голову.

И то, что Нех будет мужем, а Тай - соблазнять миром магии, тоже как нечто предначертанное. Не зря Анайрэ так волновалась за Нэт.

Почва взрывается фонтаном, цветы брызжут в небеса - и корни, песок, камни подхватывают Нэт, взвивают высоко и аккуратно усаживают в мягкую траву на вершине огромного мрачного трона, а Неха одновременно приколачивает к земле у его подножия - острые корни, словно пики, прошивают плечо, разрывают кожу и пришивают к земле, заставляя склониться.

Жутковато, но красиво.
Этот флэшбек проявляется в сложный момент, объясняя многое, и становится эффектной точкой, разделяющей братьев.
И хочется сказать, что это Судьба - когда даже под силой заклятий любишь ту, которую нельзя. При этом понимая, что весь мир против. И все зависит только от решения и слова его Принцессы.

Синие лепестки  кружатся в голубом небе, прошитом золотистыми всполохами…
…Тай закрыл лицо ладонями, прислонился спиной к стене, а затем медленно сполз на пол.
- Ты абсолютно не контролируешь себя! – проговорил Нех.

Да. Сильно.

– Он же повязан кровью.
... Но ты зашёл слишком далеко, младший, - произнёс он на пороге и аккуратно закрыл дверь.

Здесь трещина между братьями превращается в окончательный разлом, и они расходятся каждый своим путем, не поняв друг друга. Так больно.

Хотелось лишь ловить взглядом медленно падающий снег и думать, что, наверное, застыть так, созерцая вечность, намного лучше, чем бешено ловить ускользающий миг.

Неожиданная для него мысль. Будто слишком устал. 

И пусть это звучит дерзко, но Нэт сбежала более месяца назад, а приказ поступил только позавчера, так что он хоть и Мастер, но не бог.

И здесь некое раздражение. И Принцессы не боится. Как человек, сделавший свой выбор.

Тай взмахнул ладонью, снег взвился вьюнами, а потом рухнул на землю тяжёлыми чёрными каплями, лёд под ногами запузырился, когда через край раны  мироздания выбились тёмные и словно липкие языки пламени. В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины.

Этот эффектный переход показывает, что липкая тьма следует за ним, прошивая миры иссиня-черной отравой.

По его приказу время в куполе над Глазами Дракона неслось со скоростью света. Годы, десятилетия, столетия – они стирали волшебные скалы в порошок, но только Глаза Дракона всё еще стояли нетронутые в кучах перламутровой пыли, и поблескивали, словно их надраили полиролью.

Да, магия времени непобедима. А Глаза Дракона как символ того, что не может быть уничтожено, отражают чувства героев под воздействием безжалостного времени. Их можно скрыть и запечатать, но мощь древнейшей магии все равно ослепляет.

Белое золото, обрамлявшее камни, плавилось в ладони, перетекало, обретало новую форму: вытянулось, заострилось, превратилось в смертоносный стилет, украшенный грудой драгоценных камней, что стали гранями клинка.

Понравилось превращение украшения в оружие, и в связующую героев нить.

Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти.

Видно его желание оттянуть неизбежное, как бы отсрочить час казни.

- Ключ – это… - он абсолютно заворожён.
- Это Принцесса эльфов… - тараторит она и тут же вскрикивает: - Клянись, что не выдашь меня!

И поклялся, и даже забыл ведь, чтобы не выдать... А теперь, когда вспомнил, будет еще труднее.

Со всей поляны в воздух поднимаются белые цветы, они кружатся в синем небе, как снег, и падают на их чёрные волосы.

Красиво. Только во взгляде сквозь время белые цветы означают уже не невинность детских игр и обещаний, а опадают колючим ледяным снегом с прозрачных и бесстрастных бледно-синих небес. Невесомо растворяясь на черных волосах, их венчает некая мрачная тайна.
Здесь белый цвет - зловещий, как предвестник траура.

каменные листы исчезнувшей эльфийской Книги будто приподнялись, а облако белых соцветий – крупных снежинок – закружилось возле лица, прикоснулось к опущенным ресницам.

Развитие образа: белые лепестки воспоминаний в реальности стали холодным снегом. Опущенные ресницы - нежелание отпускать этот мимолетный прекрасный сон.
(или предвестник... готовность уснуть. навеки остаться со своей принцессой) 

Он забыл, потому поклялся самой Нэт. Анайрэ попросту воспользовалась этим. Но в глубине души он помнил… помнил, кто Нэт такая… И пытался сделать всё, чтобы она была неприкосновенной и получила свою власть, о которой грезила девчонкой. Он подчинялся только её приказам.

Отлично. Вот все и прояснилось.

По озеру – бескрайней матово-свинцовой глади – ветер надувал мелкие волны на наледь возле песчаного берега. В небе медленно, словно сопротивляясь ветру, парили, раскинув крылья, чайки. Казалось, что они застыли на одном месте. В полной тишине. Словно вморозились в небо, заледенели, как и всё здесь - вода, небеса, ветер … и взгляд Тая, прикованный к фигуре женщины у озера.

Красиво время замирает, напоминая о начале... Уже все выцвело, замерзло. Но напряженна тишина. Сопротивляясь течению времени, герои, раскинув крылья, стараются замедлить его, но никому не удастся удержать мощный поток времени, что готов взорваться и снести все на пути сильнейшим ураганом.

- Привет, Нэт… - прошептал он. Ветер развевал её волосы, они скользили по лицу, шее, груди. Свинцовая тяжесть озера и неба словно слились, поглотили горизонт за её спиной – и теперь девушка будто парила в облаках вместе с птицами. Белыми птицами, замершими в сопротивлении ветру.

Возможно, он хотел бы сделать невозможное, чтобы подольше любоваться своей белоснежной птицей.
Вообще, в главе много замирающего воздуха (птицы, лепестки, дыхание). И как резкий контраст - тянущая в небытие, затапливающая тьма. Мир становится более монохромным, с всплесками алого и синего.

- Отдают то, что ненужно… Но ты реально отчаянная, раз решила утереть мне нос при помощи Ди, - Тай хохотнул. – Я оценил. Настоящее удовольствие - быть посланным за самонадеянность так изящно.

В голосе слышна безумная горечь.

- Тогда тебе надо было лучше прятаться, – улыбнулся он. Ветер с воды полоснул по лицам ледяными кнутами, выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить.

Отлично. Фраза точно передает его чувства. За иронией скрыта глубокая боль.

Нэт, приложив ладонь к ключицам, взирала на кощунственное обращение с изящной вещью.

Здесь ожерелье, не имеющее ценности без Нэт, и такое обращение с ним - накладывается на образ Тая (автор так задумал?).
Словно он отдал ей душу, с которой она может делать, что захочет, даже растоптать и не принять. Даже если изящный клинок создан с единственной целью - верно служить ей. Потому что Принцесса должна сама принимать решения.

Казалось, что вместо души у него – бездонная воронка, куда сливались отчаянье, страх и ненависть к самому себе, в голове – пронзительный писк при полной тишине вокруг, словно уши заложило. Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его.

Красиво и печально. Он превратился в пугающий мрачный ураган. Но ей причинить вреда не может... 

Принцесса наощупь начала всё сначала, но теперь он сам… он сам привёл Нэт к Небесной…

Это так невыносимо горько. Какой, должно быть, ад творится в его душе!..

Она смотрела на него пронзительным, затягивающим, словно омут, взглядом, в котором поблёскивали изумрудные искры.

Эти искры как молнии в его мрачных небесах. Притягивают, хоть и сулят грозу.

- Потому что только Нех в состоянии защитить тебя от… - Тай запнулся.

Неужели от... самого Тая?.. Черт, так драматично.

«Это значит, что я снова влюбился в тебя! Как полный кретин, снова пожелал того, что мне не принадлежало!» - хотелось крикнуть, но он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль, и отступил:
- Это значит, что я в курсе, каким могу быть утомляющим. А ты думала, я не подозреваю? Улыбнись, моя эльфийская принцесса…

Сильно. Дыхание перехватывает. Выглядит как прощание. Да будет так, как хочешь ты, моя принцесса...

- Я не боюсь Тая! – резко ответила Нэт, почему-то услышав из всего сказанного только это.

Что выдает некую привязанность и мысли о нем.

В этой части понравилось, что стиль изложения передает высокомерие Ди)

Красная полоса заката легла на паркет между ним и женщиной, как дорога, по которой они никогда не пойдут вместе.

Не могу не отметить, красиво. Красная нить не соединяет, а разделяет их, становясь страшным пожаром.

Нэт нахмурилась, глядя, как кровавая река умирающего солнца струилась между ними.

+ хорошее развитие образа.

- С чего бы? Всё же идёт по плану! Кстати, Нех-то и подкинул им идею. Он-то забыл всё - ведьма Анайрэ постаралась… только я много чего услышал по его телу. Мастер, видимо, никогда не читал так глубоко, ведь между братьями не было секретов.
... Только вот Неха всё это… скажем так, угнетало. Он вроде как поклялся брата защищать, а выходило напротив, бросал его иногда в самое пекло. Ну, в этом тоже был смысл, сумасшедшего мага, которого Анайрэ лишила основы его сущности, надо было иногда заземлять, но это другая история…

Кажется, Ди знает слишком много. Вот зараза, и говорит ведь только, чтоб позлить и посеять сомнения.
Эти слова, скорее, отражают говорящего.
Ну, и конечно, наивно полагать, что для снятия печати и отмены проклятия достаточно просто зарыть кости.
... лишила основы его сущности. вспомнилось: "без любви синий маг опасен"
+ злодеи объемные, имеют интересные характеры.

Нэт отступила в потрясении, красное зарево омывало ноги и подол её длинного белого платья, как кровь, которая грозилась пролиться, но за эту кровь никто не хотел брать ответственности.

Отлично. Омывающая остатки белого света кровь (или языки пламени)

- Этот мир станет Валинором. Миром эльфов. Вот и всё. Все люди, все здешние устои, реалии, законы – погибнет, когда откроются Глаза Дракона. Вот что мог сделать Нех, ведомый желанием быть сильнее. Вот что хочет сделать сейчас Принцесса, желая быть свободной. Вот чего добиваются тёмные эльфы, жаждая заполучить обратно свой мир.  Поэтому они помогают тебе и Небесной, а меня стремятся убить. – Он помолчал, посмотрел на неё почти с ненавистью. - Так почему же я должен жалеть вас, глупые отродья?

Какая речь! Раскрывающая суть, выдающая его ненависть. Ну, прям браво!

Ди поднялся и подхватил драгоценный кейс. Книга эльфов была удивительно тяжёлой, словно само время впиталось в неё вместе с пылью, кровью и слезами ушедших поколений эльфийского народа. И хотя казалось невероятным заблуждение Небесной, будто он, Всесильный Ди – проживший сотни лет – не подозревает, чем грозят Глаза Дракона, тем не менее, шанс переиграть строптивую противницу у него появился только сейчас. Книга рассказала об истинном Ключе – Глазе Эльфов. И уничтожить его будет намного легче.

Классное описание, вообще подходит для древних книг. Ладно, Ди многое знает... но надеюсь, о ключе не догадывается? Ааа, опасно!

приходилось смотреть на этот ненавистный мир, который хотелось раздавить, разодрать в клочья и развеять в пыль. Эти законы, эту клетку, ритуалы, навязанные правила. Не было спасения здесь. Не было её жизни. Её красок.

+ а в этой части текст передает характер Принцессы. Респект авторам за освещение событий с разных точек зрения, это придает неоднозначность.

где белизна стен и потолков не уменьшала ощущения, что тьма сдавливала её мир со всех сторон. Пышный шлейф цвета морской волны тащился за ней и словно тяжелел с каждым шагом. Но Принцесса снова и снова расправляла плечи.

Она начинает тонуть в бездонном океане тьмы, но старается держаться.

... Голодные глаза, разинутые рты, пустые сердца, жадные до нового акта продолжающегося спектакля – вот кто были эти серые болванки.

Здесь два абзаца усиливают ощущение кукольного представления, которое она ненавидит.

Он так же прекрасно знал законы и воспользовался ими, чтобы больше не подчиняться её приказам. Ненавистная крыса, укусившая отравленными зубами!

Да, он такой. Хотя ассоциируется, скорее, с волком.

Принцесса не менялась в лице и чуть приподняла веки, когда у дверей объявили прибытие господина Моринехтара. Высокие резные двери распахнулись, и вошёл тот, кто теперь будет ей мужем. Он улыбался. А за его спиной текли бесконечные потоки чёрной, хлюпающей жижи, которая раскидывала липкие лапы по стенам, мазала двери, била гейзерами в потолки, оседала липкой грязной плёнкой на всё, чего касалась.
Мужчина поклонился - и мерзкие чёрные твари с серебряными глазами взвились за его спиной, раскрывая кровавые пасти и, дрожа от возбуждения, облизывали двери и пол алыми трепещущими языками.

Эээ? Ааа! (нет слов, одни эмоции)
И хорошо, что мы видим это максимально отстраненно, с ненавистью Принцессы,
иначе захлебнулись бы этим горьким мраком, идущим с Таем. И страшно представить, что он чувствует сейчас.

Мужчина стоял в дверях, улыбался кривой усмешкой. Холодный и церемониально сдержанный, он вдруг раскрылся – тьма плескавшаяся за ним, поползла вперёд, к трону, донося сокровенное – и Принцесса отшатнулась:
- Не получишь Нэт. Слышишь ты! – прошипел он в лицо. Зрачки были почти прозрачными, страшными, неживыми, и только твари за спиной облизывали пасти, косились блестящими, голодными глазами. – Она никогда не придёт сюда. И ты никогда не сможешь её отыскать. Слышишь меня?!

Так больно.
Внешняя холодность в сочетании с таким ядовитым тоном выдают огромную силу ненависти. Пусть на вид он стал безжизненной, выцветшей марионеткой, но мы-то знаем, что внутри него гуляет мрачный ураган, что может снести все вокруг.
(он и правда может уничтожить Небесную, как упоминалось ранее) 

В голове пустота, бессильная злоба. Ненависть, лютая ненависть к этому мужчине, который захлопнул дверь перед свободой и намертво запечатал собой. Он пришёл, чтобы издеваться над ней, словно в жизни её мало страданий!

Что ты знаешь о страданиях, Принцесса?!
Он запечатал дверь собой, готовый погибнуть, во имя судьбы любви.

Ночь давила на стёкла во Дворце, и по ним поползли трещины. Тьма просачивалась внутрь через микроскопические щели в стенах, стекала по барельефам, как чёрная смола, разливалась по мраморному полу. Липкая, грязная. Эта смола не превратится в солнечный янтарь. Она застынет мерзким каменным наростом. А в сердцевине придётся застыть и ей, Небесной, умирая, как в саркофаге.

Жуть, но красиво. Каменные статуи... Правда, дышать сложно.

Его глаза были мертвыми, как колодцы с ртутью.

Вот, ядовитая ртуть! Очень точно.

Ночь стремительно втекала и в Зал Приёмов, затопляла, как неумолимый отравленный прилив, белый остров тающей надежды.

Круто. К этому и шло.

Принцесса снова закашлялась. С губ капали сгустки тьмы. Ночь подбиралась к трону и кружилась водоворотом у подола платья.  Небесная вскочила и, растопырив пальцы, закричала. Завизжала так, что на глазах выступили слёзы. Вопила в отчаянье, надрывая горло, срывая связки, роняя с лица драгоценные камни.

Образ черного водоворота / вихря достиг предела, и звук стал сверх-пронзительным.

Двое молчаливых людей с вежливыми улыбками смотрели друг на друга. Под торжественную мелодию, возвещающую об окончании дня, Принцесса протянула руку для приветствия будущего супруга.

Мощная точка. Внешне сдержанное торжество, грохочущее взрывами и штормом внутри.
Отлично. Впечатлило.
И страшно подумать, что дальше.

Очень насыщенные главы. Так грустно стало...

+3

307

"Но даже по звуку шагов Неха стало ясно, что разговор будет жёсткий." Звук шагов, как и поворот ключа в замке, очень о многом может сказать! Это да!

- Так и знал, что ты - всё тот же эгоистичный ребёнок. Несдержанный и злой! Как всегда! – сказал Нех..  Вот он – триггер, заставивший Тая вспомнить.
Понятно, почему Анайре ТАК боялась за свою внучку: и обереги, и заклинание забвения. Но… Чему быть, того не миновать.
А для Нэт–девочки быть принцессой эльфов – это всего лишь сказка, игра.

Начало 32 главы. Почему-то всплыли кадры заснеженного Ленинграда из "Иронии судьбы, или С легким паром!".
Описание владений Принцессы как мегаполиса все равно кажется чуждым, потому что в голове уже нарисовался другой, относительно средневековый мир, и не могу я себя уговорить. Я даже нашла объяснение наличия автомобиля и двухэтажного особняка, в котором жили братья: снаружи – одно (карета или хижина, например), а внутри – другое. Волшебство же!

" В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины." Круто!!! Вообще в тексте много таких крутетских мест.
" … которую он так жаждал увидеть.  И так боялся найти… Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти... искал хоть что-то, что остановило бы следующий шаг." И очень сильно хочется, и очень сильно колется. Но надо.

"Проклиная себя и свой дар," – только это и остается(((
"выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить… Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его… он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль… Всё будет хорошо. Это весело, правда, весело…" Грустно. Понятно, что Тай должен был стать темным, но всякий раз, когда он находился на грани, во мне теплилась надежда, что этого не произойдет.
А обратная дорога есть? *с надеждой на второй сезон* Или в первом все разрешится?

Интересно представился Ди! Неожиданно. Ощущение, что, сменив дворцовую одежду на костюмы, он и личность поменял. А его рассказ про братьев, точнее, про Неха, – почти как удар под дых.

Пока читала про Принцессу, параллельно возникали вопросы: это ее сон? это на самом деле? или ее воображение? Может, ее отравили и это предсмертная агония?.. Финал, конечно, эффектно дал ответ! Но…
Помнишь, Тайклот, ты писала минку про мальчика, которого похитили для выкупа и оставили в заснеженном доме? Вот там было емко и эффектно. У меня не возникало никаких вопросов, четкая картинка нарисовалась и финал был - Ах!

+2

308

Dream написал(а):

И то, что Нех будет мужем, а Тай - соблазнять миром магии, тоже как нечто предначертанное. Не зря Анайрэ так волновалась за Нэт.

Я бы уточнила, что Анайрэ волновалась за Нэт, в том, что она будет игрушкой или разменной монетой в военных и политических играх между побеждёнными эльфами и людьми. Так - отчасти - объясняется нежелание бабки заниматься Нэт серьёзно, то есть попытка сделать её обычной. А то, что могло прорваться случайно,  бабка замаскировала сказками. Братья, каждый по своему, слишком яркими были и привлекали к девочке слишком много внимания. И потом каждый из них мог ей навредить по мнению бабки. Она боялась и своим страхом искоренила братьев из жизни девочки - вот только сделала ли лучше - вопрос.
Не даром красной нитью проходят слова о том, что может сотворить страх - и что, соответвенно, любовь. Конечно, это темы восокооперные, но в бытовом смысле, мне кажется, их всё равно можно применить ко всему.

Dream написал(а):

... лишила основы его сущности. вспомнилось: "без любви синий маг опасен"

Верно. Это продолжение именно этой мысли)

Dream написал(а):

Красиво время замирает, напоминая о начале...

Хотелось словно замедлиться перед рывком.
признаюсь, над этой частью работала особенно усердно.
Подтексты, диалог, в котором люди говорят не то, что думают. Всё это надо было оформить и завершить принятием решения.
Спасибо.

Dream написал(а):

Неужели от... самого Тая?.. Черт, так драматично.

Да-с. Ведь Принцесса сделала его врагом для Нэт. Он принял решение. Но ему надо оттолкнуть, потому что то, что он задумал, совсем не сделает его героем в глазах Нэт, тем более, она-то правды не знает. А признаться он не может. Но только так он может что-то сделать для Нэт, освободившись от обязанности выдать Нэт Принцессе, иначе он просто предаст её. поэтому он предаёт, но вот таким образом.
Выбор из двух зол.
Решусь похвастаться, но дилеммы мне всегда нравились. Старалась подвести к этому. Но, конечно, наша любимая фокусная группа читателей поможет мне выяснить: на правильной ли я дороге или нет)

Dream написал(а):

В этой части понравилось, что стиль изложения передает высокомерие Ди)

Здесь именно Ди фокальный персонаж, поэтому всё передаётся только через его восприятие. Спасибо, что отметила это) Значит - удаётся)

Dream написал(а):

но надеюсь, о ключе не догадывается? Ааа, опасно!

Догадывается. В последней строчке он как раз и говрит. подводя к кульминационному моменту всей сцены, что. мол ключ оказалось уничтожить легче, чем Глаза Дракона, конечно, он выяснил, кто ключ. Поэтому и подослал убийц, а сам пошёл гулять дальше, праздновать почти свершившуюся победу!)) Хе-хе. Да, опасно. Надеюсь на Анну))))

Dream написал(а):

Эээ? Ааа! (нет слов, одни эмоции) И хорошо, что мы видим это максимально отстраненно, с ненавистью Принцессы,

ААААА! спасибо!))))
Так конечно, здесь фокальный Персонаж - Принцесса, весь эпизод только от её лица, поэтому и слова она подбирает, подходящие только её настроению и отношению. Поэтому-то Тай для неё - крыса, а не волк.
Так-то волк, канеш, а то!!)))) :love:

Dream написал(а):

Что ты знаешь о страданиях, Принцесса?! Он запечатал дверь собой, готовый погибнуть, во имя судьбы любви.

ДАААА!!!
*дай обниму*
Фуууух... Именно так это и должно выглядеть... *пот со лба*

Dream написал(а):

Мощная точка. Внешне сдержанное торжество, грохочущее взрывами и штормом внутри. Отлично. Впечатлило.

Просто спасибо. На это и расчёт.)

Этот долгий день, который начался в начале главы, закончился) Поэтому глава от начала к финалу - от дня через вечер к ночи - становилась всё монохромнее. Огромное спасибо, что ты, хоть и невольно, но это отметила, значит что-то мне отчасти удалось)

Теперь с уверенностью могу сказать, что Принцессу надо чуть приглушить с её страданиями. Она хоть и драматический персонаж, но всё-таки сила антагонизма. Не надо, чтобы она перетянула одеяло сочувствия с главгероев на себя. Слегка перегиб. И наши читатели это подметили своими эмоциями.
За это - огромное спасибо. Реально. Это очень важно в гармоничном построении истории!
Любая деталь, любой отзыв важен и нужен!

Отредактировано taiklot (2017-07-21 00:19:35)

+2

309

Светлана написал(а):

Понятно, почему Анайре ТАК боялась за свою внучку:

Даже сильно перестаралась. но, надеюсь, я объясняю это текстом, и читатель увидит так, как задумывала.))
Чужой страх попытался исправить всё заранее, но получилось только хуже, это да.

Светлана написал(а):

Я даже нашла объяснение наличия автомобиля и двухэтажного особняка, в котором жили братья: снаружи – одно (карета или хижина, например), а внутри – другое. Волшебство же!

Это тоже интересно)))

Светлана написал(а):

Круто!!! Вообще в тексте много таких крутетских мест.

Уиииии!  :love:

Светлана написал(а):

А обратная дорога есть?   Или в первом все разрешится?

Надеюсь, всё разрешится. Нельзя оставлять никого с обманутыми надеждами.

Светлана написал(а):

Помнишь, Тайклот, ты писала минку про мальчика

Конечно, помню. мне приятно, что и ты помнишь. Даже прям очень приятно!)))
Ну там наразрыв, там же ребёнок.

спасибо за отзыв!
Не премину еще раз поблагодарить за подробные разборы.
А с Принцессой мне всё ясно!)  8-)

+2

310

Про фокальных персонажей ясно. Потому и отметила, что удается это передать.

taiklot написал(а):

Догадывается. В последней строчке он как раз и говрит. подводя к кульминационному моменту всей сцены

Это так опасно, что читатель волнуется, думает над вариантом спасения... А ты так обломала последнюю надежду)

taiklot написал(а):

Поэтому глава от начала к финалу - от дня через вечер к ночи - становилась всё монохромнее. Огромное спасибо, что ты, хоть и невольно, но это отметила, значит что-то мне отчасти удалось)

Уточню: не невольно, а вполне осознанно, т.к. заметила это. Надо было написать в конце коммента, да.
То есть, все тебе удалось.  :flag:

+2

311

Всё, друзья! Скоро!)))

0

312

Увидела обновление - О!
Захожу, а тут облом)))(((

Ждем-с!!!

0


Вы здесь » Asiacinema » Творчество форумчан » Перламутровые кости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC