◄ Назад
▲ Вверх
▼ Вниз

Asiacinema

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Asiacinema » Творчество форумчан » Перламутровые кости


Перламутровые кости

Сообщений 301 страница 330 из 335

301

Светлана

Спасибо!  :love:  Я вся сияю, не-е, переливаюсь)

Светлана написал(а):

Царапнуло наличие телефона и короткие дубленки с узкими джинсами – чуждым показались. Вроде бы не было такого проникновения миров.


В начальном варианте первый абзац  описывал гномов, эльфов, магов. Отправила готовую главу Тай. Она напомнила, что вабщето мы в мегаполисе и т.п., ну вы уже знаете. Пришлось очень быстро исправлять. Честно, абзац сырой. Хоть я и согласна с сэнсеем, но надо бы подправить.
А вот телефонами пользуются Тай и Нех постоянно. Это был единственный вариант для Нэт. Когда писала эпизод, тоже он мне странным казался).

0

302

Dream
Спасибо! Огромнейшее просто! :love:

Dream написал(а):

Сложное магическое сплетение множества нитей.

Дело идет к завершению, вспомнила, как мы собирали предметы, связывали героев. Каждый автор плел общую цепочку  вслепую! Об этом думала и удивлялась, как нам вообще  удалось, пусть не идеально! Это точно магия.)

+1

303

А вот и я) Всем здравствуйте)
Прошу любить и жаловать.
красивей текст было разделить на две главы, так как-то по смыслу всё завершалось логичней, так что главы - две)

ГЛАВА 31 Автор: Тайклот

ГЛАВА 31
Уже в который раз за несколько часов, наблюдая только тишину и темноту за окном, Тай протянул ладонь к синему букету…
   
Брат не слышал его. Пошёл во Дворец, чтобы увидеть Нэт. Даже зная, что Принцесса и Ди в курсе о его воскрешении, Нех всё равно отправился на праздник, проигнорировал опасность, забыл, что чуть не погиб, отмахнулся от предупреждений. Знать бы, что было в этой записке для Нэт… И кто писал послание на самом деле – брат или эльфы, сидящие в его голове? Последняя встреча с братом закончилась дракой, потому что Тай отвёл Нэт во Дворец – но сильнее тогда возмутились именно эльфы. Почему? Они не хотели, чтобы Нех снял Печать, не хотели быть погребёнными? А теперь притихли и совсем не донимали брата. Возможно… возможно Нех… делал то, что они хотели? И Анайрэ здесь ни при чём.

Тай опустил голову и провёл ладонями по лицу. Затем опять, как в пыточной, протянул руку к столу и накрыл пальцами синие подвядшие лепестки.

Её ладони. Ладони Нэт в руках брата. Тёплые, хрупкие, нежные. Они дарили только ласку, даже мимолетным прикосновением, обычным скольжением кожи о кожу… Поэтому, сидя до полуночи в одиночестве, он проклинал себя за малодушное воровство, но держал ладонь на цветах и «читал» прикосновение брата к рукам Нэт, пока в очередной раз не задохнулся отчаяньем.

Следовало забыть Нэт. Он выглядел жалко и глупо. Забыть…

Анайрэ наложила подобное заклятие, но не пару лет назад… Давно. Знахарь так сказал. Анайрэ заставила их с братом забыть. Но она так легко не подчинила бы волю Тая, поэтому сделала своё решение близким к его - только так она навязала собственное колдовство.

Тай скривился от боли: сейчас кто-то словно процарапал остриём ножа по внутренней стороне черепа. Зажмурил глаза – и снова вспыхнули опалённые руны заклинаний Анайрэ - раскалённые добела иглы выжигали символы на внутренней стороне век.

Забыть Нэт… Почему? Почему он смог её забыть?

Дверь распахнулась, и в комнату без стука вошли Нех и Дара. Брат включил свет - и всё вокруг сделалось невыносимо резким и раздражающим. Зелёные цветочные обои, полосатая салатово-жёлтая мебель. Всё это словно потянулось к Таю теми растительными щупальцами, которыми маг-альбинос засадил прихожую и гостиную. Хотелось погасить всё это буйство ядовитых зелено-солнечных оттенков одним движением и погрузить обратно в мёртвую тьму.

Но даже по звуку шагов Неха стало ясно, что разговор будет жёсткий.

- Тай. А теперь объясни, что произошло! - Нех глядел твёрдо, почти не мигая. В перламутровом глазу крутились золотистые спирали. Карий потемнел до черноты. - Нэт пропала из Дворца. О какой безопасности для неё ты говорил?

Тай замер на секунду. Казалось, кожу со спины содрали граблями. Пальцы заледенели.

- К… как?

- А так! – хмыкнула Дара, заваливаясь в соседнее кресло. – Её Ди забрал. Вместе с эльфийскими костями.

Нех глянул на Дару - и та передёрнула плечами. Тай поднял ладони.

- Постойте, постойте… - Он распрямил спину, но уставился в ковёр под ногами. Мысли стеснили голову так, что, казалось, сейчас разойдутся швы между черепными костями. – Ди не мог открыть портал во Дворце. Никому это не под силу. Значит, он открыл его в каком-нибудь саду… это максимум, что он мог себе позволить.

- Да. И это случилось в полночь. В Зимнем саду, - медленно и тяжело проговорил Нех. – Она не могла там ничего делать в одиночестве.

- Она пошла туда специально! – закончили они одновременно.

- Никто и ничем не мог её шантажировать, - в этом Тай был уверен.

– Она забрала свои украшения, - закончил Нех.

- И кости долбанных эльфов, - буркнула Дара.

- Кости – это её оружие. Драгоценности – деньги, - братья посмотрела друг на друга - и ответ повис между ними, как стена.

- Она сбежала… - тихо, но твёрдо закончил Нех. – Она сбежала из этого Дворца, куда ты её засадил!

Тай поднялся. Дара вдруг расхохоталась, завалившись на спинку кресла.

- Да от вас она сбежала! Эта мерзкая дрянь кинула вас!

Братья одновременно посмотрела на Дару, но она нагло вздёрнула подбородок и продолжила вызывающе:

- Она получила, всё, что хотела – и тю-тю! Она сейчас отдаст Глаза Дракона Ди. И будет в шоколаде.

- Рот свой закрой!! – прошипел Тай.

- Тай, что ты ей наговорил?! Что ты ей сделал?! – Нех не кричал, но вопль словно прорывался через напряжённые мышцы лица и глубокую складку меж сведённых бровей.

- Ой, да что он мог сделать?! – Дара хихикнула, а потом зло бросила: – Я же его кастрировала! – она подалась вперёд, упёрлась ладонями в подлокотники и жалостливо протянула: - Не дотрооонуться до неё, да? А хооооочется, так хоооочется!

- О чём она говорит?

- Да о чём? – Дара посмеивалась. – Как ощущения, Тай? Да весь твой видок говорит о том, что ты к ней лез, поэтому и знаешь, о чём я сейчас. Далеко залез? Не думаю, чтобы очень, но при твоём упорстве…

- Тай, о чём она говорит?! – всё-таки крикнул Нех.

- А ты расскажи, расскажи братцу-то, - Дара призывно махнула руками. – Расскажи, что ты мне обещал на террасе.

Тай оглянулся на Неха, встретив гранитный взгляд, требующий немедленного ответа.

В голове поплыли картинки: Дара целует Неха, прижимается к нему, источая похоть даже через ментальное восприятие. Она лишь добивалась, чего желала, о чём договаривалась с ним тогда, осенней ночью в лесном доме, когда он позволил себя победить. Сейчас она вынуждала его признать правду, чтобы выиграть, заставить Неха сомневаться, как она и хотела, ведь она так же была уверена, что Нэт во Дворце - только чтобы Нех до неё не добрался.

Тёмные плети эльфийской силы разрезали воздух. Извивающиеся щупальца ринулись во все стороны - стол, кресла и технику смахнуло с мест и с треском взорвало о стены. Синие цветы взлетели к потолку и рассыпались лазуритовыми лепестками, тогда как Дару сбросило с кресла -  и она, охнув, распласталась у ног Тая. Перевернулась, но Тай присел на одно колено, прижал её плечо к полу, процедил в лицо:

- Заткнись, ты!

Она взбрыкнула, попытавшись высвободиться, попала ему по лицу ладонью, и он припечатал запястье к полу. Синие лепестки кружили вокруг, подхваченные в торнадо беснующихся эльфийских плетей.

- Тай!! –  Нех отдёрнул и оттолкнул одновременно, и, подсев рядом с Дарой, загородил её плечом. Тай выпрямился, отступая, его, как пьяного, водило из стороны в сторону.

- Так и знал, что ты - всё тот же эгоистичный ребёнок. Несдержанный и злой! Как всегда! – сказал Нех через плечо, помогая Даре подняться и прикрывая её.

Синие лепестки кружили по зелёной комнате. Жёлтые полосы на обоях – как солнечные лучи пронзали синий дождь. Тай отступал к стене, сдавливая виски…

-…ты всё такой же ребёнок! Несдержанный и злой! – громкий юношеский голос в голове. Синие лепестки падают сквозь прозрачные золотые лучи. Зелёная трава блестит после грибного дождя россыпью изумрудов.

- Ты, эгоистичный, незрелый мальчишка. За тобой глаз да глаз! – теперь владелец голоса проступает сквозь изумрудно-солнечную дымку. Нех. Только намного моложе, юноша. - Зачем ты увёл её сюда?! Её бабка места себе не находит! Еще и кольцо украли!

- Не украли… - насупившись, возражает черноволосая девочка, которую Нех отпихивает себе за спину резким движением. – Я Таю показать взяла. Это ключ к вечной жизни, ключ в Валинор.

- Вот как? – Нех прищуривается, чуть оборачивается, смотря на девочку сверху вниз взглядом полным скепсиса. – Я вас здесь-то еле нашёл, а вы еще куда-то собрались?!

- Ну, не сейчас же собрались! – девочка чуть морщится, словно злится, что её слова не принимают всерьёз. – Я буду Принцессой эльфов, и меня ждут удивительные штуки, каждая из этих штук будет волшебной. Эльфы делаю волшебные вещи. Ты знаешь?

Нех переводит внимательный взгляд на брата.

- Это правда?

Тай молчит, чуть пожимает одним плечом. Он зол и раздражён, что Нех явился сюда сейчас, но брат не отступает, голос его серьёзен:

- Мы можем попасть в Валинор при помощи этого перстня?

- Да. Я буду там принцессой. И все волшебные штуковины будут моими! – девочка выходит из-за Неха и вскидывает подбородок. – И тогда я смогу быть волшебницей, как Тай!

Нех присаживается на корточки перед ней и, вертя перстень в пальцах, усмехается:

– Я стану тебе мужем и тогда ты будешь меня слушаться. А с волшебными штуковинами я и сам как-нибудь разберусь. Не хватало еще тут двух сумасшедших волшебников на мою голову.

Он задумчиво кусает губу, что-то обдумывая, но девочка упрямо дёргает его за рукав.

- Отдай!

- Не отдам, Нэт! – он подмигивает ей. – А будешь глупой принцессой, так я тебе еще и по попе настучу.

- Я - принцесса!

Нех хмыкает в кулак и щёлкает пальцем ей по носу.

- Будешь делать, как я скажу!

- Нет! – кричит она.

- Да!

- Нет, нет, нет!

- Да, да, да! А то не получишь своих волшебных штуковин, глупая принцесса! Попробуй-ка отбери!

- НЕТ! – крик вырывается сам собой. Тай даже подумать не успевает, ярость вырывается, как выброшенная из жерла лава. Он хочет крикнуть что-то еще, обозначить то негодование, что испытывает, как-то объяснить, но ничего не выходит. Он не понимает, что хочет сказать, не может указывать брату, но и не в силах слышать, насколько свысока тот говорит с Нэт. Смущение, неловкость, желание провалиться сквозь землю. И заставить его замолчать. Только бы он замолчал!

Земля вздрагивает, взбугривается у Нэт под ногами. Девочка вскрикивает, бросает ошеломлённый взгляд на Тая. Почва взрывается фонтаном, цветы брызжут в небеса - и корни, песок,  камни подхватывают Нэт, взвивают высоко и аккуратно усаживают в мягкую траву на вершине огромного мрачного трона, а Неха одновременно приколачивает к земле у его подножия - острые корни, словно пики, прошивают плечо, разрывают кожу и пришивают к земле, заставляя склониться.

Тай тяжело дышит, сплавляя камни ручьями жидкого золота. Нэт, притихнув и крепко вцепившись в один из подлокотников, растерянно смотрит на братьев сверху. Нех кричит от боли, пытаясь высвободиться, но ни словом не обращается к Таю.

Синие лепестки кружат в небе.

Тай судорожно шепчет заклинание - и живые пики, как змеи, выползают из тела брата, но оставляют страшную разворочанную рану. На траву струится кровь, но Нех стискивает зубы и упрямо молчит, даже не стонет. Цыкнув, он медленно поднимается с земли, придерживает трясущуюся покалеченную руку.

- Он – синий маг, - серьёзно говорит Нэт сверху.

Нех морщится и отвечает:

- Поэтому он опасен, тем более для эльфийских принцесс.

- Говоришь, как Анайрэ… - девочка морщится и отрицательно качает головой. Потом кладёт руку на сердце и тихонько добавляет:  – Просто хорошая сила пропадает, если здесь… пусто.

- Вы еще ничего в этом не смыслите, ребята, - усмехается Нех через боль. – Блин! Жёстко ты мне вдарил, Тай. Ты иногда реально очень опасный, только и гляди, чтобы себя не покалечил!

- Потерпи, Тай сейчас тебя вылечит. Но я слышала, что шрамы украшают мужчину, - серьёзно замечает девочка.

- Что, правда? – Нех смеётся и морщится. – Твоя бабка и так хочет наколоть нам защитные амулеты от Тая, у неё бзик, а теперь вообще крышу снесёт. Попрошу наколоть прямо поверх шрама, дам понять, что ерунда. Но Анайрэ очень зла. Ей плевать, кто тут синий маг. А я не хочу, чтобы брат страдал…

Синие лепестки  кружатся в голубом небе, прошитом золотистыми всполохами…

…Тай закрыл лицо ладонями, прислонился спиной к стене, а затем медленно сполз на пол.

- Ты абсолютно не контролируешь себя! – проговорил Нех.

Аааааааааааанайрэ пппппппррррраввввввааааааааааааааа… она ппппппрааааааваааааа … всёёёёёё отняяяяялллллллааааааааааа у тееееебяяяяяя…. Прааааааавввваааааа….. отняяяяялллллаааааа всеееееггггоооооооо тееееебяяяяяяяяяяя…. Тттттыыыыыы…. Ничтоооооооооо….

Тай посмотрел в глаза Неху. В них не кружилась перламутровая метель, как прошлый раз, но эльфы опять зло усмехались и слали очередное проклятие.

- Он не поранил тебя? – спокойно спросил Нех, бросив взгляд на Дарины плечо и запястья.

- Да брось ты! Он ничего мне не может сделать! – раздражённо буркнула Дара, не торопясь, впрочем, высвобождаться из его рук. – Он же повязан кровью. Он раб Принцессы, теперь кишка тонка меня натянуть, я ж его держу заклятием.

- Что?! – Нех обернулся. Посмотрел так, словно только что услышал самую мерзкую вещь в жизни. Гранитовые глаза сузились, когда он поймал взгляд Тая. Затем Нех медленно приблизился и протянул руку.

Тай поднялся, и Нех привлёк его к себе. Обнял. Затем отпустил и резко развернулся.

- Я больше не буду спрашивать, что там имела в виду Дара. Но ты зашёл слишком далеко, младший, - произнёс он на пороге и аккуратно закрыл дверь.

ГЛАВА 32 Автор: Тайклот

Снег густо валил с низкого неба, и Тай поднял воротник пальто. По улицам одна за другой ехали снегоуборочные машины, но и они не успевали справляться со стихией - город медленно погребало под белым тяжёлым покровом. И мегаполис словно дремал с самого утра. Хотелось лишь ловить взглядом медленно падающий снег и думать, что, наверное, застыть так, созерцая вечность, намного лучше, чем бешено ловить ускользающий миг. 

Редкие прохожие, кутаясь в пальто и пуховики, проходили мимо и с подозрением поглядывали на Тая, который посреди заснеженной улицы ножом вырезал на ладони послание. Связанная намертво по крови Дара, конечно, передаст Принцессе очередной отчёт: да, он не нашёл Нэт, как было приказано. И пусть это звучит дерзко, но Нэт сбежала более месяца назад, а приказ поступил только позавчера, так что он хоть и Мастер, но не бог.

Буквы выходили неровными и резкими, выдавая злость и раздражение. Кровь стекала по ладони и капала на снег, на белое полупальто и на ботинки. Резанув последний раз, Тай сжал ладонь и дрожащими от ярости губами прочитал заклинание на исцеление. Затем убрал керамбит в чехол и натянул тёмно-коричневые тонкие перчатки.

Сопротивляться приказу невозможно, оставалось только дольше ходить окольными путями. Или искать другой выход.

Тай взмахнул ладонью, снег взвился вьюнами, а потом рухнул на землю тяжёлыми чёрными каплями, лёд под ногами запузырился, когда через край раны  мироздания выбились тёмные и словно липкие языки пламени. В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины.

В Залесье Тай приходил, как узнал о побеге Нэт. Отправился сразу. По воспоминаниям брата нашёл скалу в форме сердца и пещеру, где обнаружил Глаза Дракона. Не было только Нэт. Она не пришла сюда. Она просто исчезла из их жизни. Сейчас, спустя столько времени, Нэт здесь тем более быть не могло, но Тая обязывали отчитаться.

Придерживая у горла воротник пальто, он заглянул внутрь пещеры. Камни вокруг рассыпались в щебень, но некоторые торчали обломками, как гнилые зубы в чудовищной разворочанной пасти. Снега вокруг не было, он таял над Кристаллами, вспыхивая искрами в неярких солнечных лучах. Зимой день заканчивался быстро, поэтому, как только солнце переваливало за полдень, становилось сумрачнее, к тому же небо затягивало тучами, и в окружении каменных стен яркость угасающего дня приглушалась вдвое. В тени эльфийских цветов, превратившихся в камни со смертью Анайрэ, стояли два мага. Один из них прислонился к поблёскивающей перламутровой глыбе и монотонно читал заклинание. По его приказу время в куполе над Глазами Дракона неслось со скоростью света. Годы, десятилетия, столетия – они стирали волшебные скалы в порошок, но только Глаза Дракона всё еще стояли нетронутые в кучах перламутровой пыли, и поблескивали, словно их надраили полиролью. 
Маги обернулись одновременно, Тай ринулся вперёд из снежной завесы, плечом толкнул всё ещё бормочущего мужчину в круг без снега – миг! – пустота. И заклинание рухнуло. Второй маг уже поднимал пистолет, но Тай ударил по запястью, подрубил руку. Оружие звякнуло о камни, а противник уже лежал на животе, лицом в песок, с заломанным за спину локтем.

Маг был на грани истощения, поэтому сопротивлялся вяло. Роль «проводника» полностью лишила его воли, и он растерянно озирался, ища взглядом жизненно важную энергетическую подпитку. Тай оглянулся. Небольшой сундучок, доверху набитый алмазами и сирлидоном, стоял всего лишь в шаге от них. Энергия древних магических камней била гейзером над скалами, устремлялась в серое небо, терялась в мутном дымке наползающих облаков. Тай выпрямился и поднялся над распростёртым противником, который едва сумел перевернуться на спину, но Тай прижал ботинком трясущуюся, тянущуюся к камням ладонь - тонкие кости заходили ходуном под подошвой - снял перчатки, наклонился и вытянул из сундучка массивное ожерелье, гибкое, упругое и холодное, как змея. Сейчас оно и стало змеёй, мерзкой тварью, которая укусила его, напав со спины, коварно, когда он не ожидал… Ожерелье Нэт. Не успев осадить себя, опомниться, он уже потянулся к ней и… услышал её просьбу об укрытии, а после – звон серебряного колокольчика и приказ Ди…

Застонав в отчаянье, Тай поднёс украшение к лицу и закрыл глаза.

Камни рассказали всё…

- Нээээт… - тихо прошептал он. – Что же ты наделала, Нэт…

Белое золото, обрамлявшее камни, плавилось в ладони, перетекало, обретало новую форму: вытянулось, заострилось, превратилось в смертоносный стилет, украшенный грудой драгоценных камней, что стали гранями клинка.

Резко пригнувшись, Тай занёс оружие над магом.

- Говори, это Ди приказал уничтожить Глаза Дракона, так?

Маг вдруг вскинулся, схватился цепкими пальцами за клинок и ринулся на него, одновременно выкрикнув приказ…

…и в руках Тая осталась пустота. Воронка поглотила раненного мага мгновенно - убивая себя, он ввел в тело колоссальную дозу энергии, которая помогла вырваться из этого места.

Секунду Тай взирал на опустевшие ладони и кровавое пятно на взрыхлённом перламутровом песке. Потом поднялся, осматриваясь. Серая мрачность, тишина. Блестящие глыбы с отполированными овальными зеркалами в обрамлении узора из диковинных цветов. Реликвия эльфов, так необходимая Принцессе. Но, как оказалась, не так необходима, как Нэт, раз на беглянку всё-таки началась охота. Прошедшее с побега время, пока Принцесса не поднимала шума, теперь только подтверждало, что поиски велись отчаянно, а Тай – это мера, к которой Небесная не хотела прибегнуть и выдать свой интерес. И вот он здесь. На пороге убежища женщины, которая спряталась от них, и которую он так жаждал увидеть.  И так боялся найти.

Тай запрокинул голову и тяжело вздохнул, выпустив клубы пара в морозный серый воздух. Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти. Он закусил губу и, борясь с приступом удушья и тщетно озираясь по сторонам, искал хоть что-то, что остановило бы следующий шаг. Взгляд наткнулся на углубление в скале - яростная энергия эльфов била оттуда, как жар из доменной печи. Тай шагнул внутрь круга и прикоснулся  к каменной глади, где осталась странная отметина в виде раскрытой книги. Даже углубления от завернувшихся листов были отчётливо видны на отшлифованной поверхности.

Книга Эльфов. Здесь была та самая  чёртова книга, которую так и не отдала ему Анайрэ!

Тай устало опустил голову.

Всё равно. Теперь уже – всё равно.

Он обречённо скользнул пальцами по гладкой поверхности…

-… знаешь, что за книга? – тихо спрашивает девочка.

- Не-а, - отвечает Тай, разглядывая здоровенный фолиант, который девочка едва выгребла из бездонной сумки.

- Это Книга Эльфов. Анайрэ читала её, смотрела через своё волшебное озеро, а я узнала… что Ключ к Глазам Дракона - не перстень, - она заговорщицки мотает головой, и черные косы гладят её по плечам. Тёмные глаза, блестя зелёными искрами, смотрят на Тая хитро-хитро.

- Ключ – Глаз Эльфов - это… - она улыбнулась в полный рот.

- Ключ – это… - он абсолютно заворожён.

- Это Принцесса эльфов… - тараторит она и тут же вскрикивает: - Клянись, что не выдашь меня!

Она кладёт ладонь на твёрдый переплёт, обтянутый кожей и оббитый потемневшим серебром. Тай прижимает своей ладонью её.

- Я клянусь. Я клянусь, что никогда не выдам тебя, моя Принцесса.

- Анайрэ говорит, что эта тайна навредит мне… Если это так, ну, если правда… ты должен будешь забыть меня. Клянешься?

Мальчик мучительно ищет самый безопасный ответ. Но его нет. Потому что в клятве не может быть компромиссов.

- Я клянусь… - тихо выдыхает он. – Пожалуйста, не выдавай себя, ладно? Не заставляй меня забывать!

Я не хочу тебя забывать…

Она приставляет палец к своим губам и улыбается.
 
Я не хочу тебя забывать!

Но она продолжает улыбаться. Это всё шутка! Это весело, правда, весело.

- Ты будешь принцессой, - мальчик усмехается. – Уж это я тебе обещаю!

- Бабка говорит, что ты – невыносимый хвастун!

- Хвастуны ничего не могут. А я – могу!  - заявляет он и шепчет в траву.

Со всей поляны в воздух поднимаются белые цветы, они кружатся в синем небе, как снег, и падают на их чёрные волосы.

- Только – тсссс! – еще раз шепчет девочка.

Это весело. Правда, весело. Никто никогда не решит за них. Никто не узнает!

Я не хочу тебя забывать! Слышишь?!

Мальчик смеётся, и книга захлопывается сама собой, поднимая с их голов вихри белых лепестков…

…Белые лепестки падали на его волосы. Рука соскользнула с глянцевитой скальной поверхности. Ветер внезапным порывом заскочил в это гиблое место - каменные листы исчезнувшей эльфийской Книги будто приподнялись, а облако белых соцветий – крупных снежинок – закружилось возле лица, прикоснулось к опущенным ресницам.

Он забыл, потому поклялся самой Нэт. Анайрэ попросту воспользовалась этим. Но в глубине души он помнил… помнил, кто Нэт такая… И пытался сделать всё, чтобы она была неприкосновенной и получила свою власть, о которой грезила девчонкой. Он подчинялся только её приказам. Именно поэтому, защищая Неха, он так жестоко обошёлся с Карой - сжёг её в вечности, без следа, до основания, до последней мысли… Потому что она – узнала, кто такая Нэт. Нех так же начал вспоминать то, что запечатала в их головах Анайрэ… и Тай взялся за нож. Готовый любым путём закрыть рот тому, кто произнесёт правду вслух.

Только не брату…

Только не Неху…

Который когда-то, в свою очередь, обещал всегда защищать их.

          Проклиная себя и свой дар, Тай потянул энергетическую нить драгоценного клинка, оставшегося в груди у сбежавшего мага, и шагнул за ней в чёрную пропасть…

***

- Я не могу! Я не смогу! Это слишком серьёзная рана! – Нэт почти кричала.

Она склонилась над умирающим мужчиной, из груди которого торчал острый обломок металла, сияющий драгоценными камнями, как царский скипетр. Дышал раненый с бульканьем, говорить не мог, но взглядом умолял спасти - самостоятельно он не выкарабкался бы, потому что иссушил себя до дна.

По озеру – бескрайней матово-свинцовой глади – ветер надувал мелкие волны на наледь возле песчаного берега. В небе медленно, словно сопротивляясь ветру, парили, раскинув крылья, чайки. Казалось, что они застыли на одном месте. В полной тишине. Словно вморозились в небо, заледенели, как и всё здесь - вода, небеса, ветер … и взгляд Тая, прикованный к фигуре женщины у озера.

Нэт в отчаянье стянула с пальца кольцо Анайрэ… она не могла смотреть на умирающего, но и раскрывать тайну волшебного подарка наверняка боялась. Ведь мужчина был человеком Всесильного Ди, но она всё-таки схватила умирающего мага за запястье.

Тай перехватил её ладонь, перстень дрожал в тонких перламутровых пальцах. Другой рукой выдернул стилет из груди мага и шепнул в зияющую дыру заклинание. Раненый вздохнул в полную силу, и Тай отправил его в сон - свою миссию маг выполнил, но убивать его на глазах у любимой женщины не хотелось.

Нэт смотрела на Тая. Смотрела на свою руку в его – и словно не понимала. Затем отдёрнулась, высвободила запястье, отступила.

- Привет, Нэт… - прошептал он. Ветер развевал её волосы, они скользили по лицу, шее, груди. Свинцовая тяжесть озера и неба словно слились, поглотили горизонт за её спиной – и теперь девушка будто парила в облаках вместе с птицами. Белыми птицами, замершими в сопротивлении ветру.

- Как… - едва слышно проговорила она.

Клинок в его ладони превращался в ожерелье. Оно тяжёлой россыпью камней повисло на ладони. Без Нэт в этой дорогой безделице не было ни жизни, ни смысла.

- Это же был не подарок, милая Нэт, как ты могла разбрасываться подобными вещами? Я ж разорюсь, отдавая проценты, - он грустно улыбнулся, сердце заполнила тоска, и оно, как камень, погружалось в тёмные воды скорби.

Она понимающе кивнула, но на лице не было разочарования, словно она знала о его словах заранее. Он чуть наклонил ладонь - тяжёлое кольё соскользнуло и упало в песок возле ног.

- Отдают то, что ненужно… Но ты реально отчаянная, раз решила утереть мне нос при помощи Ди, - Тай хохотнул. – Я оценил. Настоящее удовольствие - быть посланным за самонадеянность так изящно.

Нэт отвела взгляд, поджала губы, а затем проговорила:

- Недавно из-за меня погиб человек. Моё решение стоило кому-то жизни. Но даже так. Я принимаю решение сама. И я несу за него ответственность. За то, что не понимала себя. За то, что не там искала ответы на свои вопросы. За то, что совсем не знала себя. За то, что изменилась. И мне не жаль. Я просто пойду дальше.

- Но ты явно переоценила меня, - хрипло перебил Тай. Ветер срывал слова с губ, уносил их в мрачную, застывшую даль. – Кажется, ты до сих пор не поняла, каким дерьмом я могу быть? Ты думаешь, я поблагодарить тебя пришёл, за то, что ты сделала?

- Я просто закрыла эту дверь – чтобы открыть следующую. Мне нет дела до твоей благодарности… и твоя ненависть меня не пугает. Мне нужно время… мне оно необходимо, чтобы я не возненавидела себя сама, - она упрямо смотрела в сторону.

– Но я всё-таки нашёл тебя… - голос предательски треснул. – Нашёл, чтобы услышать. Так скажи мне это в лицо. Что я обидел тебя, унизил, используя в своих целях, давил и был козлом. Ну, давай, я хочу послушать!

Клубы поднимающихся туч погружали мир в вечер. Растворялись во мгле берега, мосты через две реки, серые коттеджи, что стояли вдалеке меж рек – всё это затягивал в себя сумеречный туман, связывая мохнатыми нитями воду и небеса.

- Мне кажется, я уже всё сказала…

- Тогда тебе надо было лучше прятаться, – улыбнулся он. Ветер с воды полоснул по лицам ледяными кнутами, выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить. – Увы, в этом ты не так сильна. Тут твоя бабуся была права. Мы как-то договорились доверять друг другу. А разве я когда-то обманывал тебя, милая Нэт? Не припомню. Так вот… ты очень разозлила меня. Знаешь, как меня отымела эта холодная стерва Принцесса? Прям по полной. А я очень не люблю выглядеть идиотом, - Тай закатил глаза и деланно вздохнул, хлопнув себя по лбу пальцами. – А брат предупреждал меня о женщинах, ну, как в воду глядел, ей-богу…

- Можно не упоминать всех твоих женщин всякий раз, как встречаешься со мной?

Он криво усмехнулся, закапывая ботинком ожерелье в песок. Зелёные камни тонули в промёрзлых серых песчинках. Нэт, приложив ладонь к ключицам, взирала на кощунственное обращение с изящной вещью.

Казалось, что вместо души у него – бездонная воронка, куда сливались отчаянье, страх и ненависть к самому себе, в голове – пронзительный писк при полной тишине вокруг, словно уши заложило. Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его.

- Тай!

Она шагнула навстречу. Её волосы касались его лица. И от прикосновения не было больно. Её локоны словно гладили кожу, успокаивали. Но нет, всё это лишь обман, всего лишь ветер. Как и брат, она так же обнимет, разочаруется и уйдёт… Он облажался. А ведь Принцесса прямым текстом спрашивала, она ждала Нэт… Кости, чтобы спровоцировать эльфов и заставить их призвать повелительницу и выдать Нэт, потом её кровь, чтобы проверить, что это Эльфийская принцесса на самом деле… Всё, всё с самого начала! Кара просто не успела тогда, в первый раз… она охотилась за Нэт, но всё сорвалось. Нех встал на её пути, а Тай просто стёр Кару с лица земли… Принцесса наощупь начала всё сначала, но теперь он сам… он сам привёл Нэт к Небесной… он сам… Он оказался неправ, а Анайрэ была права: его надо было послать ко всем чертям! И бежать, бежать, бежать…

Она смотрела на него пронзительным, затягивающим, словно омут, взглядом, в котором поблёскивали изумрудные искры.

Он протянул руку и убрал волосы с её лица, чуть задержался пальцами на щеке.

– Здесь так холодно, у тебя щёки ледяные. Как досадно, должно быть, мёрзнуть в одиночестве… Поэтому беги отсюда, пока я не устроил тебе горячий вечер.

- Тай, перестань же! Это отвратительно!

Он помолчал, кожа на его ладони плавилась от прикосновения к её лицу. Невыносимо. Он думал, что решит эту проблему проще и сможет хоть иногда ощущать её руку в своей без боли. Да, он сможет… Но теперь это всё бессмысленно, если он предаст её и больше не увидит. А он должен увидеть! Он не вынесет, если её не будет рядом… Он сделает всё, чтобы видеть её, он пойдёт до конца.

- Я же сказал, что ты очень разозлила меня, милая Нэт. Ты не потянешь такого врага, как я, - вызывающе усмехнулся он. – Я в ярости от того, как меня отымели, но брат здесь ни при чём. Так что бегите с Нехом. Я скажу ему, где тебя найти и, пожалуйста, можешь снова назвать меня тварью, но не спорь. Потому что только Нех в состоянии защитить тебя от… - Тай запнулся. – А Ди, нет, уже не сможет помочь тебе, не сможет спасти, так как я попросту сотру его в перламутровый порошок, если он встанет на моём пути. Вместе с его идиотскими камзолами.

Нэт лихорадочно блуждала растерянным взором по его лицу, и хотелось схватить её взгляд, притянуть к себе, утонуть в глазах, стать частью её воли, успокоиться или уничтожить всё – лишь как она пожелает. Но глупо было даже мечтать о подобном, когда он наделал так много ошибок.
- Тай, что всё это значит?! – в глазах Нэт плеснулась тревога.

«Это значит, что я снова влюбился в тебя! Как полный кретин, снова пожелал того, что мне не принадлежало!» - хотелось крикнуть, но он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль, и отступил:

- Это значит, что я в курсе, каким могу быть утомляющим. А ты думала, я не подозреваю? Улыбнись, моя эльфийская принцесса…

- Как… как ты назвал меня?! – она подалась к нему, протянула руки, почти готовая заключить в объятия. – Тай, постой! Я приказываю!
Остановись! Остановись, упрямый эгоист! Да стой же!

– Всё будет хорошо. Это весело, правда, весело…

За её спиной алое солнце разрезало кровавой раной густые облака у горизонта.

- Живи, как хочется тебе, моя милая Нэт, - прошептал он, когда Нэт осталась по ту сторону реальности, и портал захлопнулся перед его лицом.

***

Ди надавил на кнопку звонка и резко одёрнул рукав пиджака. Деловые костюмы раздражали. Здесь, за пределами Дворца, без свиты, знаков отличия, без одежд, полагающихся про Дворе, казалось, что эти пиджаки и брюки окончательно лишали возможности не только говорить, но и жить. Как другим удавалось – не понятно. Вот в частности этой Нэт… Спрятав эльфийку в жилом комплексе, построенном меж двух рек, он сделал её невидимкой, но самому оставаться невидимым – нет, увольте! А теперь еще и томиться возле закрытой двери, ожидая, когда эта гордячка соизволит открыть дверь – вот уж сущее мучение.

Ди поставил тяжёлый кожаный кейс на пол и резко выдохнул в нетерпении.

Жаль потерянного времени. Знай он, что задумала Принцесса, ловко провернув дело с заданиями для претендентов на её руку, он бы уже давно решил проблему, а не ставил бы бесполезные опыты над Нэт, пытаясь выяснить, зачем это Принцессе понадобилась капля крови некой женщины из другого мира. Регенерация, думал он, способность к бесконечному исцелению… да уж.

Из-за этой оплошности глупо настроил против себя и братьев Моринехтар, едва не замучив младшего в застенках. Но, что сделано, то сделано. Вообще страшно утомили все эти выскочки, которые что-то о себе мнили! При его-то стараниях, откуда такие вообще до сих пор брались?!  Да уж, этот мир еще далеко не совершенен… но это его мир. И, в конце концов, даже предав свои перламутровые кости, он заставит этих мерзких смертных подчиняться лишь его воле. Они за всё ответят перед его растоптанной гордостью.

- Зачем вы здесь? – холодность высокомерной эльфийки граничила со стужей за окном.

Ди, не разуваясь, прошёл в гостиную, откуда открывался вид на озеро. Небо затянуло тучами, только над горизонтом расплывалась рваная кровавая полоса и над холодными водами озера поползли умирающие лучи заходящего солнца. Ди сел в кресло напротив окна, наслаждаясь видом.

Солнце еще не село - это на руку. Скоро этот короткий, но ныне долгий, очень долгий зимний день закончится – и всё подойдёт к своему завершению.

- У меня всего лишь праздное любопытство и предупреждение, - выдал он заготовленную полуправду. – Возможно, что отсюда придётся съехать… Два дня назад Принцесса отдала приказ найти тебя. И не кому-нибудь, а младшему из Моринехтаров. Так что ты понимаешь – Принцесса в ярости и не шутит, а две реки нас уже не спасут. Так вот мне любопытно… чем же ты так заинтересовала Её Высочество?

- Я не боюсь Тая! – резко ответила Нэт, почему-то услышав из всего сказанного только это. Ди приподнял брови, но решил не комментировать, только постучал пальцами по ручке стоящего у ног кейса, обдумывая следующий вопрос.

- А Её Высочества ты не боишься? – он прищурился.

Красная полоса заката легла на паркет между ним и женщиной, как дорога, по которой они никогда не пойдут вместе.

- Принцесса мне никто. И у меня нет ничего для неё.

Ди прищурился на сгущающиеся сумерки. Нэт – не знала. А значит – не знал никто.

До ноздрей донёсся терпкий запах раскуриваемых трав. Через вентиляцию и через все поры дома квартира пропитывалась ароматом зверобоя. Текучая вода, зверобой, солнце… возможно, это было лишним - Нэт закопала кости, что давали ей силу и могли защитить - но предосторожность никогда не мешала. Только надо еще потянуть время.

- Возможно, она злится, что я украла кости эльфов… - проговорила наконец Нэт.

- Коне-ечно, - Ди усмехнулся. – Конечно, она злится. Ведь кости были залогом выполнения данного Мастером обязательства. А он его – не выполнил. Ну, я думаю, это сущий пустяк, пожурит немного, он для неё ценный пёсик. А твоё желание помочь Неху – благородно. Ты же пыталась избавить его от проклятия, зарывая кости, так? И покончить со всем, поставить точку, довести дело до конца и отплатить благодарностью. Понимаю, понимаю… Старая байка. - Ди хмыкнул. - Калегорм рассказал? Он вообще благородный эльф, правильный, достойный. Он хочет лишь счастья своему народу. А не тоски. Ты же знаешь, что эльфы умирают от тоски, верно? Вообще странно, если бы Калегорм позволил своему народу вымереть именно так, хоть и порицает действия тёмных эльфов с их стремлением добыть для себя справедливости.

Нэт нахмурилась, глядя, как кровавая река умирающего солнца струилась между ними.

- Я, юная леди, всё-таки скажу, что Печать с Неха не снята…  - Ди поморщился и постучал пальцем под правым глазом. – И эльфы не отпустят его так просто. Представляю, как они злы на то, что ты заботишься об этих мужчинах больше, чем об эльфах, твоём народе. Ну, пришлось им  слегка тебя подтолкнуть: исполнить долг, пробраться во Дворец, послушать Принцессу, вручить Мастеру клинок.

Ди вздохнул. Девушка застыла, стараясь держать лицо, но явно в замешательстве:

- Эльфы не отпустили Неха?

- С чего бы? Всё же идёт по плану! Кстати, Нех-то и подкинул им идею. Он-то забыл всё - ведьма Анайрэ постаралась… только я много чего услышал по его телу. Мастер, видимо, никогда не читал так глубоко, ведь между братьями не было секретов. Мне не жаль, я могу рассказать. Представь, что Нех каким-то образом узнал, что есть путь в Валинор. И то, что дверь – Книга, а ключ – перстень. Это было очень давно, он был юн, но уже очень амбициозен. Братья благородных кровей к тому времени остались нищими сиротами. Никому ненужные мальчишки, у них не было ничего и никого, кроме друг друга. И яростного желания быть кем-то. Здесь, в этом мире, без власти ты никто. А деньги приносят власть - так считал Нех и был прав, конечно. Что он мог – это зарабатывать деньги. Волшебство из ничего. Правда, у него был брат, которого можно было использовать…

Нэт скривила губы. Ди поднял ладонь и пренебрежительно махнул пальцами.

- Ах, не стоит дуть губки. Это был и остаётся отличный симбиоз, и никто не внакладе. Только вот Неха всё это… скажем так, угнетало. Он вроде как поклялся брата защищать, а выходило напротив, бросал его иногда в самое пекло. Ну, в этом тоже был смысл, сумасшедшего мага, которого Анайрэ лишила основы его сущности, надо было иногда заземлять, но это другая история… Нех хотел мощи, силы, защиты для братца. Всё это могли дать вещи, сделанные самими эльфами, подумай, кем бы они стали, имей такие артефакты в руках? Это могло бы урезонить Тая, сделать его более покладистым, а Неха – практически вывести за границы чьего бы то ни было подчинения. И они  бы перестали делить те самые синие штаны…

Нэт заметно сжалась, прикусила губу, но промолчала, хотя он, скорее всего, попал в точку.

- Да, не верится, как много скрыто у нас в подкорке, - усмехнулся Ди. – Так вот, добраться до Валинора Нех мог только через тебя, Нэт. То, что он влюбился, дело, конечно, поменяло, но не для Анайрэ. Для неё оба брата стали и остались врагами, полагаю, до её кончины. Она не верила им, потому что старший работал на меня, однако, с самого начала именно он меня пытался… как это нынче говорят?.. кинуть, да. Поэтому снова пошёл в Залесье за Книгой и перстнем… но эту историю, ты, кажется, уже знаешь…

- Валинор – мир любви, это мир эльфов, ничего преступного Нех бы не сделал!

- О, да… мир любви. Рай, к которому стремятся тёмные эльфы – это уже не рай, юная леди. Это просто место. Место, в котором не любят - не рай. Никто не создал этого рая. Поэтому эльфы попросту возьмут своё же, тот мир, из которого их изгнали. Вот этот самый наш мир.

Нэт отступила в потрясении, красное зарево омывало ноги и подол её длинного белого платья, как кровь, которая грозилась пролиться, но за эту кровь никто не хотел брать ответственности.

- Этот мир станет Валинором. Миром эльфов. Вот и всё. Все люди, все здешние устои, реалии, законы – погибнет, когда откроются Глаза Дракона. Вот что мог сделать Нех, ведомый желанием быть сильнее. Вот что хочет сделать сейчас Принцесса, желая быть свободной. Вот чего добиваются тёмные эльфы, жаждая заполучить обратно свой мир.  Поэтому они помогают тебе и Небесной, а меня стремятся убить. – Он помолчал, посмотрел на неё почти с ненавистью. - Так почему же я должен жалеть вас, глупые отродья?

Аромат зверобоя насытил воздух так, что стало трудно дышать. Последние алые лучи солнца омывали фигуру первородной эльфийки. Реки и озеро закрывали это место от любого внешнего магического воздействия, а костей эльфов внутри дома уже не было.

- Никакого волшебства, юная леди, - произнёс Ди, вставая с кресла и подхватывая кейс. – Никакой магии. Просто ограбление и убийство. Мерзко и грязно, никакого изящества. Всё, как любил делать этот убогий Крег.

Ди поднялся и подхватил драгоценный кейс. Книга эльфов была удивительно тяжёлой, словно само время впиталось в неё вместе с пылью, кровью и слезами ушедших поколений эльфийского народа. И хотя казалось невероятным заблуждение Небесной, будто он, Всесильный Ди – проживший сотни лет – не подозревает, чем грозят Глаза Дракона, тем не менее, шанс переиграть строптивую противницу у него появился только сейчас. Книга рассказала об истинном Ключе – Глазе Эльфов. И уничтожить его будет намного легче.

Оставив застывшую Нэт в комнате, Ди обернулся в дверях и хмыкнул:

– Представляю, как перекосятся лица Моринехтаров.

На лестничной площадке уже раздавался топот ног. Ди специально запер замок, чтобы взлом квартиры выглядел правдоподобно.

***

Принцесса расправила плечи и приподняла подбородок. На веки давили наклеенные бриллианты, ресницы – такие же тяжёлые от серебряного напыления - не размыкались без усилий. И не было желания открывать глаза вообще, если всё ещё приходилось смотреть на этот ненавистный мир, который хотелось раздавить, разодрать в клочья и развеять в пыль. Эти законы, эту клетку, ритуалы, навязанные правила. Не было спасения здесь. Не было её жизни. Её красок.

За огромными окнами сгущалась ночь. Тьма царапалась в резные мраморные рамы. Принцесса вышла из своих покоев и направилась в Зал Приёмов, где белизна стен и потолков не уменьшала ощущения, что тьма сдавливала её мир со всех сторон. Пышный шлейф цвета морской волны тащился за ней и словно тяжелел с каждым шагом. Но Принцесса снова и снова расправляла плечи.

Она должна вынести это, она сможет, раз поклялась себе: происходящее здесь, в этом мире никчёмных людей, ничего для неё не значило. По всем улицам, в любой закоулок, во все дальние дали, разлетелись вести о том, что у Принцессы появился наконец новый претендент в супруги. По всем каналам и на всех огромных экранах в городах транслировали эту радостную весть. Механизм работал исправно. Любой житель Империи - от мелкого клерка до фермера - теперь благоговейно ждал исполнения ритуала, в котором Небесная оставалась лишь такой же марионеткой.

Не опуская взгляда и чуть приподняв уголки дрожащих губ, Принцесса вошла в Зал Приёмов. Там уже ждали чинуши всех мастей. Голодные глаза, разинутые рты, пустые сердца, жадные до нового акта продолжающегося спектакля – вот кто были эти серые болванки.

Небесная аккуратно развернулась у трона-ложа, фрейлины помогли подобрать подол, когда она подтянула ногу под себя, и прилегла, опустив руку на подлокотник. Поза, как всегда, казалась небрежной, но теперь Принцесса подтянула кончик туфельки под складки платья, спрятав под тяжёлой тканью дрожь ступни - ноги сделались ватными.

В пылу борьбы и желании ударить побольнее она загнала крысу в угол… и та укусила. Моринехтар сделал выбор. Он отдал Глаза Дракона. И навсегда отнял Нэт. Он освободился от заклятия, потому как только Глаза Дракона появились в Зимнем саду Дворца, статус раба поменялся - и все связывающие путы осыпались, словно пыль. Он так же прекрасно знал законы и воспользовался ими, чтобы больше не подчиняться её приказам. Ненавистная крыса, укусившая отравленными зубами!

Принцесса не менялась в лице и чуть приподняла веки, когда у дверей объявили прибытие господина Моринехтара. Высокие резные двери распахнулись, и вошёл тот, кто теперь будет ей мужем. Он улыбался. А за его спиной текли бесконечные потоки чёрной, хлюпающей жижи, которая раскидывала липкие лапы по стенам, мазала двери, била гейзерами в потолки, оседала липкой грязной плёнкой на всё, чего касалась.
Мужчина поклонился - и мерзкие чёрные твари с серебряными глазами взвились за его спиной, раскрывая кровавые пасти и, дрожа от возбуждения, облизывали двери и пол алыми трепещущими языками.

Перед глазами всё поплыло. Белые стены, гобелены, всё сливалось и тянулось в жадные пасти алчущих демонов, чьи цвета она вдруг увидела.
Так недавно. Так давно… Нэт сидела перед ней в красном платье в ожерелье из серлидона, которое прикрывало её поблёскивающие перламутром ключицы. Она так старалась спрятать их. Принцесса эльфов. Она так боялась раскрыться перед ней! Но почему же, почему?! Почему Нэтаниэль так поступила с ней?! Ведь они же должны были быть заодно! Разве принцесса эльфов не хотела того же, что и Небесная?! Как же так?! Убежала, разозлила, предала?! Ведь у них же одна цель!

Стёкла во Дворце затрещали.

Мужчина стоял в дверях, улыбался кривой усмешкой. Холодный и церемониально сдержанный, он вдруг раскрылся – тьма плескавшаяся за ним, поползла вперёд, к трону, донося сокровенное – и Принцесса отшатнулась:

- Не получишь Нэт. Слышишь ты! – прошипел он в лицо. Зрачки были почти прозрачными, страшными, неживыми, и только твари за спиной облизывали пасти, косились блестящими, голодными глазами. – Она никогда не придёт сюда. И ты никогда не сможешь её отыскать. Слышишь меня?!

В голове пустота, бессильная злоба. Ненависть, лютая ненависть к этому мужчине, который захлопнул дверь перед свободой и намертво запечатал собой. Он пришёл, чтобы издеваться над ней, словно в жизни её мало страданий!

Нет, нет, пожалуйста, нет…

- Да! – его лицо потемнело, превратилось в демоническую маску. - Мы сдохнем здесь, но её ты не получишь. Что бы ты от неё не хотела!
Ночь давила на стёкла во Дворце, и по ним поползли трещины. Тьма просачивалась внутрь через микроскопические щели в стенах, стекала по барельефам, как чёрная смола, разливалась по мраморному полу. Липкая, грязная. Эта смола не превратится в солнечный янтарь. Она застынет мерзким каменным наростом. А в сердцевине придётся застыть и ей, Небесной, умирая, как в саркофаге.

Воздух в зале сгустился настолько, что Принцесса закашлялась. Чёрные капли вылетели изо рта и упали на расшитый серебряными нитями лиф. Она подняла ошеломлённый взгляд на мужчину. Его глаза были мертвыми, как колодцы с ртутью.

- Ненавижу тебя!

- Ненависть, это хорошо, - безжизненно произнёс он.

Облицовка стен захрустела, двери чуть прогнулись внутрь, словно что-то огромное и свирепое давило на них. Стёкла во всем Дворце треснули, разлетелись со звоном - и в залы брызнула чернота. Ночь стремительно втекала и в Зал Приёмов, затопляла, как неумолимый отравленный прилив, белый остров тающей надежды.

Мужчина приподнял ладони, через кожу просвечивали чёрные вены. Они пульсировали, разрастались, ветвились в теле, окончательно изгоняя человека, которого она надеялась сломать.

- Никто не спасёт тебя!

- Я не нуждаюсь в спасении, - медленно ответил он. Из уголка рта потекла чёрная капля.

Его разум закрывался от неё пеленой, каменеющее сердце гнало по венам чёрную кровь, ярость и безумие. Принцесса чувствовала это. Никогда так ярко и открыто она не ощущала чужое отчаянье и борьбу с собственной сущностью.

Из-за страха человек ищет спасения в других или тонет в злобе и ненависти… сказала Нэт…

Принцесса снова закашлялась. С губ капали сгустки тьмы. Ночь подбиралась к трону и кружилась водоворотом у подола платья.  Небесная вскочила и, растопырив пальцы, закричала. Завизжала так, что на глазах выступили слёзы. Вопила в отчаянье, надрывая горло, срывая связки, роняя с лица драгоценные камни.

Она убьёт его! Убьёт его! Убьёт его!! Убьёт эту тварь, что встала на её пути! И отдаст, наконец, этот проклятый мир Валинору!

Двое молчаливых людей с вежливыми улыбками смотрели друг на друга. Под торжественную мелодию, возвещающую об окончании дня, Принцесса протянула руку для приветствия будущего супруга.

Отредактировано taiklot (2017-07-19 19:11:21)

+4

304

Тайклот, финальная мгла настолько захлестнула и меня, что я не знаю, что написать. Честное слово! У меня разброд в мыслях, впечатлениях. Не могу оформить их в слова)))

Очень-очень-очень жаль Принцессу!!! Далось ей это царствование!!! И замужество!!!
Тай *вздыхаю* Думаю и *снова вздыхаю* *зависла*

В общем, как улягутся впечатления, отпишусь.

0

305

Светлана написал(а):

В общем, как улягутся впечатления, отпишусь.

Давай, спасибо!
До финала три главы - так что очень важно разобраться в нюансах, чтобы правильно всё расставить. *очень серьёзно*)

0

306

Спасибо за продолжение.

Глава 31, 32

Тай поднялся. Дара вдруг расхохоталась, завалившись на спинку кресла.
- Да от вас она сбежала! Эта мерзкая дрянь кинула вас!

Напряженный момент, где раздражение выплескивается. Дара, как обычно, подливает масла в огонь.

Тёмные плети эльфийской силы разрезали воздух. Извивающиеся щупальца ринулись во все стороны - стол, кресла и технику смахнуло с мест и с треском взорвало о стены. Синие цветы взлетели к потолку и рассыпались лазуритовыми лепестками

Здесь тьма словно окончательно вырвалась наружу, сняв печать и с воспоминаний. Тай перешел на темную сторону, и на этом пути он будет один.

– Я стану тебе мужем и тогда ты будешь меня слушаться. А с волшебными штуковинами я и сам как-нибудь разберусь. Не хватало еще тут двух сумасшедших волшебников на мою голову.

И то, что Нех будет мужем, а Тай - соблазнять миром магии, тоже как нечто предначертанное. Не зря Анайрэ так волновалась за Нэт.

Почва взрывается фонтаном, цветы брызжут в небеса - и корни, песок, камни подхватывают Нэт, взвивают высоко и аккуратно усаживают в мягкую траву на вершине огромного мрачного трона, а Неха одновременно приколачивает к земле у его подножия - острые корни, словно пики, прошивают плечо, разрывают кожу и пришивают к земле, заставляя склониться.

Жутковато, но красиво.
Этот флэшбек проявляется в сложный момент, объясняя многое, и становится эффектной точкой, разделяющей братьев.
И хочется сказать, что это Судьба - когда даже под силой заклятий любишь ту, которую нельзя. При этом понимая, что весь мир против. И все зависит только от решения и слова его Принцессы.

Синие лепестки  кружатся в голубом небе, прошитом золотистыми всполохами…
…Тай закрыл лицо ладонями, прислонился спиной к стене, а затем медленно сполз на пол.
- Ты абсолютно не контролируешь себя! – проговорил Нех.

Да. Сильно.

– Он же повязан кровью.
... Но ты зашёл слишком далеко, младший, - произнёс он на пороге и аккуратно закрыл дверь.

Здесь трещина между братьями превращается в окончательный разлом, и они расходятся каждый своим путем, не поняв друг друга. Так больно.

Хотелось лишь ловить взглядом медленно падающий снег и думать, что, наверное, застыть так, созерцая вечность, намного лучше, чем бешено ловить ускользающий миг.

Неожиданная для него мысль. Будто слишком устал. 

И пусть это звучит дерзко, но Нэт сбежала более месяца назад, а приказ поступил только позавчера, так что он хоть и Мастер, но не бог.

И здесь некое раздражение. И Принцессы не боится. Как человек, сделавший свой выбор.

Тай взмахнул ладонью, снег взвился вьюнами, а потом рухнул на землю тяжёлыми чёрными каплями, лёд под ногами запузырился, когда через край раны  мироздания выбились тёмные и словно липкие языки пламени. В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины.

Этот эффектный переход показывает, что липкая тьма следует за ним, прошивая миры иссиня-черной отравой.

По его приказу время в куполе над Глазами Дракона неслось со скоростью света. Годы, десятилетия, столетия – они стирали волшебные скалы в порошок, но только Глаза Дракона всё еще стояли нетронутые в кучах перламутровой пыли, и поблескивали, словно их надраили полиролью.

Да, магия времени непобедима. А Глаза Дракона как символ того, что не может быть уничтожено, отражают чувства героев под воздействием безжалостного времени. Их можно скрыть и запечатать, но мощь древнейшей магии все равно ослепляет.

Белое золото, обрамлявшее камни, плавилось в ладони, перетекало, обретало новую форму: вытянулось, заострилось, превратилось в смертоносный стилет, украшенный грудой драгоценных камней, что стали гранями клинка.

Понравилось превращение украшения в оружие, и в связующую героев нить.

Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти.

Видно его желание оттянуть неизбежное, как бы отсрочить час казни.

- Ключ – это… - он абсолютно заворожён.
- Это Принцесса эльфов… - тараторит она и тут же вскрикивает: - Клянись, что не выдашь меня!

И поклялся, и даже забыл ведь, чтобы не выдать... А теперь, когда вспомнил, будет еще труднее.

Со всей поляны в воздух поднимаются белые цветы, они кружатся в синем небе, как снег, и падают на их чёрные волосы.

Красиво. Только во взгляде сквозь время белые цветы означают уже не невинность детских игр и обещаний, а опадают колючим ледяным снегом с прозрачных и бесстрастных бледно-синих небес. Невесомо растворяясь на черных волосах, их венчает некая мрачная тайна.
Здесь белый цвет - зловещий, как предвестник траура.

каменные листы исчезнувшей эльфийской Книги будто приподнялись, а облако белых соцветий – крупных снежинок – закружилось возле лица, прикоснулось к опущенным ресницам.

Развитие образа: белые лепестки воспоминаний в реальности стали холодным снегом. Опущенные ресницы - нежелание отпускать этот мимолетный прекрасный сон.
(или предвестник... готовность уснуть. навеки остаться со своей принцессой) 

Он забыл, потому поклялся самой Нэт. Анайрэ попросту воспользовалась этим. Но в глубине души он помнил… помнил, кто Нэт такая… И пытался сделать всё, чтобы она была неприкосновенной и получила свою власть, о которой грезила девчонкой. Он подчинялся только её приказам.

Отлично. Вот все и прояснилось.

По озеру – бескрайней матово-свинцовой глади – ветер надувал мелкие волны на наледь возле песчаного берега. В небе медленно, словно сопротивляясь ветру, парили, раскинув крылья, чайки. Казалось, что они застыли на одном месте. В полной тишине. Словно вморозились в небо, заледенели, как и всё здесь - вода, небеса, ветер … и взгляд Тая, прикованный к фигуре женщины у озера.

Красиво время замирает, напоминая о начале... Уже все выцвело, замерзло. Но напряженна тишина. Сопротивляясь течению времени, герои, раскинув крылья, стараются замедлить его, но никому не удастся удержать мощный поток времени, что готов взорваться и снести все на пути сильнейшим ураганом.

- Привет, Нэт… - прошептал он. Ветер развевал её волосы, они скользили по лицу, шее, груди. Свинцовая тяжесть озера и неба словно слились, поглотили горизонт за её спиной – и теперь девушка будто парила в облаках вместе с птицами. Белыми птицами, замершими в сопротивлении ветру.

Возможно, он хотел бы сделать невозможное, чтобы подольше любоваться своей белоснежной птицей.
Вообще, в главе много замирающего воздуха (птицы, лепестки, дыхание). И как резкий контраст - тянущая в небытие, затапливающая тьма. Мир становится более монохромным, с всплесками алого и синего.

- Отдают то, что ненужно… Но ты реально отчаянная, раз решила утереть мне нос при помощи Ди, - Тай хохотнул. – Я оценил. Настоящее удовольствие - быть посланным за самонадеянность так изящно.

В голосе слышна безумная горечь.

- Тогда тебе надо было лучше прятаться, – улыбнулся он. Ветер с воды полоснул по лицам ледяными кнутами, выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить.

Отлично. Фраза точно передает его чувства. За иронией скрыта глубокая боль.

Нэт, приложив ладонь к ключицам, взирала на кощунственное обращение с изящной вещью.

Здесь ожерелье, не имеющее ценности без Нэт, и такое обращение с ним - накладывается на образ Тая (автор так задумал?).
Словно он отдал ей душу, с которой она может делать, что захочет, даже растоптать и не принять. Даже если изящный клинок создан с единственной целью - верно служить ей. Потому что Принцесса должна сама принимать решения.

Казалось, что вместо души у него – бездонная воронка, куда сливались отчаянье, страх и ненависть к самому себе, в голове – пронзительный писк при полной тишине вокруг, словно уши заложило. Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его.

Красиво и печально. Он превратился в пугающий мрачный ураган. Но ей причинить вреда не может... 

Принцесса наощупь начала всё сначала, но теперь он сам… он сам привёл Нэт к Небесной…

Это так невыносимо горько. Какой, должно быть, ад творится в его душе!..

Она смотрела на него пронзительным, затягивающим, словно омут, взглядом, в котором поблёскивали изумрудные искры.

Эти искры как молнии в его мрачных небесах. Притягивают, хоть и сулят грозу.

- Потому что только Нех в состоянии защитить тебя от… - Тай запнулся.

Неужели от... самого Тая?.. Черт, так драматично.

«Это значит, что я снова влюбился в тебя! Как полный кретин, снова пожелал того, что мне не принадлежало!» - хотелось крикнуть, но он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль, и отступил:
- Это значит, что я в курсе, каким могу быть утомляющим. А ты думала, я не подозреваю? Улыбнись, моя эльфийская принцесса…

Сильно. Дыхание перехватывает. Выглядит как прощание. Да будет так, как хочешь ты, моя принцесса...

- Я не боюсь Тая! – резко ответила Нэт, почему-то услышав из всего сказанного только это.

Что выдает некую привязанность и мысли о нем.

В этой части понравилось, что стиль изложения передает высокомерие Ди)

Красная полоса заката легла на паркет между ним и женщиной, как дорога, по которой они никогда не пойдут вместе.

Не могу не отметить, красиво. Красная нить не соединяет, а разделяет их, становясь страшным пожаром.

Нэт нахмурилась, глядя, как кровавая река умирающего солнца струилась между ними.

+ хорошее развитие образа.

- С чего бы? Всё же идёт по плану! Кстати, Нех-то и подкинул им идею. Он-то забыл всё - ведьма Анайрэ постаралась… только я много чего услышал по его телу. Мастер, видимо, никогда не читал так глубоко, ведь между братьями не было секретов.
... Только вот Неха всё это… скажем так, угнетало. Он вроде как поклялся брата защищать, а выходило напротив, бросал его иногда в самое пекло. Ну, в этом тоже был смысл, сумасшедшего мага, которого Анайрэ лишила основы его сущности, надо было иногда заземлять, но это другая история…

Кажется, Ди знает слишком много. Вот зараза, и говорит ведь только, чтоб позлить и посеять сомнения.
Эти слова, скорее, отражают говорящего.
Ну, и конечно, наивно полагать, что для снятия печати и отмены проклятия достаточно просто зарыть кости.
... лишила основы его сущности. вспомнилось: "без любви синий маг опасен"
+ злодеи объемные, имеют интересные характеры.

Нэт отступила в потрясении, красное зарево омывало ноги и подол её длинного белого платья, как кровь, которая грозилась пролиться, но за эту кровь никто не хотел брать ответственности.

Отлично. Омывающая остатки белого света кровь (или языки пламени)

- Этот мир станет Валинором. Миром эльфов. Вот и всё. Все люди, все здешние устои, реалии, законы – погибнет, когда откроются Глаза Дракона. Вот что мог сделать Нех, ведомый желанием быть сильнее. Вот что хочет сделать сейчас Принцесса, желая быть свободной. Вот чего добиваются тёмные эльфы, жаждая заполучить обратно свой мир.  Поэтому они помогают тебе и Небесной, а меня стремятся убить. – Он помолчал, посмотрел на неё почти с ненавистью. - Так почему же я должен жалеть вас, глупые отродья?

Какая речь! Раскрывающая суть, выдающая его ненависть. Ну, прям браво!

Ди поднялся и подхватил драгоценный кейс. Книга эльфов была удивительно тяжёлой, словно само время впиталось в неё вместе с пылью, кровью и слезами ушедших поколений эльфийского народа. И хотя казалось невероятным заблуждение Небесной, будто он, Всесильный Ди – проживший сотни лет – не подозревает, чем грозят Глаза Дракона, тем не менее, шанс переиграть строптивую противницу у него появился только сейчас. Книга рассказала об истинном Ключе – Глазе Эльфов. И уничтожить его будет намного легче.

Классное описание, вообще подходит для древних книг. Ладно, Ди многое знает... но надеюсь, о ключе не догадывается? Ааа, опасно!

приходилось смотреть на этот ненавистный мир, который хотелось раздавить, разодрать в клочья и развеять в пыль. Эти законы, эту клетку, ритуалы, навязанные правила. Не было спасения здесь. Не было её жизни. Её красок.

+ а в этой части текст передает характер Принцессы. Респект авторам за освещение событий с разных точек зрения, это придает неоднозначность.

где белизна стен и потолков не уменьшала ощущения, что тьма сдавливала её мир со всех сторон. Пышный шлейф цвета морской волны тащился за ней и словно тяжелел с каждым шагом. Но Принцесса снова и снова расправляла плечи.

Она начинает тонуть в бездонном океане тьмы, но старается держаться.

... Голодные глаза, разинутые рты, пустые сердца, жадные до нового акта продолжающегося спектакля – вот кто были эти серые болванки.

Здесь два абзаца усиливают ощущение кукольного представления, которое она ненавидит.

Он так же прекрасно знал законы и воспользовался ими, чтобы больше не подчиняться её приказам. Ненавистная крыса, укусившая отравленными зубами!

Да, он такой. Хотя ассоциируется, скорее, с волком.

Принцесса не менялась в лице и чуть приподняла веки, когда у дверей объявили прибытие господина Моринехтара. Высокие резные двери распахнулись, и вошёл тот, кто теперь будет ей мужем. Он улыбался. А за его спиной текли бесконечные потоки чёрной, хлюпающей жижи, которая раскидывала липкие лапы по стенам, мазала двери, била гейзерами в потолки, оседала липкой грязной плёнкой на всё, чего касалась.
Мужчина поклонился - и мерзкие чёрные твари с серебряными глазами взвились за его спиной, раскрывая кровавые пасти и, дрожа от возбуждения, облизывали двери и пол алыми трепещущими языками.

Эээ? Ааа! (нет слов, одни эмоции)
И хорошо, что мы видим это максимально отстраненно, с ненавистью Принцессы,
иначе захлебнулись бы этим горьким мраком, идущим с Таем. И страшно представить, что он чувствует сейчас.

Мужчина стоял в дверях, улыбался кривой усмешкой. Холодный и церемониально сдержанный, он вдруг раскрылся – тьма плескавшаяся за ним, поползла вперёд, к трону, донося сокровенное – и Принцесса отшатнулась:
- Не получишь Нэт. Слышишь ты! – прошипел он в лицо. Зрачки были почти прозрачными, страшными, неживыми, и только твари за спиной облизывали пасти, косились блестящими, голодными глазами. – Она никогда не придёт сюда. И ты никогда не сможешь её отыскать. Слышишь меня?!

Так больно.
Внешняя холодность в сочетании с таким ядовитым тоном выдают огромную силу ненависти. Пусть на вид он стал безжизненной, выцветшей марионеткой, но мы-то знаем, что внутри него гуляет мрачный ураган, что может снести все вокруг.
(он и правда может уничтожить Небесную, как упоминалось ранее) 

В голове пустота, бессильная злоба. Ненависть, лютая ненависть к этому мужчине, который захлопнул дверь перед свободой и намертво запечатал собой. Он пришёл, чтобы издеваться над ней, словно в жизни её мало страданий!

Что ты знаешь о страданиях, Принцесса?!
Он запечатал дверь собой, готовый погибнуть, во имя судьбы любви.

Ночь давила на стёкла во Дворце, и по ним поползли трещины. Тьма просачивалась внутрь через микроскопические щели в стенах, стекала по барельефам, как чёрная смола, разливалась по мраморному полу. Липкая, грязная. Эта смола не превратится в солнечный янтарь. Она застынет мерзким каменным наростом. А в сердцевине придётся застыть и ей, Небесной, умирая, как в саркофаге.

Жуть, но красиво. Каменные статуи... Правда, дышать сложно.

Его глаза были мертвыми, как колодцы с ртутью.

Вот, ядовитая ртуть! Очень точно.

Ночь стремительно втекала и в Зал Приёмов, затопляла, как неумолимый отравленный прилив, белый остров тающей надежды.

Круто. К этому и шло.

Принцесса снова закашлялась. С губ капали сгустки тьмы. Ночь подбиралась к трону и кружилась водоворотом у подола платья.  Небесная вскочила и, растопырив пальцы, закричала. Завизжала так, что на глазах выступили слёзы. Вопила в отчаянье, надрывая горло, срывая связки, роняя с лица драгоценные камни.

Образ черного водоворота / вихря достиг предела, и звук стал сверх-пронзительным.

Двое молчаливых людей с вежливыми улыбками смотрели друг на друга. Под торжественную мелодию, возвещающую об окончании дня, Принцесса протянула руку для приветствия будущего супруга.

Мощная точка. Внешне сдержанное торжество, грохочущее взрывами и штормом внутри.
Отлично. Впечатлило.
И страшно подумать, что дальше.

Очень насыщенные главы. Так грустно стало...

+3

307

"Но даже по звуку шагов Неха стало ясно, что разговор будет жёсткий." Звук шагов, как и поворот ключа в замке, очень о многом может сказать! Это да!

- Так и знал, что ты - всё тот же эгоистичный ребёнок. Несдержанный и злой! Как всегда! – сказал Нех..  Вот он – триггер, заставивший Тая вспомнить.
Понятно, почему Анайре ТАК боялась за свою внучку: и обереги, и заклинание забвения. Но… Чему быть, того не миновать.
А для Нэт–девочки быть принцессой эльфов – это всего лишь сказка, игра.

Начало 32 главы. Почему-то всплыли кадры заснеженного Ленинграда из "Иронии судьбы, или С легким паром!".
Описание владений Принцессы как мегаполиса все равно кажется чуждым, потому что в голове уже нарисовался другой, относительно средневековый мир, и не могу я себя уговорить. Я даже нашла объяснение наличия автомобиля и двухэтажного особняка, в котором жили братья: снаружи – одно (карета или хижина, например), а внутри – другое. Волшебство же!

" В девственно белой чистоте улицы осталась грязная рана, похожая на ту, что источала ненависть в сердце перешедшего между мирами мужчины." Круто!!! Вообще в тексте много таких крутетских мест.
" … которую он так жаждал увидеть.  И так боялся найти… Хоть еще на минуту задержаться здесь, хоть на секунду не позволить себе идти... искал хоть что-то, что остановило бы следующий шаг." И очень сильно хочется, и очень сильно колется. Но надо.

"Проклиная себя и свой дар," – только это и остается(((
"выбивая из глаз ту нежность, которую он не мог себе позволить… Мир вокруг сузился до размера её глаз, капля разочарования в которых раздавила бы его… он лишь скользнул пальцами по её ледяной ладони, отдавая на мгновение своё тепло и боль… Всё будет хорошо. Это весело, правда, весело…" Грустно. Понятно, что Тай должен был стать темным, но всякий раз, когда он находился на грани, во мне теплилась надежда, что этого не произойдет.
А обратная дорога есть? *с надеждой на второй сезон* Или в первом все разрешится?

Интересно представился Ди! Неожиданно. Ощущение, что, сменив дворцовую одежду на костюмы, он и личность поменял. А его рассказ про братьев, точнее, про Неха, – почти как удар под дых.

Пока читала про Принцессу, параллельно возникали вопросы: это ее сон? это на самом деле? или ее воображение? Может, ее отравили и это предсмертная агония?.. Финал, конечно, эффектно дал ответ! Но…
Помнишь, Тайклот, ты писала минку про мальчика, которого похитили для выкупа и оставили в заснеженном доме? Вот там было емко и эффектно. У меня не возникало никаких вопросов, четкая картинка нарисовалась и финал был - Ах!

+2

308

Dream написал(а):

И то, что Нех будет мужем, а Тай - соблазнять миром магии, тоже как нечто предначертанное. Не зря Анайрэ так волновалась за Нэт.

Я бы уточнила, что Анайрэ волновалась за Нэт, в том, что она будет игрушкой или разменной монетой в военных и политических играх между побеждёнными эльфами и людьми. Так - отчасти - объясняется нежелание бабки заниматься Нэт серьёзно, то есть попытка сделать её обычной. А то, что могло прорваться случайно,  бабка замаскировала сказками. Братья, каждый по своему, слишком яркими были и привлекали к девочке слишком много внимания. И потом каждый из них мог ей навредить по мнению бабки. Она боялась и своим страхом искоренила братьев из жизни девочки - вот только сделала ли лучше - вопрос.
Не даром красной нитью проходят слова о том, что может сотворить страх - и что, соответвенно, любовь. Конечно, это темы восокооперные, но в бытовом смысле, мне кажется, их всё равно можно применить ко всему.

Dream написал(а):

... лишила основы его сущности. вспомнилось: "без любви синий маг опасен"

Верно. Это продолжение именно этой мысли)

Dream написал(а):

Красиво время замирает, напоминая о начале...

Хотелось словно замедлиться перед рывком.
признаюсь, над этой частью работала особенно усердно.
Подтексты, диалог, в котором люди говорят не то, что думают. Всё это надо было оформить и завершить принятием решения.
Спасибо.

Dream написал(а):

Неужели от... самого Тая?.. Черт, так драматично.

Да-с. Ведь Принцесса сделала его врагом для Нэт. Он принял решение. Но ему надо оттолкнуть, потому что то, что он задумал, совсем не сделает его героем в глазах Нэт, тем более, она-то правды не знает. А признаться он не может. Но только так он может что-то сделать для Нэт, освободившись от обязанности выдать Нэт Принцессе, иначе он просто предаст её. поэтому он предаёт, но вот таким образом.
Выбор из двух зол.
Решусь похвастаться, но дилеммы мне всегда нравились. Старалась подвести к этому. Но, конечно, наша любимая фокусная группа читателей поможет мне выяснить: на правильной ли я дороге или нет)

Dream написал(а):

В этой части понравилось, что стиль изложения передает высокомерие Ди)

Здесь именно Ди фокальный персонаж, поэтому всё передаётся только через его восприятие. Спасибо, что отметила это) Значит - удаётся)

Dream написал(а):

но надеюсь, о ключе не догадывается? Ааа, опасно!

Догадывается. В последней строчке он как раз и говрит. подводя к кульминационному моменту всей сцены, что. мол ключ оказалось уничтожить легче, чем Глаза Дракона, конечно, он выяснил, кто ключ. Поэтому и подослал убийц, а сам пошёл гулять дальше, праздновать почти свершившуюся победу!)) Хе-хе. Да, опасно. Надеюсь на Анну))))

Dream написал(а):

Эээ? Ааа! (нет слов, одни эмоции) И хорошо, что мы видим это максимально отстраненно, с ненавистью Принцессы,

ААААА! спасибо!))))
Так конечно, здесь фокальный Персонаж - Принцесса, весь эпизод только от её лица, поэтому и слова она подбирает, подходящие только её настроению и отношению. Поэтому-то Тай для неё - крыса, а не волк.
Так-то волк, канеш, а то!!)))) :love:

Dream написал(а):

Что ты знаешь о страданиях, Принцесса?! Он запечатал дверь собой, готовый погибнуть, во имя судьбы любви.

ДАААА!!!
*дай обниму*
Фуууух... Именно так это и должно выглядеть... *пот со лба*

Dream написал(а):

Мощная точка. Внешне сдержанное торжество, грохочущее взрывами и штормом внутри. Отлично. Впечатлило.

Просто спасибо. На это и расчёт.)

Этот долгий день, который начался в начале главы, закончился) Поэтому глава от начала к финалу - от дня через вечер к ночи - становилась всё монохромнее. Огромное спасибо, что ты, хоть и невольно, но это отметила, значит что-то мне отчасти удалось)

Теперь с уверенностью могу сказать, что Принцессу надо чуть приглушить с её страданиями. Она хоть и драматический персонаж, но всё-таки сила антагонизма. Не надо, чтобы она перетянула одеяло сочувствия с главгероев на себя. Слегка перегиб. И наши читатели это подметили своими эмоциями.
За это - огромное спасибо. Реально. Это очень важно в гармоничном построении истории!
Любая деталь, любой отзыв важен и нужен!

Отредактировано taiklot (2017-07-21 00:19:35)

+2

309

Светлана написал(а):

Понятно, почему Анайре ТАК боялась за свою внучку:

Даже сильно перестаралась. но, надеюсь, я объясняю это текстом, и читатель увидит так, как задумывала.))
Чужой страх попытался исправить всё заранее, но получилось только хуже, это да.

Светлана написал(а):

Я даже нашла объяснение наличия автомобиля и двухэтажного особняка, в котором жили братья: снаружи – одно (карета или хижина, например), а внутри – другое. Волшебство же!

Это тоже интересно)))

Светлана написал(а):

Круто!!! Вообще в тексте много таких крутетских мест.

Уиииии!  :love:

Светлана написал(а):

А обратная дорога есть?   Или в первом все разрешится?

Надеюсь, всё разрешится. Нельзя оставлять никого с обманутыми надеждами.

Светлана написал(а):

Помнишь, Тайклот, ты писала минку про мальчика

Конечно, помню. мне приятно, что и ты помнишь. Даже прям очень приятно!)))
Ну там наразрыв, там же ребёнок.

спасибо за отзыв!
Не премину еще раз поблагодарить за подробные разборы.
А с Принцессой мне всё ясно!)  8-)

+2

310

Про фокальных персонажей ясно. Потому и отметила, что удается это передать.

taiklot написал(а):

Догадывается. В последней строчке он как раз и говрит. подводя к кульминационному моменту всей сцены

Это так опасно, что читатель волнуется, думает над вариантом спасения... А ты так обломала последнюю надежду)

taiklot написал(а):

Поэтому глава от начала к финалу - от дня через вечер к ночи - становилась всё монохромнее. Огромное спасибо, что ты, хоть и невольно, но это отметила, значит что-то мне отчасти удалось)

Уточню: не невольно, а вполне осознанно, т.к. заметила это. Надо было написать в конце коммента, да.
То есть, все тебе удалось.  :flag:

+2

311

Всё, друзья! Скоро!)))

0

312

Увидела обновление - О!
Захожу, а тут облом)))(((

Ждем-с!!!

0

313

Итак... вот и финальные главы.
Да, это было долго, перерыв более чем в полгода - это солидно. Но жизнь такая сложная)
однако мы это сделали. Мы работали, обдумывали, писали в свободные минуты и правили до крови из глаз)))
И вот - мы здесь, рвём финишную ленточку.
Грандиозная работа более чем на полтора года - завершена.
Роман - это огромная работа. И не каждый автор долетит до середины Днепра. А мы не только долетели, но и перелетели вполне. Втроём. Не забыли, не разлюбили, не остыли. Остались вместе и доделали.
Ребята, я нами горжусь!
Уверена, радуются за нас и наши читатели, которые - боже!! и это так приятно! - нас ждали и в нас верили! Вы - наши крылья! спасибо!

Поэтому садимся читать - и помогаем нашим героям завершить и продолжить их историю!) Всё в наших руках. Если они живут в нашем воображении - значит, они настоящие)

ГЛАВА 33 Автор: Nóstië

Даже под покровительством Ди, здесь, в небольшой съемной квартире, всё же дышалось свободней. Вид из окон простирался до горизонта. Взгляд не упирался в каменные башни и не маячили стражники, отмеряющие шаги на дворцовой площади. Одна из трех комнат служила для приема больных и одновременно небольшой библиотекой. Иногда  являлся человек от Ди, создавал портал, и Нэт приходилось идти за молчаливым магом, чтобы заботиться о незнакомых раненых людях. Вопросов она не задавала, старалась делать все, что в ее силах.

Красный диск солнца медленно погружался в озеро. Нэт сидела в кресле напротив окна. Ровная спина не касалась мягкой подушки, скрещенные руки замерли на груди. Встреча с Таем у озера ошеломила. Позже Нэт не заметила, как крутыми склонами и кривыми улочками вышла к своему дому. Мысли беспорядочно уносили ее то в далекое Залесье, то во Дворец, то в горячие объятия Тая. Сидя возле камина,  Нэт снова ощутила пощечины ветра, а перед глазами мельтешили колючие снежинки в лучах бархатного заката. Зачем Тай назвал её Эльфийской принцессой? «Я буду там принцессой… я смогу быть волшебницей, как Тай!» - голос маленькой девочки снова и снова повторял одну и ту же фразу. Глаза блуждали по  грязным  брызгам на мягких складках белого платья.  Машинально Нэт попробовала пальцем  стереть одно пятно, но на ткани остался серый след. Рука снова легла на грудь. Нэт закрыла глаза. “Ключ – это…  Это Принцесса эльфов...” Воспоминания то накатывали волной, то выбрасывали на поверхность, позволяя сделать один маленький  вдох.  Она вспомнила все. И горько улыбнулась. Анайрэ! Анайрэ стерла память, чтобы даже случайные детские фантазии не оставили следа. Почему взрослые рассказывают сказки, как будто дают крылья, а затем запрещают взлетать? Мысли  вернулись  к озеру. Ладонь, лицо и даже волосы до сих пор помнили прикосновение Тая. До дрожи в коленках хотелось обнять его, уткнуться лицом в грудь, прижаться всем телом и больше не отпускать. Тай сыпал колкие слова на том пути, где она шла, и, как битое стекло, они ранили ступни… Но не сердце.
Однажды Тай посадил ее на трон - огромный, почти до неба, земляной трон - обитый бархатом изумрудной травы и осыпанный драгоценными камнями диких цветов. Почему теперь стоит у чужого, мертвого трона?

Нэт закусила губу до крови.

Тай просил бежать с Нехом…  Если скажет остаться с Нехом - Нэт  останется. Она сделает все, что он скажет, но бежать Нэт не согласна. Назвав  ее Эльфийской принцессой, Тай протянул нить, которой они крепко  связаны. Так зачем противоречил и почему отпустил?
Она  поднялась с кресла. С тех пор как Нэт закопала перламутровые кости, в душе поселился покой, в движениях появилась неторопливость, а мысли прояснились. Первое время мучила совесть - она не сдержала слово, данное  мертвым эльфам - стать их Принцессой. Нэт обманула  перламутровое кольцо, но мысль о том, что проклятие оставило Неха, согревала и успокаивала.Нэт прошлась по комнате, потирая виски ладонями. Ключи… Ключи к Глазам Дракона - Эльфийская принцесса… Губы сами сложились в горькую усмешку - души угасших эльфов - они надеялись вернуться в Валинор, чтобы возродиться. Сердце снова лихорадочно билось о грудную клетку, а в голове теснились мысли. Нэт была благодарна за месяц, который  провела одна в этом мире. Хотелось дать время Неху и себе. Она собиралась  предстать перед Таем другой, новой Нэт, настоящей эльфийкой.  В оконном стекле мерцало отражение светильника, четко виднелись контуры  кресла и  тонкая фигура Нэт. Взгляд цеплялся за темноту, стремился вдаль - туда, где плескалось холодное озеро. Тай тоже мог его видеть. Она  распахнула окно, глубоко вдохнула зимний воздух. Ночь уже взмахнула крылом, и на землю сыпались крупные мохнатые снежинки.

Нэт вздрогнула, когда в дверь позвонили. Еще и еще раз, настойчиво.  Ди! В голове мелькнул образ морщинистого злого лица с кривой усмешкой.  Тревога закралась в сердце - что-то случилось во Дворце? Нэт прошла к двери и повернула ключ.  В конце концов,  старый эльф  мог взломать замок или воспользоваться услугами мага, чтобы пройти в квартиру  через портал.
Ди пересек комнату почти вприпрыжку, бесцеремонно опустился в кресло. Нэт показалось, что лицо его сияет, как будто он выиграл крупную ставку в казино и ему не терпится ткнуть в лицо противника веером из купюр. Ди  не долго сдерживался, поток слов  в свойственной ему высокопарной манере заполнил комнату. Застыв в пол-оборота, Нэт старалась быть спокойной, молчала,  вскинув подбородок. Чего добивался Ди, когда так пространно откровенничал? Известие о том, что печать не снята с Неха, больно задела и заставила плотнее сжать зубы. Так же, как мечталось вырваться из Дворца, теперь требовалось срочно покинуть квартиру Ди.  Ди разглагольствовал о Кристаллах и довольно скалился, видимо, прочитав в глазах Нэт тревогу.
Какое же разочарование ждет Небесную Принцессу, имей она возможность открыть Глаза Дракона! Кровь ударила в голову, стало невыносимо жарко.  На секунду охватило непреодолимое  желание - немедленно взглянуть в Глаза Дракона и пусть этот мир летит к черту! Исчезнет ненавистный Ди, Небесная Принцесса, Дворец, стражники и даже этот мрачный вечер и снег. Валинор вернется, вернется мир эльфов - долгая и счастливая жизнь.

Нэт отвернулась к камину, большим пальцем нащупала  кольцо Анайрэ, повернула его камнем в ладонь и сжала кулак. Нех и Тай! Они исчезнут вместе с этим миром... Тай встал между Принцессой и Нэт. Теперь стало ясно как день - он в опасности. И это злило! Если  Небесная завладеет Таем, он погибнет. В этом мире нет места двум Принцессам. Надо стать невидимой и одним взмахом руки снести кукольную голову Небесной! Никогда не оборачивайся, не возвращайся в прошлое - вспомнился старый постер, который в студенческие годы красовался над письменным столом. Валинор - это прошлое… Но не зная прошлого, как обрести настоящее, как построить его правильно?!

“Просто ограбление и убийство...” - надтреснутый, посторонний  голос  ворвался в размышления. В тот момент, когда она поняла, о чем говорит  Ди,  старик поднялся с кресла и направился к выходу.  Нэт сделала шаг, но догнать его уже не смогла. Снаружи щелкнул  замок входной двери. Ди запер ее.  Нэт уронила руки, подобрала подол юбки и с силой  сжала ткань пальцами, словно была это змеиная шея старого эльфа. Скрежет металла разрезал воздух, в один миг входная дверь с шумом распахнулась, ударилась о стену дважды, на пол обрушилась штукатурка.  Нэт  попятилась к окну. В белом облаке пыли она  увидела черные фигуры людей. В арочном проеме холла мужчины остановились. Один из них медленно начал двигаться в ее сторону. Что могла Нэт? Стояла беззащитная, опустив руки - эльфийской плети больше не было. Даже черный  Гриф  теперь только символ рода. Тело сковал страх, только в  голове лихорадочно бились мысли. Тай! Нех! Неужели не в этот раз? Прошу, помогите! Знаю, вы где-то рядом! Нэт отчаянно нуждалась в помощи - так много еще нужно сделать!

Неожиданно за распахнутой дверью раздался шум борьбы, затем  отчаянный визг эхом взлетел над лестничным пролетом. Голос Ди! Мгновенно развернувшись, люди в черном бросились на крик.

ГЛАВА 34 Автор: Анна

В последнее время они ночевали на окраине города в одном из деревянных домов прошлого века, не попавших под снос при строительстве нового квартала в междуречье. Возвести барьер в безлюдном месте Даре стоило меньших усилий. Вечерами она развлекалась, донимая Неха разговорами и пугая альбиноса ужасами другого мира. Утром магичка отправлялась на службу, а Нэх в сопровождении мага – на тщетные поиски Нэт. 

Нех злился. Что, к чертям, за побег? Что за тайны? Что за самостоятельность – сунуть голову в петлю?!  Ди не брезгует ничем - и мысли о возможном леденили сердце.

Они уже несколько часов обходили квартал новостроя, но маг ничего не видел.

- Какого черта! – крикнул Нех.

Маг оторвался от созерцания красных ягод на голых ветках молодой рябины и обернулся.

- Ты больше сосредоточен на этих корягах и тянешь время!

- Тогда ищи сам! – внук Эдила пожал плечами и посмотрел в небо.

Прикрыв чувствительные глаза рукой в варежке с узором в виде оберега, Альбинос сказал, что непогода мешает чувствовать пространство. Нех поднял воротник пальто и потер замерзшие ладони. Магия… нужно самому проверить этажи в очередной высотке, заодно согреться.

В этих холодных стенах тоже не было Нэт. Нех спустился по лестнице под недовольный взгляд замерзшего мага, к радости которого из-за снегопада поиски пришлось прервать и вернуться в дом, Дара тоже явилась раньше обыкновенного.

- Есть новости? – по ее нахмуренному лицу стало ясно: для Неха – есть, и даже хорошие.
Дара не ответила – подняв стакан в вытянутой руке, она сосредоточенно смотрела, как колотый лед болтается в коктейле. В последнее время магичка пила каждый вечер, осунулась и похудела. Внезапно ее лицо исказила гримаса боли. Расплескав содержимое стакана, Дара поставила стакан на стол и уставилась на ладонь, истерзанную проступившими ранами послания.

- Он нашел ее?! – Нех шагнул вперед и дернул к себе запястье Дары, пытаясь прочитать послание. Но что мог он понять по кровавому пятну?

- Нет… - Дара ответила сквозь зубы, сдерживая то ли боль, то ли гнев, прошептала заклинание исцеления, зачерпнула свободной рукой колотый лед, провела им по ладони, стирая кровь, - ничего нет, видишь?!

Нех все еще смотрел на ладонь Дары, и магичка расхохоталась.

- Давай-давай! Бегай, ищи ее, как собака. Да пошли вы все…

Она отдернула руку, толкнула Неха в грудь, нетвердой походкой вышла из гостиной и через минуту хлопнула входной дверью. Перепады настроения сделали ее совершенно невозможной. Но слабая фиолетовая вспышка во тьме за окном подтвердила, что Дара не забывала укреплять барьер в любом состоянии.

Каждый вечер они втроем собирались здесь, в гостиной на втором этаже.

Еще месяц бесплодных поисков, и Нэт превратится в воспоминание из давнего сна.

Нех просмотрел список своих людей и вычеркнул убитых. Дважды пересчитал живых. Практически никого не осталось. Несколько бойцов и ни одного мага! Кипящая злость заворочалась в районе желудка, спазмом скрутила внутренности и напомнила о голоде. Альбинос вошел в комнату и поставил на стол поднос с кофе и бутербродами. «Внук Эдила» вписал Нех в конце списка и задумчиво обвел эту запись. Маг не выносит вида крови. И как использовать это чудо природы? Доверчивый парень помогал им сейчас, потому что купился на обещанную должность ученого в НИИ, в мире Нэт, где мог бы полностью посвятить себя изучению растений вдали от испытаний кровью.

Ножку журнального столика обвила зеленая ветка с нежными листьями и рассеялась через пару секунд. Остаточная магия. Подобные иллюзии можно видеть в местах присутствия магов. Но совсем недолго после их присутствия. Тай сказал, что эффект по природе своей похож на эхо, но имеет гораздо меньшую скорость. Чем сильнее маг, тем дольше сохраняется рассеянная магия в том месте, где он когда-то был. Сейчас весь дом наполнен остатками иллюзий в виде зеленых веток - альбинос определенно сильнейший из магов.

Бой часов. Полночь. Стремительный стук каблуков по лестнице. Дара ворвалась в гостиную, как сквозняк, хлопнула дверью, плюхнулась в кресло и взяла кофе. Жадно втянула аромат, сделала глоток, закинула ногу на ногу и игриво спросила:

- Чем сегодня займемся?

- Все-таки нужно снять заклятье с Тая, - Нех мысленно адресовал альбиносу просьбу о новой чашке кофе.

- Да ну?! – Дара скривилась. - Я гуманизмом не страдаю!

- Нужно снять заклятье, - повторил Нех, добавил в свой список Дару и закрыл блокнот.

- Что, мое заклятье оказалось вредным для здоровья? Хочу видеть, как этот…

- Опусти эпитеты и просто сделай то, что... – Нех хотел сказать «сделай то, что говорю».

- Ага, щас! – Дара резко встала и выбросила вперед руку, указывая на Неха. - Ты даже не просишь! И не предлагаешь что-то взамен! Ты…

- Хорошо, - Нех повысил голос, желая свести спор к минимуму, - и прошу, и предлагаю. Что ты хочешь?

Дара приложила палец к губам и снова заулыбалась, видимо, выбрав желание поважнее.
- Женись на мне! – выпалила она.

Нех устало потер глаза:

- У нас запрещено двоеженство.

- Ты уже сделал ей предложение?!

- Еще нет, но…

- Тогда нет проблем, женись на мне! – перебила Дара, села на диван рядом с Нехом и принялась выводить узоры на его плече. - Все равно в нашем мире никто в здравом уме не отдаст за тебя свою дочь.

- Пожелай другое, - Нех сжал блокнот и уставился на свои руки.

В их мире именно родители просили руки невесты. Считалось, что сироты привлекают несчастья, поэтому дочерей предпочитали отдавать в полные семьи. Чем больше пожилых членов семьи, тем лучше. Ранняя смерть слыла наказанием за грехи. Но если у тебя есть деньги, несчастливые приметы испаряются.  Деньги – это его заклинание и заклятье, его магия.

- Думаешь, Тай вспоминает о нас? - пробурчала Дара, прервав молчание, потерла ладонь и добавила: – Да снял он заклятье... великий и божественный… ему теперь вообще никто не указ, так что позаботься лучше о себе... хочешь, посадим на балконе герань, и я научусь жарить котлеты?

- Мне это не нравится, - Нех задумался, пытаясь угадать желания Тая.

- Не нравится герань или котлеты?

- Перестань! Я спрашиваю, что он задумал? Чего хочет?

Дара посмотрела себе под ноги и ответила, не поднимая головы:

- Он хочет всё. Разве не ясно?! Всё!

Дара встала, сделала глубокий вдох, и ее огненные волосы всколыхнулись волнами, а глаза потемнели. Точно злая колдунья с обложки любимой детской книжки Тая. Нех старался не думать о брате. Не пропадет младший, это уж Нех знал наверняка, но что-то выводило из равновесия. В последнее время его все выводило.

Дара говорила слишком громко, резкие ноты ее голоса резали слух. Колдунья указала Неху на окно:

- Что ты видишь?

За рекой в черном небе краснели габаритные огни новостроя - нелепые многоэтажки серыми сваями вбиты в землю междуречья. Магичка создала иллюзию – тьма ночи хлынула в комнату и поглотила все вокруг, синие искры вспыхнули и рванули вверх, Нех ощутил стремительное падение с крыши высотки, ветер задирал рубашку, раскачивал его, как воздушного змея в шторм, срывая с лески. Нех машинально выставил руки в стороны, пытаясь сохранить равновесие. Синие искры собрались в шар и взорвались ослепляющей вспышкой.

На фоне окна - силуэт Нэт, за ее спиной – алое солнце в багровых облаках и хлопьях черного снега. Ее ладонь - в знакомой до боли руке.

Тело скрючивает от желания сломать эту руку, но ярость не получает свободы - Нех скован. Тяжело дышать, ребра сдавлены тисками, от бешенства сердцу становится жарко. «Это просто иллюзия, насмешка Дары» - стучит в висках. Но отчего иллюзия ощущается такой реальной… Синие искры взрываются снова, освещая темные окна свай-многоэтажек, - и видение рассеивается.

- Там твоя принцесса! – Дара показала в темноту, в пустующие дома, и, отворачиваясь от окна, добавила: - Возможно, там. Ди снял защиту. Думаю, эта эльфийка там, и она ему больше не нужна.

- Создай портал!

- Может, мне сразу выпустить себе кишки?! Почему я?! – Дара в негодовании оттолкнула Неха.

- Просто отправь меня!

- Иди ты! Пусть получит, что заслужила!

Нех секунду смотрел на Дару - он может ее уговорить, она согласилась бы, будь у него на уговоры хоть пять минут… но их не было!

Снизу донесся свист допотопного чайника. В две секунды Нех преодолел лестничный пролет и, как и с кофе, молодому магу не пришлось ничего объяснять.

- Ты обещал, что мне не придется убивать…

- Тебе и не придется!

Нех мысленно торопил альбиноса, а маг распахнул двери массивного серванта красного дерева, используя для портала мебель, как когда-то делал Тай в их загородном доме. Воронка открылась, и волна горячего воздуха ударила запахом гари. Нех стиснул тощее тело мага и зажмурился, когда белые волосы стеганули по лицу.

*****
Их вышвырнуло на каменные ступени лестничного пролета. Маг скатился вниз на площадку и закрыл голову руками. Нех тряхнул головой, прищурился, пытаясь разглядеть Нэт в проеме сломанной двери, среди людей в черном. Нех кинулся вверх, а Всесильный Ди - вниз по лестнице. Перегнувшись через перила, Нех крикнул магу:

- Задержи его!

Маг поднялся, прикоснулся к перилам, и те исчезли, просто растворились в воздухе. Однорукий беглец прижался к стене, нащупывая ступени ногой, маг «растворил» и стену, и ступени, заполняя пространство вокруг Ди тьмой.

Жалея, что не может сейчас же свернуть Ди шею, Нех рванул вперёд, на ходу снимая пистолет с предохранителя. Нех пытался взглядом выцепить Нэт, но тщетно. Первого человека в чёрном, обернувшегося на шум, Нех с размаху ударил рукояткой в лицо. Под маской хрустнул нос - и незнакомец, осел по стене. Теперь напали сразу трое. Первого Нех уложил выстрелом в упор, так что на одежде осталось пороховое пятно. Коридор заволокло дымкой. Двое бросились одновременно, один схватил за руку, вывернул, пытаясь выбить пистолет. Нех прижал его к стене, подперев под горло локтем.

Но в этот момент шею перетянула удавка. Лезвие гарроты сразу разрезало кожу.

Нех отшатнулся за удавкой и получил удар в грудь. Завалился на пол вместе с нападающим, ободрав ребро ладони о разбитый дверной косяк. Удар по руке – и пистолет полетел куда-то к лестнице, звякая о плитку. Чёрные руки стянули над лицом смертельную петлю из лески… И вдруг пропали, удавка ослабла… Нех с хрипом втянул воздух, запрокидывая голову. Сквозь красноватый туман он увидел копну рыжих волос. Лицо Дары на миг задержалось над ним - проверяла, жив ли… Пульсация в крови таранила виски и мешала думать, но Нех всё же криво улыбнулся, откашливаясь.

Всё-таки она пришла…

Дара резко кивнула – угрозы больше не было – и выпрямилась.

Второго противника, отправленного в иллюзию, Нех отпихнул ногой, и мужчина привалился к стене, как манекен. Тот, что душил его, мёртв. Нех с трудом приподнялся, а Дара была уже на лестничной площадке.

- Что ты делаешь?! Он уйдёт так! – крикнула она, затем резанула стилетом по ладони,  сдернула шейный платок и зажала в кулаке. Алый шёлк мгновенно потемнел, потяжелев от крови. Перегнувшись через перила, магичка швырнула комок в колодец лестничного пролёта.

Раздался визг Ди, Дара нащупала перила и съехала по ним вниз - в воздухе остался кровавый след от её ладони. Альбинос отшатнулся к стене. Иллюзия рассеялась - и под красной линией возникли перила. Нужно было закончить колдовство по крови. Ди валялся на полу, от небольшого платка по нему расползалась сеть красных нитей и опутывала всё туже.

- Вот тварь… - процедила она, сосредотачиваясь на заклинании. Кровь сворачивалась жгутами.

Сзади шорох – Нех обернулся – позади стоял человек в чёрном, видимо, победивший иллюзию, пока Дара отвлеклась.

- Нех! – крикнула магичка, взглядом всю волю бросая на нападающего. Мужчину парализовало. Нех нагнулся над перилами… и в этом момент раздался выстрел.

Дара несколько секунд стояла над Ди и смотрела на пистолет в его руке. Пистолет, что упал вниз во время драки… Красное пятно расползалось по груди.

Дара пошатнулась и медленно подломилась в коленях.

- Дара! – Нех бросился вниз, перепрыгивая сразу через пару ступеней.

Ди медленно перевёл пистолет на Неха. Губы Дары дрогнули – и кровавый платок змеёй перетянул Ди кисть с пистолетом, намертво заклинив затвор. Всесильный завопил.
Нех подоспел как раз в ту секунду, когда девушка опрокидывалась. Подхватив её за плечи, он посмотрел на рану. Дара закрыла глаза. Несколько раз вздохнула, резко, быстро, словно торопясь…
Её глаза не открылись, но ладонь с силой сжала его руку на миг… и ослабла…

Ди, всё ещё опутанный заклинанием, в которое магичка вложила все силы, злобно шипел и пытался вырваться. Лицо посинело, ноги конвульсивно дергались - насекомое в попытке перевернуться.

Нех аккуратно положил Дару на пол.

- Постой… предлагаю… - захрипел Всесильный.

Нех устало встал на колени около Ди и сжал его шею, отрицательно покачав головой.

****
Нэт стояла у того самого окна, которое Нех видел в иллюзии Дары. Она просто взволнована и напугана, поэтому не подходила к нему. Главное - с ней все в порядке.

- Все хорошо, - Нех привлек Нэт к себе, но она молчала. Рядом с лицом Нэт возникла иллюзия знакомой руки в манжете белой рубашки. Нех коснулся губами ее виска, стирая иллюзию. Скулы и ключицы Нэт светились все ярче, она подняла руки, зажмурилась и сжала виски ладонями, словно сдерживая себя – вся комната наполнилась сиянием перламутра.

- Никто не умрет, если ты начнешь говорить! В чем дело?! Эти игры с волшебством - то, что тебе нужно? Можешь молчать, но ты никуда больше не пойдешь. Ведь Анайрэ ограждала тебя? Так? Неужели ты не поняла? Она знала, что все эти волшебные штуки не приносят счастья. Желание обладать ими - и есть ваша иллюзия свободы. Вы думаете, что получите с ними силу, а попадаете в кабалу!

Нэт растерянно смотрела на пятно крови на его рубашке. Хотелось оправдать ее холодность шоком и этим пятном, и мысленно пообещать, что подобного ей впредь видеть не придется.

- На ночь тебе безопаснее остаться здесь, попробуем установить барьер, а утром уедем, вернемся в твой мир. Там ты быстрее придешь в себя.

Она так и не подняла взгляд. Ее ладони такие же холодные, как она сама.

*****
Нех осмотрел убитых, снял с одного из них рубашку и спустился к магу, которого тошнило на той же лестничной площадке. Подавив тяжелый вздох, Нех помог ему подняться и притащил в квартиру Нэт. Заказав любую внешность, отличную от нынешней, он переодел рубашку. Эта, по крайней мере целая, и без бурых пятен.

Нех шел через мост с Дарой на руках. В стеклянных перекрытиях моста отражался человек в черном, с темными волосами и смуглой кожей. Минут двадцать пришлось ждать машину. Тело Дары поместили на заднее сиденье. Ее алый шейный платок Нех зажал в кулаке. А ещё через двадцать минут, Нех был возле Дворца, где Тай уже открыл для него тайные двери.

В небольшом приемном зале с окнами, закрытыми светонепроницаемыми портьерами, не было мебели. Тай вошел тихо и аккуратно притворил дверь. Нех внимательно посмотрел на брата - выглядит здоровым и надменным, значит все не так плохо, так откуда это чувство печали? Белоснежное одеяние, украшенное сверкающими камнями, напомнило расшитые одежды Ди.

- У вас сегодня маскарад - и ты в роли сверкающего айсберга? – Нех приподнял бровь, разглядывая украшения на одежде Тая. Чувство печали расположилось поудобнее и расправило плечи.

- У меня мало времени, и если тебя засекут…

- …то меня засекут. Чего ты хочешь, Тай? Заменить Всесильного? Стать богом? Скорее, второе. Ты всегда знал, о чем я думаю. Так с чего решил, что держу на поводке? Разве я не уступал тебе? Не приходило в голову, что, сдерживая, тебя защищали от самого себя? Опомнись, ты всегда был свободен! Всегда имел свободу выбора! Но что ты в итоге выбрал? Этот цирк при дворе - то, чего ты хочешь? Дело твое. Мне нужна моя семья и дом. Утром мы с Нэт уезжаем. Ты едешь с нами, - Нех ткнул пальцем в грудь Тая, - истинная свобода здесь, а не где-то вне.

Тай молчал.

- Сегодня, что, день молчунов?! Красное идеально сочетается с белым, не находишь? - с этими словами Нех вложил шейный платок Дары в ладонь Тая - сам прочтет и все поймет, так проще - и добавил: - Мне жаль…

О том, что, возможно, в этом мире никто никому не нужен, Нех думал ровно до дворцовых ворот. Когда они закрылись за спиной, мысли остались запертыми там, за дверями.

*****
Тай не выдаст, и, возможно, некоторое время поможет скрываться от преследования, поэтому сейчас Нех спокойно поднимался по мраморной лестнице главного городского храма.
Тело Дары стало таким тяжелым, или это чувство вины? Или бесконечная лестница… Преодолев все ступени, верующий войдет в дом бога уже без сил и желания спорить. Еще один элемент смирения. Лицо Дары совершенно белое. Ее уже нет в этом теле. Что есть человек – сосуд, наполненный голосом, смехом, взглядом? Магией, которую он может сотворить, или болью обид и разочарований?

Двое служек приняли тело и аккуратно положили на обитую шелком каталку, звуки колокола заглушили звук колес по каменному полу. Из окна открывался вид на ночной город. Нех помнил, что мама любила этот храм на возвышенности.

Голос выдернул его из воспоминаний.

- Желаете выбрать платье? Цветы?

Нех совершенно не представлял, какие цветы могла любить Дара. Скорее всего, красные, а платье пусть будет белым.

Ожидание затянулось, и от усталости сморило в сон.

Извилистая дорога. Лето. Слепящее солнце.
Маленький Тай плачет, его глаза темнеют, и он требует игрушку брата. Нех отдает и берет другую. Тай требует и ее.
- Уступи, он же еще совсем маленький, - ласково улыбается мама.
Уступи… уступи…

Родители говорят, что нельзя позволять Таю злиться, иначе он может навредить себе и тем, кто рядом.

Воскресенье. Из большого дома всей семьей они, нарядные,  идут в храм, который так любит мама. В городской лавке отец покупает братьям одинаковые машинки. Нех вполне мог обойтись и без игрушки, но отец всегда покупает и ему, не желая разделять братьев. Маленький Тай то убегает вперед, то возвращается, выписывая новой игрушкой сложные траектории на стенах и заборах придорожных домов. Мама просит его быть осторожнее. За забором резко гремит цепь и раздаётся лай собаки. Тай пугается, машинка вываливается из рук и исчезает в канаве. На лице Тая  - обида, и следом – улыбка, он бежит к брату и протягивает руки к его игрушке.
- Уступи… - ласково просит мама, - он же маленький, еще не понимает и может навредить себе.
Маме не нужно говорить это каждый раз, Нех, конечно, уступает. Глаза Тая принимают обычный оттенок, он радостно бежит вперед, подняв машинку над головой и изображая шум мотора.


Прикосновение к плечу, вопросительный сочувствующий взгляд.

- На прощание придет кто-то еще?

- Нет, - но в пересохшем горле нет звука, Нех поднялся, вздохнул и повторил: - Нет.

В зале прощаний окна завешивали темные портьеры, мягкий свет от канделябров освещал гроб в центре. В изысканном платье невесты Дара выглядела совсем другой. Тяжелый букет темно-алых роз Нех положил на подол платья. Уже не было смысла говорить что-то вслух. Мертвые не слышали. Эти розы тоже мертвые, хоть и выглядели как живые. И Дара – как срезанный цветок…

*****
Прах выдали в маленькой белой урне. В колумбарии, с другой стороны холма, на котором стоял храм, покоился прах родителей братьев, туда же Нех решил отнести прах Дары. Ниша с урной родителей была у самого пола в дальнем углу, но Нех не менял его, чтобы помнить то время, когда родителей не стало. Он навещал их раз в году. Один. Они с Таем никогда не говорили об этом месте и никогда не приходили сюда вдвоем.

ГЛАВА 35 Автор: Nóstië

Когда-нибудь закончится эта ночь? Случайно выхваченное отражение в зеркале – разве это она прежняя? Нет! Незнакомка с мраморным лицом! Ключицы ещё можно спрятать под шарф, но скулы и надбровные дуги не скрывал уже ни крем, ни пудра. Нэт поднесла руку к шее, убрала прядь волос за уши - в зеркале сверкнули перламутровые костяшки пальцев. Как давно она начала  меняться? Неху потребовались считанные минуты – и он превратился в черноглазого незнакомца, который только что закрыл за собой дверь. А она? Как долго? Однако сегодня они изменились оба. Сердце ныло -  в который раз Нех спас ее от смерти. Тяжелый  вздох вырвался из груди - Тай и Нех - два крыла, что  помогли  вернуться  в мир, где она могла стать счастливой.

Часы на камине замерли на цифре пять. До рассвета оставалось совсем немного . Нэт подошла к креслу, где мирно посапывал, скорчившись  в неудобной позе,  худой и совсем белый человек. Под ее взглядом  мужчина проснулся и неожиданно ловко вскочил на ноги:

-Значит это вы Эльфийская принцесса?

-Откуда вы знаете,- Нэт не спросила, просто поддержала разговор.

-Ваши кости…- альбинос запнулся, но продолжил, - обычно так бывает, когда эльфы постепенно угасают.

-Эльфы? Или только Эльфийские принцессы, - на самом деле не интересно было разбираться во всем этом - горькая ирония заполнила душу от его слов. Нэт развернулась и прошла к камину. Угли едва тлели, комната быстро остывала.

-Простите, ваши друзья упоминали Эльфийскую принцессу, вот я и подумал… Существует легенда о Глазах Дракона… Валинор...

-Не беспокойтесь - я не умру,-  Нэт с улыбкой перебила его,  протянула руки к каминной решетке, немного помолчала, раздумывая, а затем обернулась и  тоном, не терпящим возражений,  добавила:

-Оставайтесь здесь, - она смотрела прямо в глаза альбиноса, - мне надо кое-кого навестить. - Дождитесь Неха, передайте - пусть не волнуется, я вернусь.

Глаза альбиноса округлились, он сначала скрестил на груди руки, потом вновь уронил вдоль туловища, затем протер тыльной стороной ладоней глаза и, наконец, заикаясь, произнес:

- Мне велели охранять вас...

-Я, - Нэт положила раскрытую ладонь на грудь, - Эльфийская принцесса, часть легенды, а вы - маг. Откройте дверь, -  она  вскинула подбородок и кивком головы указала на входную дверь, -  я вам приказываю!
*****

“В одном эльфийском королевстве, которое простиралось от одной реки к другой…” - так начинались все сказки Анайрэ…

Нэт накинула длинное пальто, перехватила тяжелые волосы на затылке заколкой и покинула квартиру. Сонными улочками, освещенными фонарями, она вышла на окраину  города, зашагала вдоль озера к небольшому холму. У подножья первые лучи солнца догнали Нэт. Останавливаясь ненадолго, она всматривалась в поросшие кустарником камни, пока не решилась свернуть на узкую тропинку. Иногда приходилось наклонять голову и прикрывать лицо руками, чтобы голые ветки не царапали кожу. Ветер с озера гнал тучи прочь, и снег только кое-где редкими клочьями зацепился за кустарник.  Несколько метров вверх - и сквозь снежные волны, лесной мусор и палую листву проступили каменные стертые временем ступени. “На вершине холма, в старинном замке жила  королева. Мир эльфов до сих пор не знал эльфийки мудрее. Боги наградили ее даром предвидения, исцеления и даром волшебного мастерства…”. Дорога наверх становилась круче, и Нэт останавливалась, чтобы немного отдышаться. В короткие промежутки отдыха закрывала глаза и слышала низкий, грубоватый голос Анайрэ. “Однажды королева увидела в колодце знаний, что дочь ее влюбится в обычного смертного. Тогда сердце королевы утонуло в печали. Но что было делать матери - любовь предначертана, а эльфы не ценили ничего более, чем любовь. С того дня королева  стала собирать золотой песок, рассыпанный по берегу озера. Когда песчинок набралось достаточно, она  отнесла золото в  подземный город гномов и приказала отлить кольцо. Говорят, королева-мать три дня и три ночи не покидала своей комнаты, чтобы собрать из сердца немного кровавых слез. Затем она превратила каплю  крови, смешанную со слезами  в камень и украсила им кольцо». Чем выше поднималась Нэт, тем труднее было отыскать ступени. Лестница пряталась в зарослях и уводила вглубь леса. “ Когда пришло время, Королева отдала дочери кольцо и попрощалась с ней навсегда. Все лето она жила в тоске по принцессе. Осенью пришло время умирать. Эльфийка надела белые одежды, сняла с волос королевский обруч и исчезла в своем  колодце. “ Нэт подняла голову - солнечные лучи пробивалось сквозь верхушки оголенных деревьев. Один небольшой земляной уступ - и она вышла на ровную, круглую поляну. Все говорило о том, что поляна устроена искусственно. Кое - где уцелела плитка, а среди кустарника, у края площади, грелись на зимнем солнце старые развалины. “ В том месте, где эльфийка  оставила  обруч, круглый год цветут белые лилии…” Нэт обвела взглядом площадь и замерла в изумлении. Белые лилии ярким, сверкающим кольцом возвышались над сорной травой, утратившей зелень с осени. Нэт замешкалась, залюбовалась на царственные цветы. “Когда королевы не стало, эльфы покинули замок и спустились в долину. Время от времени они поднимались к колодцу, чтобы набраться сил и получить предсказание  от правительницы».

Нэт слегка наклонилась, оперлась локтями на каменный обруч. Вода совсем близко, но не покрылась льдом. На поверхности плавали прошлогодние листья. Залетевшие с ветром коробочки семян напоминали кораблики. Нэт раздвинула ладонями мусор - вода оказалась кристально-чистой. Обойдя колодец со всех сторон, она тщательно выудила каждую мелочь, пропуская воду сквозь пальцы. Когда на поверхности не осталось и травинки, над водой появилось едва заметное  белое облако. Затаив дыхание, Нэт наблюдала за  волшебным покрывалом - пелена тумана сползла вниз по краям колодца и клубилась у ног. Нэт сняла кольцо Анайрэ. Камень цвета прозрачной слезы почти мгновенно  стал красным. Разжав пальцы, Нэт отпустила кольцо. Ровная гладь покрылась бордовой рябью. Через мгновенье краснота опустилась на глубину и, словно в старинном  зеркале из полированного серебра, на поверхности проступил женский образ. Не раздумывая, Нэт опустилась на одно колено, склонила голову и скрестила руки на груди:

-Ваше Величество, если пожелаете наказать заносчивую принцессу, я подчиняюсь вашей воле. Но прошу даровать прощение и дать силу и знания, чтобы вновь  стать частью мира моих предков.
Подул резкий ветер, будто природа вдруг всколыхнулась. Нэт подняла голову - поверхность воды вновь была устлана плотным ковром из листьев и веток. Лишь на самом краю, у серого камня, красовался белый цветок лилии.  Нэт окинула взглядом старую площадь,  прикоснулась рукой к серым камням колодца и погладила нагретую солнцем шершавую поверхность. Мысленно поблагодарив королеву, взяла цветок, стряхнула с него капельки воды и поспешила  спуститься с холма.

*****

В ближайшем торговом центре Нэт выбрала отрез черного бархата, вынула из кошелька несколько купюр и рассчиталась. Молоденькая продавщица положила сверток в пакет, Нэт в ответ приветливо улыбнулась. Приятно вновь окунуться в обычную череду дней - ходить по магазинам, выпить чашку горячего латте с булочкой в соседнем кафе и разглядывать прохожих. Сегодня Нэт не стала завтракать, она спешила вернуться. Зимние дни скоротечны, а работа предстояла долгая  и кропотливая. После короткого звонка, входная  дверь распахнулась почти мгновенно. Альбинос, который при дневном свете показался Нэт совсем измученным и тощим, всплеснул руками:

-Наконец, вы пришли!

Нэт сняла пальто, аккуратно повесила на крючок и прошла в комнату.

-Я знаю, вы поднимались на холм,  к эльфийскому колодцу, - альбинос семенил за ней, - как думаете, что случится с нашим миром? ОНА ответила вам? Надеюсь, Нех сдержит слово и найдет мне хорошее место...

-Ступайте  на кухню. У меня есть работа, - Нэт   повернула голову. Под ее строгим взглядом альбинос оборвал скороговорку и, приподняв руки растопыренными пальцами, показал, что умолкает.

- Я растопил камин, - с этими словами альбинос опустил руки, развернулся и его сутулые плечи исчезли в дверном проеме  кухни.

*******
Нэт потерла виски руками, прогнала все мысли из головы и еще через минуту волны черного бархата покрыли дубовые доски старого паркета.
“Иголка, иголка,
Стелись  соломкой,
Нитка за ниткой,
Стань невидимкой.
Стежок за стежком,
Веди далеко,
Спрячь от всего -
От мага и гнома,
От гоблина злого,
От любого пророка,
От властного ока.”

За работой Нэт беспрерывно повторяла слова заклинания, ни одна посторонняя  мысль не коснулась головы. Часы пробили десять, когда игла последний раз коснулась ткани. Белую лилию Нэт приколола булавкой к застежке  - если магия мастерства рук еще далека от совершенства, подарок Королевы усилит магию плаща. Отложив иглу, Нэт слегка размяла пальцы, аккуратно свернула тяжелый бархат и повесила  на спинку стула.

Теперь Нэт бродила из одного угла комнаты в другой.  Необходимо дождаться Неха, чтобы вместе обдумать план. Ди  убит, а братья  в опасности.  В какой-то степени Нэт уповала на Дару - магичка не оставит Неха в трудную минуту. Но Тай… Небесная запустила в него свои паучьи лапы и  не отпустит до тех пор, пока не увидит ключи к Глазам Дракона.

*****

В квартире стоял  аромат кофе, смешанный с запахом трав.  Из  кухни больше не  доносился звон посуды.  Мелодия звонка внезапно нарушила тишину. Под незатейливое бряцание колокольчиков входная дверь открылась и на пороге появился Нех. До сих пор спрятанная в глубине души тревога прорвалась наружу, но сразу отпустила, Нэт вздохнула с облегчением и улыбнулась. Она с трудом сдержала желание подойти и обнять Неха - крепко, по-сестрински. Вовремя спохватившись, она опустила руки. Еще не время. Нех верит Нэт, а она готова разбить ему сердце.

-Прости, задержался, - Нех больше не был жгучим брюнетом, вернулся  узнаваемым, смотрел немного уставшим , но мягким взглядом. Вот только  лицо его не светилось, как прежде.

-  Дара погибла,  - легко придвинув одной рукой кресло к огню, Нех  опустился. Нэт присела на край стула , откинулась на спинку, почувствовала мягкие складки  бархата.

-Принести тебе кофе?

-Нэт, собирайся, мы уходим, - голос Неха  звучал уверенно и твердо, - чашку кофе я выпью на кухне, а ты собери только необходимое. Маг откроет портал.

-Нех, я не вернусь,- Нэт говорила почти шепотом.

-Альбинос  звонил мне, - Нех слегка наклонился,  протянул озябшие руки к камину  ,-   Знаю, ты ходила на холм, чтобы повидаться с Королевой. Зачем тебе это, Нэт? Все , что тебе нужно - вернуться домой!

-Тай может погибнуть.

-Он уйдет с нами. Если пожелает.  Я сказал ему.

-Нех, ты ведь знаешь, что Тай не уйдет. - Нэт вложила в голос всю уверенность, на которую была способна. - Ты тоже не сможешь жить в том мире. Ты не сможешь жить без него.

Она помолчала, набралась храбрости и твердо произнесла, глядя в глаза Неху:

- Я люблю Тая. - И опустила веки под его тяжелым взглядом.

- Я тоже люблю Тая. Его все любят. Он живет для того, чтобы его любили. Тай свободен идти в любой мир. Его любовь, твоя любовь - всего лишь иллюзия, ловко созданная им, как  те цветы на террасе. Нэт, опомнись! - Нех говорил громко, впервые в его  голосе Нэт  слышала  злость. - Цветы давно исчезли! Исчезли, потому что их не было! Понимаешь?

-Я хочу остаться  с ним.

-Ни я, ни ты - мы не нужны Таю. Сегодня ночью он заключил контракт с Небесной - он женится, Тай думает только о власти! - У Неха не было привычки жестикулировать при разговоре. Вот и сейчас  руки свободно лежали на подлокотниках и только пальцы крепко сжимали ткань валиков. Нэт замерла от его слов. Она уставилась на эти валики, но видела  лишь свое сердце, зажатое в тиски.

- Даже ты видел тюльпаны. Значит они были. - Оцепенение медленно отпустило, -   Тай в опасности. Как только он вступит в брак с Принцессой - демоны полностью завладеют им. Поверь - я видела этих чудовищ! Мы должны идти во Дворец!

Она повысила голос, вскочила со стула и снова смотрела на Неха. Его взгляд был таким, как будто в солнечный день на небе вдруг появились тучи.

- Нэт, я не отпущу тебя! - Поднимаясь, Нех так резко оттолкнулся руками от подлокотников, что кресло с грохотом опрокинулось на бок. На шум из кухни явился  маг да так и застыл на пороге.

-Нех, в какой бы мир мы не сбежали - проклятие эльфов будет преследовать тебя. А я буду  исчезать день за днем, превращаясь в тень!  Тай… Ты же всю жизнь…

- Вот именно! – отрезал Нех, заставив её замолкнуть. Окинул холодным взглядом, злость билась и едва не прорывалась с той стороны радужки. Расплавленное золото мерцало в правом глазу огнём эльфийской печати. - Вот именно, Нэт. И я не позволю твоему безрассудству…

- Это не безрассудство и не иллюзия… - тихое отчаяние Нэт  излилось наружу вместе с голосом. Она смахнула с лица выбившуюся прядь и взяла бархатный плащ в руки.

- Нэт, заканчивай! – Нех прерывисто выдохнул, стараясь сдерживать ярость.

- Ему нужна не опека. Все рассудочные доводы – это не то, что ему надо, - Нэт протянула руку  и коснулась ладонью груди возле сердца Неха. – Ты знаешь, что ему нужно. Это его и спасёт.

Нех попытался перехватить её ладонь, но Нэт набросила на плечи плащ – и исчезла. Что почувствовал Нех в эту секунду? Разочарование? Ещё большую злость? Сердце хотело снять выражение боли с его лица, но Нэт отступила. Рука Неха застыла в воздухе.
 
Он знает сам. Он всё знает сам.

Отредактировано taiklot (2018-03-10 22:55:03)

+3

314

ГЛАВА 36 Автор: Тайклот

Зимнее, почти белое, солнце поднималось на прозрачном небосводе, когда Тай вышел к балюстраде просторного, как бальный зал, балкона. Медленно, механическим движением, он наматывал на кулак платок Дары и не засыхающая – он так повелел - кровь на ткани леденила кожу.

Открыв двери своих покоев, Тай впервые увидел город с высоты птичьего полёта. Там, за переливающимися ультрамарином стенами, раскинулся огромный мегаполис. Высотками он протыкал облака, но отсюда, с башен, даже небоскрёбы оставались у подножия скалы под названием Небесный Дворец. Небесный. Так назывался и город, но от неба у него было только название и кусок переливающейся застывшей синевы в виде Дворца. Как издёвка, чья-то злобная усмешка. Небеса – для полёта. А здесь полёта не было. Нигде. Мир, как игрушка, созданная с пренебрежением. С ненавистью к людям, которые задаренные магией и технологиями, но послушные нелепым законам, копошились внизу, чётко составляя механизм, который не засбоит. Кто в этом был уверен? Ди? Ведь даже забравшись сюда, на эту вершину мира, куда хотел влезть и Всемогущий, Тай остановился у края пропасти. Именно здесь обретались знания о том, что у механизма есть чёткие границы, за которые можно выйти только в другие миры. В чьей-то ненависти не было продолжения, их мир замыкался сам на себе, как клетка для подопытных.
Место для пыток, для агонии желаний, которым не суждено исполниться.

Тай сжал платок и поднёс ко лбу, не сумев сдержать хриплого выдоха.

Дара… Дара…

Последние мысли её были о нём, о Тае. О том, что разделило их, о смерти сестры. Скорбь - неизбывная боль от утраты.  Она думала об этом долю секунды, об этой боли. Как могла бы страшно отомстить… и… всё простила ему, в миг, малость которого не измерить ничем… ради Неха.
Тай задумчиво навязывал шёлк на пальцы… Видел её останавливающееся сердце… ужас от того, что она не успеет сказать… чувствовал его в крови, булькающей в горле, в молчаливом вопле, раздирающем трахею… как глупо… Жадная до магии, всю жизнь искала знаний, льнула к источнику могущества… и какое упоение, боги, какое упоение! оно так легко глушит шёпот сердца… мысли путаются… глупая… какая же глупая…  смотрит на него… и не может сказать… кровь идёт горлом… дыхания нет… просто смотрит на него…  только хочет сказать… чтобы он услышал, наконец… не может, задыхается… не может ничего… больше сказать… смотрит…
…услышь меня! Я…

Тай вскинул голову, сделав резкий вздох, словно выныривая из глубины. Не хотелось слышать последнее признание. Оно предназначалось не ему.

Тай сорвал с ладони платок и швырнул в холодный простор.

– Раз не услышали до этого, то надо ли кому-то узнать сейчас, верно? Так заткнёмся же оба! – злость вылилась в крике, но затем, следя взглядом за исчезающим в бесконечности платком, Тай договорил тише:  – Да. Я благодарю тебя, Дара. Благодарю, что спасла его. Но именно по этой же причине… ты же это знаешь, верно?.. я не буду просить прощения за то, что сделал с твоей сестрой!
Зимнее бельмо солнца выжигало взгляд, словно старалось сделать слепцом и его. В душе разливалась желчь. Тай вцепился в широкие мраморные перила, с вызовом уставился на белёсый диск. Брови сошлись к переносице, так что даже кожа на лице заболела от напряжения. Губы прошептали заклинение в поднявшийся ветер - из пустоты возникли колкие льдинки и брызнули в пропасть под башней и на натёртый до глянцевитости мраморный пол балкона. Сверкающие иголки впивались в ладони, таяли, смешивались с кровью Дары и алыми каплями скользили вниз, с пальцев, по обманчивой чистоте балюстрады.

Пути назад нет. Если не будет власти в руках у Тая, то брат и Нэт обречены. Они уйдут в её мир, и надо будет запечатать все ходы - никто не сможет открывать порталы, это будет его приказ. Приказ Небесного, которому подчиняется всё и все.

«Нех должен приглядывать за ним… он опасен… он опасен для всех… он отберёт у кого угодно то, что ему нужно… он переступит через всех…» голос Анайрэ? Голоса тысячи эльфов? Тысячи его собственных демонов? Они звучали в голове, как заклинание… строчки, написанные магией, тлели теперь между реальными воспоминаниями, разлетались пеплом. Это не заклинание… это то, во что он верил.

Тоска растворяла душу, топя её в разочаровании, как в кислоте. Костяшки пальцев заострились так, словно ещё чуть-чуть - и кости прорвут кожу, выскочат острыми шипами. По жилам медленно перетекала мёртвая кровь - эльфийская магия вливалась в неё дёгтем, замедляла, скручивала, превращала в поводья для монстров, которые жаркими языками слизывали с балясин кровавые капли чужой боли и страданий. Сейчас, учуяв поживу, они вырывались с силой, раздирали тело - и Тай морщился, держась за грудь, пытаясь нащупать толчки сердца. Оно стучало глухо и медленно, едва отзываясь на прикосновение. Не было слышно самого себя, синего мага уже не было внутри, и не к чему было тянуться его магии… нечем было жить.

Принцесса вышла на балкон. Такая же белая и холодная, как камень под ногами, она плыла через огромное пространство, а бирюзовый шлейф волочился за ней, собирая льдинки. Снег усилился - и фигура женщины то проявлялась, то исчезала меж белыми колкими нитями, как призрак. Даже здесь, вдали от соглядатаев, от тех, кто отслеживал каждый её шаг, измерял его длину, решительность, грациозность – Принцесса держала лицо, оставаясь эталоном сдержанности. Только вот взгляд, пылающий ненавистью, выдавал с головой. Несдерживаемая неприязнь растопила глубоководный лёд в прозрачных глазах и заставила Тая хмыкнуть.
 
- Я не вижу тебя за твоими демонами, - произнесла Небесная. – Внутри мерзкого клубка тварей – самая отвратительная – это ты.

- Приветствую вас, Ваше Высочество! - он слегка склонил голову. – Польщён, что вы пришли ко мне лично, чтобы сказать об этом. Увы, теперь вы не можете послать ко мне Дару, чтобы передать приветствие. Неудобно стало, не правда ли?

Лицо Принцессы не изменилось, но она наверняка знала об участи магички.

- Она такая же предательница! – медленно проговорила Небесная.

Тай пожал плечами, опёрся бедром о перила и бросил взгляд в пропасть.

- Что, она так ничего вам и не передала перед смертью, ни единой мысли, которую вы могли бы уловить и узнать то, что вам нужно? Досадно, согласен. Хотя, какая теперь разница, ведь вы больше ничего не сможете, ваш удел быть красивой тенью за плечом Небесного. Наверное, к этому и стремился Ди, к безраздельной открытой власти, не так ли? Или всё-таки дополнительно лелеял надежды забраться к вам под юбку?

- Я никогда не разделю с тобой ложе! – Принцесса вдруг растеряла всю строгость, на миг превратившись в обычную женщину, пытающуюся защититься лишь словами и так по-женски вычленив из всех фраз только скабрезность.

- Ууууу, - Тай улыбнулся, стряхивая снежинки с лацкана пиджака. – Неожиданная страстность вам к лицу. Но, кстати, зря. Я в этом деле хорош… или что, предпочли бы Ди? Как-то даже немного обидно.

Принцесса отшатнулась, замерла, смерив его взглядом, потом её передёрнуло с головы до пят. Один из демонов, прильнув к подолу платья, влажно провёл длинным языком женщине от уха по шее, под подбородком, а после разделился надвое, и уже вторая тварь нырнула счетверённым жалом в нежную впадинку между грудей.

- Ты… - прошептала Принцесса, невольно вздёргивая ладони к горлу и прикрываясь.

– Ты не посмеешь!

- Не посмею – что? Заставить вас, если захочу? – Тай поставил руки позади себя и опёрся на перила. – Страшно, что теперь противник вам не по зубам? Как Ди или Крег? Хотя обоих вы недооценивали, как сейчас отчаянно недооцениваете меня. Но я не люблю недопонимания, поэтому развею: так вот - я могу заставить. Если захочу…

- Можно ли быть еще более мерзким?

- Да! – Тай развёл руки и усмехнулся. – Можно! Я смогу быть настолько мерзким, что ваши мысли будут только обо мне. Только. Обо. Мне. Давайте посоревнуемся в своих эгоистичных желаниях уничтожить чей-то мир. Я уничтожу ваш быстрее, чем вы мой, потому что я разрушу здесь всё до основания, до последнего винта развинчу, но отобью у вас желание призвать сюда Нэт ещё хоть когда либо.

- Она Принцесса Эльфов! Она всего лишь открыла бы Дверь и правила миром эльфов, если бы пожелала.

Тай расхохотался.

- Я прощаю вам эти слова, потому что вы – хоть и в страхе перед Нэт - были вежливы c ней. Наверняка терялись в догадках – убьёт она вас на месте, если вы упомянете свои планы, или нет. Теперь это так очевидно, какой же я идиот… - Тай раздражённо цыкнул и выдохнул, а потом, уняв желчь в словах, продолжил: - Вот так просто? Правила бы миром?  Вам свободу, а ей – править миром. О, дааа… Ключ рассыпается, когда дверь открывается… Кажется, так там было написано. Много ли вы узнали, когда Знахарь рассказал вам о Ключе, Книге и Валиноре? Наверняка ничего не утаил, пытаясь отомстить Анайрэ за то, что та не осталась с ним когда-то, а убежала в другой мир с Книгой и предпочла жить там, как человек?

Тай фыркнул, скривившись:

- Достойно змеи, постоянно сбрасывающей шкуру, да уж. Умно, дав вам знания и цель, прикончить внучку Анайрэ. Конечно, ключ разрушается, он это знал. И вы это знали тоже. Но разве это важно? Вы же хотели свободы. Не смейте мне лгать словами, когда я читаю по вам. – Он схватил её за руку - жёсткую, неподатливую. И закончил, глядя в глаза: -  Так можно ли быть ещё более мерзкой?!

Аспидные твари тёрлись о платье распадающимися на гнилостные струпья телами оставляли на нём грязные следы, лизали кровяными языками бледную кожу и подёргивались от удовольствия… Они пробовали женщину на вкус и растягивали пасти в ухмылках, узнавая своё – тёмное - начало.
- Ты сдохнешь первым! – вдруг без обиняков сказала Принцесса. - А потом я всё равно найду эту эльфийку и братца твоего тоже. И уже не буду такой мягкой. Жалею только об одном, что уже не смогу ЗАСТАВИТЬ тебя смотреть на пытку, чтобы ты свихнулся от их боли.

- Попытайтесь, Ваше Высочество. – Тай прищурился. Мраморная плита под её туфельками треснула. Принцесса вздрогнула и отступила. – Однако, до того как я взойду на трон, осталось - всего ничего. Но чего ж нам ждать? Слишком много порядка, вы не находите? Значительно повеселеет, если мы будем сходить с ума вместе, это тоже определённого рода свобода. И куда как интереснее, чем наши предсказуемые перепалки, верно?

Демоны, мокро чавкая, протиснулись в разлом, грязь размазывалась по белизне камней на балконе, но уже через минуту смрад и муть со шкур осели на фундаменте внизу, растекаясь кляксами и растягиваясь по двору жирными нитями. Дворец, словно труба под напором тугой струи, наполнился низким гулом, оплетаясь пачкающей всё на своём пути плесневой паутиной. Липкие щупальца поползли во двор, по стенам вверх, вниз с той стороны, а затем – далее - по улицам мегаполиса, где мерцали огни фонарей и тихо шуршали по заснеженным дорогам снегоуборочные машины.

Снежные иглы закружились в вихре, небо потемнело - и солнце погасло, закрытое снежной пеленой, так что город и Дворец погрузились во мглу.

- Рассвет зимой приходил нескоро, - улыбнулся Тай.

****
Альбинос заглянул в комнату, и Нех подозвал его движением руки.

- Иди за ней. Лови след, накидывай ментальные цепи, нюхай воздух… как хочешь, а чтоб вернул. Понял?

Молодой человек неуверенно потоптался в дверях.

- У неё эльфийская магия, она сильнее моей. Если только за лилией следовать, с цветами у меня неплохо получается соединяться. Но даже в этом случае… плащ – это защита для неё…

- Делай, что хочешь. Хоть догола раздевай, но не дай ей снова засунуть голову в петлю! Помни – уговор! Иначе не видать тебе мира Нэт с его благами, как своих ушей, понял?

Альбинос скривил губы и, помедлив ещё секунду, всё-таки вышел в прихожую.

Замок щёлкнул, а затем дверь захлопнулась, резко, с грохотом.

- Моринехтар! – заголосил альбинос. По эту сторону.

Нех вскочил с кресла, и, подхватив револьвер, метнулся на вопль. Маг подпирал дверь, пытаясь провернуть защёлку замка. Разговаривать с вещами он не умел, поэтому работал вручную, но хилое тело подводило – створка неумолимо отодвигала его по скользкому паркету. Нех навёл револьвер на расширяющийся просвет.

- Ладно вам! Давайте без паники, - раздался голос по ту сторону. Дверь замерла, но сколько альбинос ни тужился - щель между полотном и косяком не уменьшалась.

- У него сильная магия! – пропыхтел он.

- Да не магия это, - усмехнулся голос. – Мне надо поговорить с Моринехтаром. Который Нех. Он же здесь, верно?

Нех чуть кивнул – и альбинос отпустил дверь. Вошедший мужчина был бледен, а широкие плечи атлетической фигуры ссутулились так, словно сейчас на них навалились все скорби мира. От мехового воротника полушубка валил белый пар, а волосы топорщились  на макушке ежиком, закрепляя впечатление внешней и внутренней потрёпанности.

- Я звонил по поводу господина Ди, - мужчина устало вздохнул. – Вы же не выбросили его в параллелку, так?

- Нет, - Нех качнул стволом револьвера, пригласив следовать за собой. Ведя дела со Всемогущим много лет, Карнивала - правую руку Ди, он уже давно знал. – Почему ты позвонил только сейчас?

- Почему? Потому что вчера вечером я был чертовски занят с твоим братцем, господин Моринехтар. Он меня заколол, а потом отправил спать на берегу озера, так что на плэнере я едва не околел. Но это мелочи, я-то вот жив, а мой господин – мёртв. И это дело, как я понимаю, именно твоих рук. Я воздержусь комментировать. Что ж… жизнь наша поменялась после изгнания, но сейчас она может вообще оборваться, если Небесная Принцесса решит зачистить за Ди все его дела. И меня с моими людьми в том числе.
Я не буду тянуть. Предлагаю сделку.
Я, как ты понимаешь, немного в курсе событий, - Карнивал бросил взгляд за окно, где бушевал снежный смерч и раздражённо поморщился, пощупав что-то на груди. – Но знаешь ли ты, что произойдёт, если отдать Принцессе Глаза Дракона и Эльфийский Ключ?

- Теперь уже ничего. Нэт отдала Ключ Королеве, бросила перстень в колодец.

- О, я смотрю, мне ещё придётся ликбез проводить. Увы, нет. Братца твоего – кроме того, что он чокнутый придурок - надо срочно вытягивать из Дворца еще и потому, что, насколько я понял, женщина эта, эльфийка, побежала туда к нему. То есть в руки Небесной. А именно эльфийка и есть Ключ.

- И что же? – Нех постарался оставить голос ровным, а лицо спокойным. О том, что же он на самом деле принимал за Ключ и кого в итоге нашёл – об этом он подумает позже, в одиночестве.

- А то, что миру нашему так же придёт конец. А Ключ будет разрушен. Вот и весь сказ, если вкратце.

- Так. Ясно.

Кажется, онемели кончики пальцев. Нех отложил револьвер. На коже остались глубокие отпечатки от ребристых «щёчек» рукояти. Странно, что на рукояти не осталось вмятин от пальцев.

- Ты сообразителен, как и всегда. Приятно иметь с вами дела, если отбросить то, какую свинью вы, братья, нам всем подложили.

- Одно мне непонятно. Как ты, при своей лаконичности, уживался с Ди и его велеречием?

- Я больше слушал.

Нех жестом указал на стул возле камина.

- Обсудим?     

ГЛАВА 37 Автор: Тайклот

Ветер крепчал и размазывал тучи по небесам - тёмно-серая пелена над головой и ничего более. На улицах было пустынно, кое-где, словно заброшенные из иного измерения, медленно проползали снегоуборочные машины. Так же неторопливо по занесённым снегом дорогам двигались автомобили. Но некоторые останавливались и умирали на обочинах, такой у них сразу становился безжизненный вид, словно их притащили со свалки для декорации. Людей на тротуарах и вовсе почти не было. Если кто вдруг встречался, то с отрешённым видом брёл, пошатываясь, будто направление не имело никакого значения - пешеход двигался, потому что когда-то начал с движения и теперь не знал, куда его направить. Нэт оглядывалась по сторонам, кутаясь в плащ, и торопилась дальше. Вскоре даже редкие пешеходы перестали попадаться на пути, благо, что дорогу к Дворцу спрашивать не требовалось - огромная ультрамариновая громада взлетала в тучи над самыми высокими небоскрёбами Небесного города.

Тай был там, сходящий с ума, раздираемый голодными тварями ненависти. И Принцесса воспользуется этим: безумная в своём упорстве женщина - вовсе не глупая девчонка, которую легко напугать. Ведомая жаждой и коварством, она убьёт Тая его же оружием - четвертует его же демонами, подпитывая их своей ненавистью. Как бы ни был искусен Тай, теперь он полностью во власти чёрной магии и падает в бездну со скоростью пикирующего ястреба. Но пока хищник не разбился о камни, он всё так же силён и смертоносен. Поэтому бог знает, что он может натворить.

Тай…

Нэт ещё раз осмотрела замерзшие, странно вымершие улицы, припомнила прохожих, в глазах которых осталась пустота и тупость.

Она так отчаянно заявила, что хочет остаться с Таем... Но что она скажет ему, когда увидит? Хочу остаться с тобой? Уходи из Дворца? Не женись? Не будь Небесным? Брось всё, что получил…
Снежинки падали на лицо, оседали на ресницах. Метель гнала снежные хлопья, утаскивая в своём мощном потоке и душу… но тело замерло.

«Ни я, ни ты не нужны Таю», «ему нужна только власть», «Тай хочет всё»…

В сердце словно дыру прострелили, а в душе было так мерзко, как в моменты, когда клиенты пихали ей за воротничок чаевые при удачно проведённом трансфере. Как давно это было… Но она так унижена сейчас, так раздавлена, что гадкие моменты из прошлой жизни вспоминались и давили сами собой. Прошлой жизни… как легко она подумала об этом…

«твоя любовь… его любовь… это иллюзия…»

Пусть иллюзия, пусть! Какой смысл думать об этом, раз она приняла решение? Да, Тай выбрал другую женщину. Ладно, даже если и так. Но если существует хоть микроскопический шанс, что он сделал этот выбор не ради себя…

Нэт приложила руку к сердцу. Стучало споро, сильно, в груди жгло, и каждый вздох давался с трудом, словно она стояла возле котла с кипящим отбеливателем. Жарко и душно, несмотря на холод.

Хотелось укрыться, хотелось укрыть, хотелось защитить, забрать или отдать, сделать всё, как пожелает ОН. И потребность эта ощущалась так остро, что причиняла боль. Почему же раньше не тревожило подобное, почему не ощущалось такой боли, такой тяги и безумного стремления стать восхищением для другого человека? Удивлять и поражать его, ликовать от гордого взгляда в её сторону. Выпрыгнуть из собственной сути ведомого и блистать так, чтобы его глаза заболели, но с лица не сходила восхищённая улыбка… Неприятный в общении, резкий, взрывной… Хотелось быть под стать, выдержать, опалившись жаром страсти, но и опалить его самого, чтобы он изумлённо приподнял бровь… но шёл только к ней навстречу…

Однако теперь она брела, как слепец по краю крыши, не ведая, поможет ли он пройти над бездной или столкнёт вниз. Попытки прислушаться к его сердцу ни к чему не привели - эльфийская мёртвая магия уже практически остановила биение сердца, заглушила мысли, убила чувства. Теперь только злоба мертвецов говорила его устами, и услышать можно всё что угодно… но хватит ли мужества принять услышанное, и твёрдо верить, что все слова – фальшь?

Но если слова – фальшивы, так что же тогда…

Нэт дотронулась до лилии на плаще, ветер трепал лепестки. Нежные и беззащитные в когтях вьюги. Метель подхватила подол платья, сорвала с головы капюшон. Белая пелена заволокла всё вокруг  - и город – с тротуарами, высотками, фонарями и машинами – исчез. Нэт резко вдохнула и подкосилась в коленях. До того, как упала, чьи-то руки подхватили под спину – и глаза закрылись.

****

Нех вошёл в спальню их загородного дома, куда впервые они привели Нэт. Раненый Тай перетащил Нэт в их мир, ещё не подозревая - кто она и кем для них окажется. Здесь, пытаясь держать лицо, Нэт требовала клубнику… когда-то. А Нех не мог побороть искушения кормить её ягодами с рук.
Сейчас она лежала в кровати безучастная, смотрела в потолок, не мигая, хотя полукруг лампочек  над изголовьем сиял десятком маленьких солнц. Но она сама была сейчас как белая звезда – прекрасная и равнодушно-холодная.

Она наверняка переполнена презрением за то, что он посмел остановить её силой. И теперь, в подтверждение, даже не посмотрела в его сторону, не отреагировала, когда он вошёл.

- Привет. Как ты? Он рассказал тебе? – Нех кивнул на альбиноса.

- Нет, я только очнулась, - спокойно произнесла Нэт, не удостоив его и взглядом.

- Господин Моринехтар заботится о вас, – вставил альбинос, подавая Нэт бокал с отваром, но она не пошевелилась. - Вы слишком рисковали, не обдумав, не взвесив. Нельзя так идти на поводу у чувств. Иногда надо думать…

- Поучаешь меня? – Нэт приподняла бровь, и альбинос отшатнулся, отстраняя бокал, но не далеко. Маг посмотрел на Неха, ища поддержки:

- Простите, я… У господина Моринехтара есть план получше. Он знает, чем здесь всё может обернуться. Через пару дней церемония посвящения. Мастер будет представлен, как жених Принцессы.

- Это что - помолвка? - бесцветным голосом спросила Нэт, смотря в потолок.

- Эммм… нет, не очень понимаю, о чём вы. Он – кандидат. Он – должен быть представлен официально. Согласно закону Принцесса подтвердит, что все её желания были удовлетворены и что финальное задание исполнил господин Моринехтар. Ну и, конечно, подтвердить наличие обязательных требований. Родословная, статус, отсутствие эльфийской крови и отрицание эльфийской магии.  Он должен будет доказать всё.

- И что же? Уверена, он будет безупречен, если захочет… - Нэт перевернулась на бок и уставилась в стену.

Нех вздохнул, глядя, как она игнорирует и его, и действительность. Глупая девчонка! Неужели она не понимает, что он пытается уберечь её?! Закончить это сумасбродное трепыхание.

- Карнивал пойдёт во Дворец, - сухо сказал он, смотря в затылок Нэт. – Он - правая рука Ди, но поклялся Принцессе в верности и получил гарантию протекции, пообещав, что сможет избавить Небесную от Тая. Он докажет его неугодность двору на глазах тысячи свидетелей.

- Как же?

- Карнивал докажет, что Тай пользуется эльфийской магией. Ведь твой подарок всё ещё у него, так?
Нэт неопределённо повела плечом.

- Тай пострадает?

- Нууу… самолюбие его – возможно. Использование эльфийской магии и связь с эльфами - нарушение только для власти, доказать это сложно, но при удачном исходе - он просто будет изгнан из Дворца.

- Так просто?

Маг-альбинос фыркнул:

- Не очень понимаю, что же тут усложнять. Не прошёл проверку – прощайте. Следующий. Хотя представляю, что начнётся опять… - Маг присвистнул и закатил розоватые глаза.

Нэт осторожно приподнялась на локтях и села, альбинос вскочил со стула и осторожно взял с тумбочки отставленный, но не забытый, бокал. Поднёс его к губам Нэт.

-Пахнет травами, – проговорила Нэт. – Полынь?

- И полынь – тоже… - замялся маг, снова бросив взгляд на Неха.

Нэт пила - и невозможно было отвести взгляда от её длинной, белой шеи.

Прости, Нэт, прости. Но тебе нельзя в это вмешиваться. Тебе лучше спать, просто спать, пока всё это не закончится.

Нех кивнул  магу, когда альбинос принял бокал из рук девушки, а та снова легла на подушки, не намереваясь продолжать разговор далее.

Что ж, он мог её понять. Спи, Нэт. Пускай тебя пока ничего не тревожит.

***

Огромная внутренняя площадь перед Дворцом снова гудела, как улей. Тучи нависали низко, касались зубцов на стенах и словно свисали с них грязной паклей.

Не так давно, на день рождения Принцессы, всякий люд толкался здесь в очереди за цветами. Сегодня же народ собрался более почтенный, не просто сброд с улицы, а военные, знать и богатеи, все, кто имели вес в обществе. Конечно, толпы были несравнимы, однако, выбор Небесного – событие нечастое, поэтому всё, кто хоть краем ботинка мог переступить порог Дворца, в этот торжественный момент – не упустили шанса и были здесь. По древним обычаям Принцесса назначала три задания для кандидата. Все они должны были быть исполнены – и тогда на трон садился новый правитель-мужчина. Сейчас все хотели видеть того, кто станет новым Небесным, сохранит незыблемость мира и будет смазывать безупречный механизм распределения знаний, возможностей и благ.

Карнивал с досадой скривился. Увы, Всесильный Ди выбыл из гонки на финишной прямой.
Всё казалось таким же, как и прошлый раз, таким же, как и многие годы до этого, когда он появлялся здесь и выслушивал поручения Ди. Он никогда не страдал паранойей, не нагнетал ситуацию, но на дороге к Дворцу такси вдруг завихляло и остановилось. Из таксиста не удалось вытянуть ни слова. Он молчаливо уставился в лобовое стекло и остался так сидеть, пока Карнивал не хлопнул дверцей и не вышел в метель. Через стекло удалось разглядеть только опустевший, словно смотрящий внутрь черепной коробки взгляд водителя. Карнивал передёрнул плечами и поднял мохнатый воротник пальто.

Всё менялось вокруг и начиналось отсюда, из Дворца. Словно заретушированные чёрной тушью дома и улицы, пустые глаза, резкие, заострившиеся черты лиц, всё больше походившие на вытянутые морды, и вползающая в голову удушающая тоска.

Карнивал с тревогой обвёл взглядом небо. И это вытворял младший Моринехтар? Проклятье!
Грянули фанфары, подхватили флейты и виолончели.

Чуть в стороне от тронов, на помосте, похожем на театральную сцену с рампами, торжественно поднялись тяжёлые гардины, демонстрируя две сверкающие глыбы – Глаза Дракона. Основное задание – билет на трон. Больше не было соперников, не было никого, кто перешёл бы дорогу Таю Моринехтару, он отдал Принцессе то, о чём она мечтала, а взамен получил то, о чём мечтал сам – безраздельную власть. Теперь этот выскочка мял ботинками похрустывающий ковёр из живых цветов и держал под руку Принцессу. Она смотрела прямо и жёстко, губы едва розовели на бледном лице, похожем на мертвецкую маску, где глаза – кусочки голубого стекла. Если не знать, какая она демоница, то сейчас – сущий ангел в скорби. Но и это - непременное лицедейство, которое призвано скрыть торжество: Карнивал уже преклонил колено и рассказал ей о плане. Принцесса знала, что Моринехтару скоро придёт конец.

Что ждало братьев дальше – уже не имело значения. Он выполнит свою часть сделки, а с остальным пусть разбираются сами. Хотя наёмные убийцы, преследующие их по всем мирам – это самый прогнозируемый исход.

Где-то далеко за плотными тучами сверкнуло зарево - молнии переплетались в небесах. И постепенно стихал гул и жизнь города. Ведь от стен Дворца мёртвой волной растекалась ненависть двух людей, что стояли рука об руку на самой вершине их мира.

Тай вскинул голову, остановившись возле тронов. Лицо заострившееся, хищное, теперь он особенно походил на ублюдка, с которым трудно иметь дело.

Принцесса бросила взгляд на Карнивала, и он кивнул в ответ. Моринехтар только глазами повёл, явно поняв, что что-то здесь не так.

- Этот урод не дурак, хоть и безумен, - процедил Карнивал с досадой.
Торжественная часть подходила к финалу, будущие супруги терпеливо простояли всю церемонию, кивая или улыбаясь в моменты, положенные по сценарию. Но вот пришла очередь предпоследней части: теперь на всю площадь зачитывались родословная Мастера, регалии и море мыслимых и немыслимых возможностей, как мага. Благодаря работе в экстремальных условиях, в которых они пребывали с братом, отцапывая у жизни почти невозможно лакомые куски, Тай, как маг, добился немыслимых высот. И когда прочие ржавели на государственной службе или как-то перебивались подпольным знахарством, он оттачивал мастерство, как свои проклятые ножи. Теперь мало кто мог бросить ему вызов и уже… увы… никто не смог бы остановить силой. Оставался только шантаж. Который должен был сработать…

Ну что же. Пора начинать.

Карнивал чеканным шагом вышел на середину площади.

- Мне есть что сказать. Я осведомлён, что господин Моринехтар нарушает одно из самых основных правил Дворца и бросает тень на непогрешимость наших законов! Одним лишь своим присутствием здесь он насмехается над нами, потомками тех, кто отвоевал мир в Великой войне с эльфами. Я заявляю, что господин Моринехтар пользуется для завоевания власти запрещённым артефактом – магическим предметом эльфов. Это кривой керамбит, подаренный ему самими эльфами, врагами людей. Нож Мастер всегда носит при себе. Замечу, что магия ножа многократно увеличивает его и так почти безграничные силы, - этого добавлять, может, и не стоило, но Карнивал зло улыбнулся, не в силах отказать себе в сарказме и реабилитировать попранную гордость. - Поэтому, согласно законам, кандидатура господина Моринехтара должна быть немедленно снята. А Принцесса освобождена от обязательств!

Площадь заморозил не холод, а гробовая тишина. Никто не вздохнул с шумом, не возмутился. Зарево молний осветило многочисленными вспышками темноту над тучами. Глаза людей, окружавших пятачок площади, становились всё более пустыми, приобретали желтоватый отлив. Некоторые из вельмож начали покашливать, и с губ потекли чёрные капли слюны. Карнивал дёрнул головой, пытаясь сбросить морок, схватился за виски, а челюсть отвисла, словно мышцы расслабились против воли.

Тай молчал и усмехался, оглядывая всех через прищур, глаза его, как две чёрные дыры поглощали всеобщее возмущение.

Принцесса бросила на него взгляд, едва заметно потеребила кончиками пальцев складку на платье и облизнула губы. В лице теперь читался испуг. Она стояла в шаге от правды, но кому теперь эту правду слушать?

- Есть ли у вас доказательства столь возмутительного проступка? – в голосе она по-прежнему старалась удержать властность и спокойствие.

Карнивал сопротивлялся изо всех сил. Провёл ладонями по лицу, почти с паникой взглянув на Тая. Тот молчал, не произносил ни слова. И это пугало. Раньше этот тип хотя бы разговаривал, произнося заклинания. Но если он сейчас откроет рот, чтобы соткать волшебство из слов, то что же тогда, демоны раздери, с ними будет?! Однако едва ли Мастер выдаст себя сразу, он попытается тихо устранить соперника, не вступая в полемику, иначе это укрепит подозрения.
Внутри, с той стороны кожи, Карнивал словно заиндевел. Страх сковал намертво, и так же мертвецки заледенил.

- Да. У  меня есть некто, который может доказать это. Это эльфийская женщина, - едва проговорил Карнивал.

Тай чуть напрягся, дёрнув бровями, но остался неподвижен.

- Она докажет, что вещь принадлежит эльфам, так как сама является эльфийкой, - на выдохе проговорил Карнивал и замолчал, прикусив язык. По лицу потекла струйка крови.

- Это каким же образом? – вдруг хохотнул Тай. Раскрыл обман? Всё понял? – Её слово против моего. А если это оговор, то как же нам быть? А может она вообще не эльфийка?

Моринехтар не верил, что Нэт может быть в заложницах, не мог поверить – и всё принимал за розыгрыш, за развод, за желание столкнуть его с престола. Он не отдаст трон так просто, не упустит из рук то, к чему так долго стремился, он не пасует, даже если Карнивал приставит нож к горлу Нэт, как в одном из вариантов их плана. Но старший брат предупреждал: Мастер не ведётся на «пугалки», он упёртый баран! когда уже держит заветную цель в руках, его не сбить с ног угрозами, он отбросит в сторону всё.

И что же теперь? Весь план – в мусорку?

- Я… докажу… - прохрипел Карнивал, сглатывая слюну. – Может мне перерезать ей горло на ваших глазах? Она – моя пленница, и, кстати, только я и она знаем, где сейчас ваш брат. Но вы можете сейчас убить меня, а они умрут сами. Так пойдёт? Или я приведу её сюда и всё докажу наглядно. Эльфы же - не люди, их можно убивать. С них можно сдирать кожу живьём, чтобы достать кости. Так? Давайте так и поступим. Все здесь готовы увидеть эти перламутровые кости, так ведь?
Тай закатил глаза и усмехнулся.

- Зря я не добил тебя тогда, урод… - прошептал он сквозь усмешку. – Ну ничего, я знаю, с кого потом спущу шкуру живьём, - и чуть громче: - То есть вы предлагаете мне напрячься и подождать? Заканчивайте этот цирк и идите, виляйте хвостом перед своей хозяйкой!  - Тай презрительно глянул на Принцессу, а затем приглашающе взмахнул ладонями. – У вас есть что-то прямо сейчас?

Последние силы покидали разум и тело, и Карнивал умоляюще смотрел на Принцессу, но она, словно измываясь над ним за проделки прежнего хозяина, молчала, смотрела на агонию и, кажется, упивалась каждой секундой, пока его корёжило и наполняло чернотой от суставов до кишок. Дрожащей ладонью он утёр кровь с подбородка. На холоде она уже успела заледенеть и стянула кожу.

Небесная такая же садистка. Ей всё равно, что будет с ними, её людьми, всё равно, кто служит ей. Она перешагнёт через любого, кто посмеет препятствовать взлелеянному желанию получить иллюзорную свободу. Она так давно взращивала в себе представление о собственных мучениях, что истинные страдания реальных людей уже ничего не значили. Потому что не было ничего выше её бесконечного, выкристаллизованного в идею горя.

Карнивал чертыхался и терпел, пока Принцесса, наконец, не повернула голову к устроителям торжества и своим ближайшим помощникам.

- Мне кажется, чтобы прояснить ситуацию, мы должны отложить Церемонию посвящения и разобраться в вопросе детально. Пусты ли слова этого человека или есть в них правда – мы должны узнать. Такие обвинения не возникают из воздуха, поэтому я требую тщательной проверки. Завтра начнётся расследование и, надеюсь, господин Моринехтар поспособствует быстрейшему устранению недоразумения. А пока поселите господина Карнивала в покоях Западного крыла. Рассчитываю на встречу с ним завтра, если он не сбежит, устыдившись собственной гнусной клеветы.

Принцесса развернулась и, не сказав больше ни слова, спустилась с лестницы.

Толпа всё так же молчала, хотя оцепенение начало понемногу сходить. Многие недоумевающе переглядывались, наверняка пропустив большую часть того, что произошло.

Карнивал устало вздохнул. Ни на кого смотреть не хотелось - что ему все эти люди, марионетки? Каменные столбы под вьюгой, не больше. Они и так-то были здесь больше для проформы, но сегодня Моринехтар сделал из них настоящею карикатуру.

Сердце билось глухо, болезненно.

Ему предстояло пережить эту ночь. Ночь в Западном крыле, там, где Принцесса оставит его в одиночестве, бросит на волю рока и не даст никаких гарантий. Она даже не приставит охрану, не озаботится хоть мало-мальской магической защитой. Мастер стал настолько всемогущ, что отсутствие преград его не смутит - даже если б они и были, он не потратил бы на устранение и щелчка пальцами. Иногда всесилие ослепляет, начинаешь не замечать камешков в ботинке. А ведь они вполне могут натереть мозоль.

И всё-таки он так и остался камешком в ботинке. Или переживёт эту ночь… или всему придёт конец.

Отредактировано taiklot (2018-03-10 22:55:45)

+3

315

ГЛАВА 38 Автор: Тайклот

Тай не трудился скрываться. Когда шёл по анфиладе Западного крыла -  перемещение пыльных блёсток в свете ламп от сквозняка прекращалось, и даже звуки замирали с самим временем. Узоры на мраморных плитах теряли точность линий, насыщенность цветовой палитры, а затем скукоживались и иссушивались.

Усмешка не сходила с лица.

Придворные во Дворце - как часть кладки в стенах. Всего лишь дополнение к интерьеру. Да и весь люд – всего лишь дополнение к интерьеру этого мира, где экстерьер попросту отсутствовал. Все, как украшения на чьей-то каминной полке. Так стоило ли морочиться о законах морали по отношению к вещам?

С одной стороны выходило, что Принцесса не сильно озаботилась сохранностью единственного свидетеля, а с другой стороны - что бы она смогла противопоставить ему, Таю?

Но сомнения всё-таки закрались, поэтому он остановился, невольно нахмурившись. Прикоснулся к стене - спросил у неё. Карнивала в комнате не было - он вышел и спустился по винтовой лестнице. Это сказали стены, заверяя, что такие красивые лестничные пролеты и галереи - истинно дорога в райский сад. Ясно, в Зимний сад, если говорить проще.

Тай двинулся дальше. Звук шагов по медным ступеням гудел в коридоре. Немного раздосадовало, что одежда была не для прогулок. Костюм с церемонии: брюки и удлинённый пиджак. Даже галстук-платок подколот праздничной брильянтовой стяжкой. А Карнивал совсем, должно быть, обезумел, раз выполз из своей комнаты свежим воздухом подышать на… смерть грядущую.

Тай хохотнул и прытко сбежал по лестнице, постукивая перстнем по перилам.

Наконец он прошёл по открытой галерее с колоннами. Они давно рассказали, что именно здесь Нэт и сбежала с Ди, а её служанка вспыхнула, как бутон из бумаги. Об этой смерти Нэт так сожалела… Глупышка. Тай провёл ладонью по колонне, ловя ускользающий образ эльфийки в красном платье. Она бежала здесь и растворялась в объятиях этого мерзкого Ди, пытаясь скрыться от него, Тая. Давала тем самым понять, чтобы он оставил её в покое…

Пальцы непроизвольно сжались в кулак. Тай вскинул голову, выхватив между изящными колоннами силуэт мужчины. Снега здесь не было - сад на зиму накрывали стеклянным куполом. Поэтому фонтан тихонько журчал, и струйки посверкивали, как мятая фольга, выхваченные из полумрака серебристой подсветкой со дна бассейна. Листья огромных папоротников, нависая над водой, чуть скрашивались серебром тоже.

Карнивал обернулся. В кулаке он сжимал покорёженное ожерелье. То, которое Тай растоптал перед Нэт на берегу озера.

- Ты вообще понимаешь, что творишь? – спросил Тай, приближаясь и не сводя взгляда с застывшего лица мужчины. Маг боялся. Просто трясся от ужаса и искал опору в помятом ожерелье, стискивая и перебирая пальцами камни.

- Я понимаю, - произнёс он тихо.

- Я однажды оставил тебя в живых. Но я могу в любую секунду раздавить тебя, как муху. Да какую муху… Опарыша, просто как опарыша. Ты же осознаёшь, что так называемая правда твоя здесь никому не нужна? Как и ложь. Потому что я знаю, что ты лжёшь. Стоит мне коснуться тебя – всё будет кончено, понимаешь? Всё. Мне ведь не требуются озвученные признания, будь в них хоть все тайны мира. Мне ничего от тебя не нужно. Тебе нечего мне предложить, кроме того, что бы развлечься подольше, спустив с тебя шкуру заживо.

- Психованный урод, - процедил Карнивал.

- Но я могу выпустить тебе кишки быстро, - улыбнулся Тай, делая ещё пару шагов, – если ты скажешь, что виноват и бес тебя попутал, поэтому-то ты и говорил ахинею про Нэт и Неха.

- Проверь! – мужчина взмахнул рукой с ожерельем, открывая портал.

Миг – и он уже был в огненной вечности и вышел где-то с той стороны. Тай цыкнул сквозь зубы. По ментальному следу ожерелья, которое побывало в его руках, найти Карнивала – сущий пустяк. Непонятно, на что этот придурок рассчитывал вообще?!

Тай небрежно взрезал пространство, но от распиравшей злости материя сущего расползлась, как ветхая тряпица, образовав в себе сразу несколько дыр, из которых полилось чёрное пламя. Оно подпаливало края мироздания и те тлели, всё больше треща по швам.

Тай шагнул внутрь, задержав дыхание, а потом одним движением руки стянул бреши - из болезненно ухнувшей раны брызнули чёрные капли - и посеребрённые листья папоротников слегка закачались.

В этом месте, куда привела аура ожерелья, как и в Зимнем саду, зимы не было. Странно смотрелась поросшая зеленой травой поляна в коконе из кружившей где-то за пределами взгляда вьюги. И рассыпанные кругом невысокие стебли многочисленных  лилий. Цветы были настолько белы, что, казалось, свет исходил от них, как от звёзд -  словно небо перевернулось, оставив луну наверху, а само упало под ноги.

Карнивал стоял возле колодца. По крайней мере, нечто, сложенное из камней, напоминало колодец. А вокруг него без ветра колыхались белые лилии, разноцветные листья, залетевшие сюда случайно с осени, и плющ, увивающий перламутровые камни, похожие на руины древнего замка. Маг смотрел и ждал.

- Очень симпатичное место, чтобы сдохнуть, - проговорил Тай, Карнивал подозвал движением пальцев - и бровь невольно поползла вверх: - Вот это даааа… Что, правда, вот так подманиваешь меня?

Хохот вырвался абсолютно искренний. Давно так не веселило. Какой-то червяк на бой его вызывает?! Вот умора! Жалкое, низкое создание, тварь, которая не сможет и мизинцем шевельнуть, если Тай просто глянет в его сторону.

Смех пропал. В несколько быстрых шагов Тай достиг каменного кольца. Маг Ди не отступил, но рука сжалась, прижимая ожерелье к краю колодца.

- Ты же любишь поближе… - прошептал он, смотря в глаза, и усмехнулся. И только тогда Тай глянул на свою руку, которую увили опавшие листья, перетекающие в тугую, похожую на толстый канат, струю воды – это маленький тайфун поднялся из тёмного колодца, опутал и приковал к себе водой и листьями, словно стальными тросами.

- Это что за… - Тай дёрнул рукой, но она оказалась в абсолютной власти водяной петли, жёлтые листья перетекали по поверхности, как живые, создавая эффект змеиной кожи.

- Стой, человек! – голос из колодца не мог принадлежать ни одному существу человеческой расы. Слишком много в нём было мощи, умения отдавать приказы и не ведать ослушания.

Карнивал отступил, улыбаясь. Тай дёрнулся за ним, но рука в капкане остановила движение ещё в зачатке, на первом же импульсе. Боль от вывернутого сустава заставила поморщиться и зашипеть. Поэтому спокойствие в голосе далось нелегко:

- Кто ты?

Тай оперся ладонями о край колодца и склонился над чёрной гладью, через которую проступало едва заметное светлое лицо. Женщина, необыкновенной красоты. Эльфийка. Паззлы сложились. Это колодец Королевы-эльфийки, умершей много веков назад. Её дочь полюбила человека и ушла с ним, оставив лишь смертельную тоску, что превратила это место в перламутровое каменное надгробие.

- Не упокоиться ли вам с миром уже, Ваше Величество? – спросил Тай, криво улыбаясь в воду. – Ну что вам наши земные суеты? Насколько помню, ничто не помешало вам бросить всё и благополучно уйти тосковать и умирать. Так вот посмотрите, что Ди сделал с вашим народом! Ваша дочь успешно приняла человеческую жизнь и где-то нашла путь по душе, а вы даже не обратили внимания на то, что у вас ещё остались дети, и отдали их всех на растерзание обиженному на вашу дочурку Ди. Не знаете разве, что он сделал со всеми нами? Так стоит ли теперь хватать за руки меня, Ваше Величество?

Королева молчала несколько секунд. На водной поверхности - лишь тихая рябь.

- Человек, отдай то, чем владеешь, эльфийским магическим предметом.

- Это отчего же? При всём уважении к вам, однако, нож мне подарила одна из ваших внучек, и он принадлежит мне.

Королева вздохнула так глубоко, что по воде разбежались круги.

- Как же это невозможно тяжело для меня. Моя неразумная Катарина… И вот снова. Одна из прекрасных дочерей моего народа…

- Что с ней не так? – огрызнулся Тай.

Королева не ответила.

- Я приказываю тебе, человек, вернуть подарок, иначе не сдвинуться тебе с этого места. Сила твоя слишком велика, и я не позволю тебе использовать дар Келегорма по собственной безумной прихоти.

- Иначе – что? – Тай вскинул подбородок.

- Иначе я отберу его силой.

Тай обернулся на голос за спиной, так что листья шурхнули под ботинками.

- Нех? Ты… ты здесь? Ты… с этим… - Тай бросил взгляд на Карнивала, но мгновенно вернул на брата. Он приближался. – Этот ублюдок – это же…

- Я знаю – кто это, - спокойно сказал Нех. – Так что? обыскать тебя?

Изумление и недоверие вырвали из груди смешок.

- Нех, ты серьёзно сейчас?

- Серьёзней некуда. Я вижу, что творится, Тай. Это всё ты. Ты разрушаешь Небесную империю, ты разрушаешь нас. Ты этого хотел, когда взбирался к трону?!

- Взбирался… – невольно эхом повторил Тай, а в уши словно горячего масла налили: стало глухо и жарко. – Взбирался?!

- Разве не эту вершину ты хотел одолеть? Но теперь, когда всё твоё…

- Я хотел?! – Тай дёрнулся, но заговорённая вода держала крепко. Эльфийская королева – пусть лишь и в энергетическом воплощении, здесь, на клочке её развалившегося мира - оставалась сильна.

В груди жгло, словно кипяток проливался из головы в гортань, а дальше опалял сердце. В ушах заложило так, что заболели виски.

- Я хотел?! – крикнул он. – А не ты ли этого хотел, Нех?! Так скажи мне сейчас: для чего же ты искал этот долбанный мифический проход к Валинору?! Не чтобы взять у эльфов побольше волшебного добра и стать выше, чем Небесный Дворец, выше, чем Ди и эта маленькая ледяная стерва, Принцесса?! Я это затеял?!

Нех молчал. Лунный свет отражался в его запечатанном глазу, как в озере.

- Нечего было носиться с этим эгоистичным ублюдком, - буркнул Карнивал, делая вид, что рассматривает камни на ожерелье.

- Я хотел… - начал Нех, и слова давались ему с трудом, словно, произнесённые, они превращались в камни, - …чтобы никто не был нам помехой, выйти за указатели и ленты. Деньги – наша сила, не хотел быть на дне. Не хотел видеть тебя в нищете… Заботился о тебе, потому что я старше… а ты - маг, который неуправляем.

- Что?! – Тай в бешенстве тряхнул скованной рукой. – Все эти годы ты считал, что я полоумный?

- Нет. Это не так.

- Нет, ТАК! Ты, как и Анайрэ, думал и внушил и себе и мне, что мне нельзя доверять?! Поэтому ты всё решил провернуть сам, так? Ты начал искать Ключ сам! И что в итоге?! А я скажу! Ты до усрачки напугал бабку Анайрэ, Первородную! Так, что она выжгла нахрен память, стёрла реальные воспоминания и в итоге сделала из нас охотников на собственную внучку!

- То, что я был несколько амбициозен…

Но Тай расхохотался, изворачиваясь на держащей петле. Пальцы скрючились.

- Да и пусть тогда весь мир провалится к чертям! Нахрена он нужен, если цена ему -  та наличка, что мы получили от Ди за добытые перламутровые кости! Он стоил так мало, поэтому – вот, пожалуйста! – весь мир наш, брат!

Тело бессильно расслабилось, а голова отяжелела, склонилась, когда Тай произнёс со злостью:
- А догадайся ты тогда, кого же искала Принцесса и для чего, взял бы деньги?

С усилием он поднял голову и посмотрел брату в глаза. Нех взирал на него - на руку в магических оковах - поджав губы. Кажется, седины на его висках стало больше, так же как и морщин у глаз.

- Да, - произнёс Нех. – Потому что это то, чего я хотел.

- Отлично! Так дай мне порезвиться с тем, что досталось мне. Мы же об этом мечтали? Мир у моих ног – неожиданный подарок от брата, так?!

- Тай,  хватит!

- Что, хочешь взять ответственность за то, что я тут накуролешу? Нет? Уходите с Нэт. Валите немедленно! Да, ты всё верно говорил. Свобода не где-то ещё. Но в итоге - мы всё равно заперты здесь. Навсегда. Нет выхода. Ни магия, ни деньги.

- Тай, заканчивай с этим!

- Как? Как мне закончить с этим, Нех?! Убежать? И вечно скитаться по мирам, прячась от охотников Принцессы? В том мире – я – никто как маг, и хрен знает, сколько мы протянем. Так как же быть, брат? Как же мне быть?!

- Просто отступись.

- Отступиться?! – Тай вскинул взгляд. – Вот уж нет. Вот уж нет!! Нет! И катись оно всё к демонам!!! Ты начал это. А я – закончу! Ты помнишь – или победа или смерть, верно ведь?

Тай обернулся к Карнивалу. Приспешник Ди, как маг, заметил изменение первым… Он поёжился, огляделся. Ожерелье соскользнуло в колодец, когда он схватился за камни побелевшими пальцами. Лилии – белые звёзды на земле, гасли одна за другой, высыхая и припорашиваясь налетевшей позёмкой. Холод пробирался в забытый мирок вечного лета. Через нагромождение перламутровых обломков, которые когда-то были цветами, а теперь превратились в подобие развалин, перелезали твари цвета ночи.

- Вот уж нееет, - повторил Тай, чувствуя, как сердце гаснет, дёргается в конвульсии на артериях, как в силках. Оставалась лишь серая оболочка, покрытая сетью сочащихся чёрной кровью трещин.
Он выхватил эльфийский керамбит и с размаху рассёк ледяную водную струю. Задел кожу – и аспидная кровь брызнула на индевеющие камни.

Королева застонала, вода всколыхнулась, листья, словно отяжелев, пошли ко дну и быстро затухали в вечной холодной тьме жёлтыми огоньками.

Карнивал отшатнулся.

- Твою мать!

Нех только приподнял меховой ворот пальто. Тай дернулся к Карнивалу, брызнув кровью. И капли зашипели в мгновенно открывшемся портале, куда хотел удрать маг. Однако оба они замерли…

- Моя дочь… моя несчастная дочь… - вдруг простонала вода голосом самой бездны, и поверхность покрылась паутиной перламутровых нитей.

Тай обернулся к колодцу. Чёрные твари лизали ботинки. Пока. Они ждали его приказа, знали, что он может дать то, чего они хотят. И если одёрнет их  - они сожрут его живьём, но пока кормит – и они, и он живы.

Только сейчас - не до расправы над лизоблюдом Ди.

- Что? Нэт…

- Моя дочь – Нэтаниэль… - прошелестел голос. – Открывает Глаза Дракона…

- ЧТО?! – Нех подался вперёд. – Не может быть, я оставил её с…

Тай закричал в небо. Потом крик превратился в рычание. Звери вокруг выли и вторили, радостно подтявкивая. Вся поляна погружалась во мрак, небо затягивало тучами, луна скрывалась и теперь красные звёзды – глаза воющих демонов – остались на земле.

- Ну вот и всё… - проговорил Тай, разрывая пространство клинком. Резко и сильно, так что Королева застонала. Словно это по её плоти чиркнули кривым лезвием.

- Слишком поздно… - прошептала она. – Тебе, младший Моринехтар, её не спасти. Не тебе. Потому что это уже не ты.

Тай оскалился и захлопнул за собой портал, заметив в последнюю секунду, как Нех подходит к магу. Они придут во Дворец. Но к этой минуте - всё будет кончено!

***
Они отстали от Тая на несколько мгновений всего. Карнивал мог открыть портал только в Зимнем саду, поэтому им пришлось пробежать дворами и коридорами к Главной площади, где, как сказал маг, на помосте стояли Глаза Дракона.

Видимых препятствий не было, но вдруг Карнивал схватился за горло, которым пошла кровь. Или нечто, похожее на кровь, просочилось через губы и повисло на подбородке грязными, тугими каплями.

- Это братец твой, твою мать… - прохрипел Карнивал. – У тебя, кажется, крутой оберег, раз тебя не раздавило в лепёшку и не прожарило мозги насквозь, как у большинства здесь. Никого нет. Как кладбище.

Карнивал припал на одно колено.

- Мне надо уходить. Я не выживу здесь, если это не закончится сейчас же. А это не закончится. Всё только начинается. Да помилуют нас боги.

Нех кивнул и не стал тратить время, чтобы смотреть, как временный союзник, а на дальнейшем пути – кто знает? - заклятый враг, уходит. Что ж… наверное, правильно: раз этому миру – конец, то лучше сделать ноги прямо сейчас.

Нех вздохнул. Только вот не ему.

Он бежал меж рядами колонн к Главной площади и по дороге не встретил никого, кто хоть как-то мог помешать. Колонны, а их были десятки, составляли огромный геометрический узор вокруг площади, и, приближаясь к центру, Нех успевал заметить через них только попеременно мелькающие, как в диафильме, детали. Вот несколько человек корчились в агонии у стен отливающих ультрамарином, вот на помосте возле тронов под резным навесом, так же стонало несколько придворных и фрейлин, вот показались края широких лестниц, что полукругами уходили вверх, на балкон, выдвигающийся над площадью резным, белёсым языком.

И только там несколько человек остались на ногах. Те, кто сохраняли достаточно внутренней силы, чтобы уберечь свой разум от ползающих вокруг демонов с фиолетово-серебряными глазами. Люди сбились в кучу, перегибались через перила и взирали на богато украшенную сцену, где стояли сверкающие Глаза Дракона.

И вот, приблизившись к самому крайнему ряду колон, Нех смог увидеть главное. Нэт. Она на помосте, меж Глазами Дракона. Сам он не раз прикасался ним, но так и не дождался магической реакции. Но Нэт была истинным Ключом. Руки её задрожали и словно помимо воли растянулись в стороны, касаясь гладких, отполированных до блеска поверхностей, которые до этой секунды ничего не отражали. Теперь в них отражалась Нэт. Сияющая, эфемерная, сотканная из сатиновых лучей солнца и шерстяных нитей снежного вихря. Она вскрикнула в отчаянье. Тай, заскочив на помост, рванулся к Нэт - призрачное сияние поглотило его, окутало, но в руках вместо женщины так и осталась пустота.

Нех цыкнул сквозь зубы и отпихнул в сторону парочку застывших вельмож, их ноги и руки словно приросли к площади чёрными нитями, а глаза сомкнуло навеки. Нех почти уже вышел на открытое пространство, но вдруг наткнулся на пускающего чёрную слюну альбиноса. Тот стоял, прислонившись к колонне, под полумесяцем лестничного пролёта, не так уж далеко от трона.
Нех замер и забыл об альбиносе, услышав почти нечеловеческий, каркающий хохот. Принцесса спустилась с лестницы, буквально в нескольких метрах от него, и размеренно проплыла по площади. Колкие снежинки разметались из-под подола тонкими змейками, и всё было бы невозможно элегантно, если бы не этот смех, похожий на эхо в ржавой и прогнившей металлической трубе.

Тай оглянулся на Небесную - и все демоны словно собрались в кольцо вокруг них и несчастной Нэт. И в этот миг плечо альбиноса под ладонью опало - и только мгновенная реакция позволила тут же схватить мага за шиворот полушубка и дёрнуть обратно к себе.

- Отвечай, какого хрена?!  Почему Нэт там?!

Мелкий красноглазый маг захныкал, выворачиваясь из хватки.

- Вы – обманщики! Вам нет дела до меня! Нет дела! Из-за тебя погиб мой дед! А ты даже пальцем не пошевелил! Пришёл и требуешь! Вы все всегда требуете, ничего не даёте взамен! Другой мир?! Ага, как же! Эльфийка умирает, я знаю это, она умерла бы в другом мире от тоски! А что бы получил я?! Да в задницу ваши обещания. Идите все к демонам! Я сам о себе позабочусь! Сам, понял ты?! Убийцы! Вы все!

Нех с силой придавил его горло локтем, заставив замолчать, но альбинос затих, не сопротивляясь.

- Отпусти меня, Моринехтар. Вы проиграли… - прохрипел он, чуть двинув головой, чтобы вздохнуть. – Я договорился с Принцессой сразу после того, как нагнал сбежавшую эльфийку на улице. Как же легко провести не мага! В твоём доме всё время была кукла, чужая женщина, а драгоценная Нэт находилась здесь, - альбинос хрипло рассмеялся, словно вымещая всю накопившуюся злость и разочарование. - Только и Мастер её не видел здесь, из-за плаща. И стоило только вам с Карнивалом вывести Мастера из Дворца… Теперь я, наконец, получу спокойную жизнь…
Сиплый смех срывался с его белых губ вместе со слюной.

- Не одни вы чего-то хотите очень сильно! Но важно выбрать правильную сторону, так ведь? А вы – так ничего и не поняли…

- Это ты ничего не понял, - прошептал Нех и надавил локтем чуть сильнее. Через минуту, когда в розоватых белках альбиноса полопались от удушья сосуды и они стали ярко красными, маг перестал трепыхаться и сполз по колонне на занесенные позёмкой плиты. Белые волосы зазмеились с такими же белёсыми дорожками позёмки, в прозрачно-ледяных течениях ветра.
Бескровная смерть. Наверное, это тоже было одним из желаний мага.

Нех вышел из-за колонны и зашагал к брату открыто. Игра их – проиграна, но, неужели нет никакой возможности? Такого не могло быть!

- Наконец… - вздохнула Принцесса, прикрывая глаза. – Наконец, свобода… моя свобода. Истинная.

Тай развернулся к ней, готовый убить лишь взглядом. Но всё, что сейчас брат и он могли делать - это смотреть, как исчезает Нэт в серебряном свечении меж Глазами Дракона. Секунда. Другая. Третья. Не было идей. Не было выхода. Он не знал, как выдернуть ключ, а двери отворялись с катастрофической быстротой - Нэт растворялась в своих отражениях, тянулась нитями между зеркалами… и мир начал отражать нечто иное, переворачиваться, словно створки зеркал: там, где раньше стояли люди, на миг мелькали эльфы - и снова исчезали, как мираж, дома оборачивались деревьями до небес и обратно трансформировались в дома. «Зеркала» крутились всё быстрее - и мир в итоге, как на карточке фокусника, где на разных сторонах нарисованы отдельно птичка и клетка, слился в один рисунок – птичку в клетке. Башни и небоскрёбы начали обрастать лианами, на кирпичах вспухали наросты из коры, люди с тихими стонами обращались в часть стен или переплетение веток. Помост же под их ногами превращался в недавно виденный колодец.

- Тай. Сделай уже что-нибудь, - Нех едва услышал свой голос. От безнадёжности он оказался слаб так же, как тонкая нить спокойствия, тянувшаяся между ними через панику и творившийся вокруг хаос.

Можно было крикнуть, что Нэт погибнет, но разве этого кто-то не знал? Боль, удушье, отчаянье от бессилия. Всё это теснилось в груди, подавляемое усилием воли такой мощи, что она контролировала и тело, заставляя держать рот на замке.

Лицо брата сделалось ужасающе острым, почти высохшим, как в одном из страшных снов, где эльфийские черепа улыбались оскалом острых зубов. Теперь Тай выглядел абсолютно опустошённым. Как маг-человек, он уже не мог сделать ничего. Сколько бы он ни бился, как бы не тянул Нэт обратно, она выскальзывала из рук. Тай был и оставался существом не того порядка, чтобы противостоять древнему эльфийскому ритуалу.

Медленно, очень медленно он достал из-за спины керамбиты. Разжал пальцы и один из них, простой, мелькнув металлическим серпом, звякнул о камни рядом с помостом.

Чтобы спасти её, он должен был сам превратиться в оружие, перестать быть человеком, стать орудием эльфов.

Эльфы же мелькали всё отчетливее и, обращаясь в струи света, создавали золотые спирали, что забирались по рукам Нэт и переходили сквозь неё, врывались в этот мир.

Время застыло, как однажды в магическом круге. Медленно колыхались снежинки в воздухе, снежные смерчи походили на шевеление морских трав на дне. Принцесса ликующе хохотала, хотя меняющийся мир стёр кожу с её лица и превратил его в кровавую маску. Алые брызги  веером разметались вокруг её головы.

Тай! Давай, сделай это!! 

Нет! Остановись!

Спаси её!

Тай… стой!! не уходи!

Но Тай, этот упрямый мальчишка, никогда не знал пути назад, всегда шёл до конца. Пусть бы этот путь – и саморазрушение. Так и сейчас…

Глаза закрылись на миг сами собой, и сердце сжалось, первым принимая то, что теперь Нех больше не увидит брата прежним – и помогите им всем боги…

От крика Тая Нех отшатнулся, но всё-таки заставил себя смотреть. Потому что если он не будет смотреть, то оставит Тая в одиночестве, один на один с той неизвестностью, в которую он падал. Поэтому теперь не отводил глаз…

Лицо брата словно превратилось в маску из белого золота. Взгляд чёрных дыр, где раньше были серые глаза, отбросил Неха дальше. Грубо, резко. Но всё-таки отбросил, чтобы не задеть. Где-то там, внутри этого чудовища всё ещё жил его брат, и от этого становилось страшно, потому что теперь не чернота была внутри него, а он – внутри черноты. Эльфийская плеть взметнулась в руке Тая, как многоголовая змея, зашипела, заискрилась чёрными всполохами. Он захватил плетью распадающееся на семицветный спектр тело Нэт и…

…выдернул из пространства между зеркалами.

Девушка упала на помост, едва дыша, с трудом приподнимаясь на руках и уставившись в доски. Перламутрово-золотые языки волшебной дымки ещё несколько секунд бушевали вокруг неё, как настоящее зарево… но мир вокруг перестал вращаться, как карусель.
Эльфы, видимые и невидимые, обозначенные золотистыми лучами или же мрачными платиновыми кольцами с чернением, завыли на все лады, сотрясая стены.

Шшшшшшшшш…. эттттооооот миииииииррррррр наааашшшшшшшшш…. этттттоооооот мииииирррррр наааааашшшшш…шшшшшшшшшш….шшшшшшш


Нэт застонала.

Шшшшшшшш….. ээээттттооооотттт  клллллллюююююючччччч – наааашшшшшшшш!

Небесная всё ещё хохотала, истекая кровью. Она давилась, кашляла, тёрла содранные щёки руками в голубых перчатках, и атлас, пропитывающийся алым, выглядел ужасающе.

- Ничего не изменить, Ключ выполнит своё предназначение. Тебе уже ничего не изменить! – выкрикнула она и снова поперхнулась.

- Я сделаю так, чтобы не за что было бороться, - прошипела преобразовавшаяся в Тае сущность. - Я не желаю подчиняться! НЕТ!!!

Эльфийская плеть размножилась, удлинилась, выстрелила ввысь миллионом острых лезвий. Они вспороли небеса, как ветхую ткань. А демоны, старые, новые и всё более умножающиеся, разъедали расползающиеся царапины и превращали их в огненные дыры. Они горели по краям, ширились, пожирали уже сами себя. То здесь, то там прорывались и не могли захлопнуться бесчисленные порталы – новые раны в теле мира.

Тай изогнулся, распарывая пальцами реальность вокруг себя. Эльфийская плеть лупила по воздуху зигзагами, сеча мир в лоскуты. Пламя вырывалось с той стороны бытия, где не было ничего, кроме бесконечной огненной пустоты. Жар топил лёд, подпаливал кожу. От зловония, протекающего в бреши вечного ничто, стало трудно дышать.

Нэт,  беспомощная, ослабевшая, едва смогла приподняться – и Нех подхватил её за секунду до того, как она чуть не распласталась на досках. Она смотрела на Тая, вернее на то, что осталось от него после её освобождения… на то, во что он превратился, воззвав ко всей своей мощи, чтобы противостоять одному из сильнейших заклятий, с которым никто никогда не сталкивался.

- Тай, - прошептала она. Чуть подалась в его сторону, застонала, протянула руку. – Нож нельзя доставать с ненавистью к миру… он сам стал им… не сможет остановиться…

Тай наступил на край расползающегося портала, нырнул в него и возник уже на балконе, одним взглядом перекинув через перила визжавших магов. Они попадали мешками возле медленно опустившейся на колени Принцессы. Женщина больше не издавала ни звука, просто сидела и смотрела на полыхающие небеса, плача кровавыми слезами.

- Тай! Прекрати! – Нех орал, срывая связки, но брат оставался глух.

Нэт смотрела на него молча, но глаза потеплели, лицо сделалось невозможно прекрасным, так что сердце Неха защемило от тоски. Всё это упоение и жажда в её глазах – не ему, но только этот взгляд может укротить чудовище, в которое превратился брат.

Нэт приложила перламутровые ладони к лицу, чуть отстраняясь. Она не пыталась играть на его чувствах, не пыталась использовать очарование, его любовь к ней. Поэтому она разорвала объятия и тихо произнесла:

- Спаси его, Нех. Ты знаешь, что ему нужно, я уже говорила тебе. Только ты сможешь это остановить. Потому что любишь его. Именно потому что любишь, ты не позволишь ему…

Она не договорила, замолчала, сглотнула с трудом и отвернулась. Не могла смотреть на боль Тая, на то, как от мучений натягивалась кожа на его побелевшем лице и как выворачивались суставы рук со скрюченными пальцами. Но это терзания только тела…

Эта боль перетекала через Неха всю жизнь, и сейчас он знал лучше всех, как страдал Тай, не в силах контролировать свою ярость, гнев, желание. Что Нех мог сделать для него всю свою жизнь? Как человек? Для другого – непонятного - Тая, синего мага, которого так рано оставили родители, не пояснив ничего толком, а испуганная Анайрэ заклеймила, как угрозу. Что он мог сделать для него? Помогать, оберегать, защищать… пожелать открыть Валинор… И, наверное, зайти слишком далеко...

Нех последний раз бросил взгляд на сгорающего в пламени брата, пытаясь не слышать крик ни ушами, ни сердцем.

Слишком много опеки, брат… Извини, наверное, это моя вина.

Нех сошёл с помоста, подобрал керамбит и тяжело опустился на колени. Снег таял вокруг, лужи блестели огнём, отражая небесный ад.

- Я отказываюсь от обязательства. Я беру своё слово назад! – проговорил он в камни площади, поднимая нож к лицу. – Слышите?! Я беру слово назад! Я отказываюсь!

Нех секунду судорожно сжимал рукоять ножа, а затем резко поднял и вонзил остриё в правый глаз - в эльфийскую печать. Короткий вскрик вырвался невольно. Глаз лопнул, лезвие в дрогнувшей руке распороло кожу под нижним веком.

Рука с ножом бессильно обвисла.

- Я отказываюсь… - ещё раз прошептали губы. – Тай, это было твоё дело. Ты бы справился.

…шшшшшшшшшшшш …аааааааа… дааааааа…сссссслллллыыыыышшшшшшшииииииимммммм…. Даааааа…. Наконееееееццццц… шшшшшшшшшшшшш….

Огромное серебристо-чёрное кольцо взвилось над Нехом, закрутилось на площади, увеличиваясь, превратилось в огромную воронку, поднявшуюся выше дворцовых стен, а затем раскрутилось, выпрямилось и обратилось в стрелу, по которой пробегали серебряные молнии. С воем и шипением духи умерших эльфов рванули к Таю и врезались в него мощью своего могущества и данного слова.

Тай покачнулся, замер. Глаза распахнулись.

…наааааашшшшшшшшш… ты наааашшшшшшшш…  шшшшшшшшшшшшшшшшшш… сккккккоооооован коллллльььццццццооооооомммм… шшшшшшшшшшшшшш… сссссснннноооооовввввааааааа… ты наааааашшшшшшш…

Тай секунду стоял неподвижно, но затем магический нож выпал из пальцев, звякнул о мрамор. Плеть, как огненная змея, извивалась вокруг него, без цели и смысла. Однако и эльфийское кольцо из злобных духов распадалось и рассыпалось огнями, отдельными зубастыми лицами, не в силах совладать с силой пленника.  И только вернувшаяся печать давала эльфам право на одно повеление.

… шшшшшшшшшшшш… оооооотбииииииррррраем… шшшшшшшшшшш… оооооотбииииииррррррраем ссссссвооооооооою ссссссссссииииилу…. Шшшшшшшш… Ты наааааашшшшшшшшш доооооооллллллжжжжжжжжниииик…шшшшшшшш…. Шшшшшш…

- Брат… - кажется, прошептал Тай.

Нех промолчал. Просто смотрел, как рассеивается колдовство вокруг Тая. Сделка завершилась, начавшись почти год назад. Только теперь всё, что тёмные эльфы могли сделать, это забрать то, чем подпитывали Тая.

…ссссссдооооооохххнииии тваааарьььь… шшшшшшшш…. Поооооодоооооохнииии….шшшшшшшшш…

Тай покачнулся, чуть перевесился через перила.

- Тай! – голос, полный отчаянья, заполнил площадь. – Тай!!!

Нэт бежала к нему, бежала по ступеням, на балкон, подобрав подол, путаясь в складках, хватаясь за перила, пар срывался с губ резко.

Нех усмехнулся и сел на ступеньки. Откинул нож и прикрыл оставшийся глаз.

Всё.

Позаботьтесь теперь о себе сами.

***

- Тай!

Эльфийская плеть всё ещё извивалась в воздухе. Нэт склонилась, прикрыла рукоять клинка ладонью и успокоила магию.
 
– Это подарок Колигорма, духи не могут забрать его. Но теперь ты, по крайней мере, можешь остановиться…

Он покачнулся, ухватился за перила, смерив её чёрным взглядом.

- Нет… - хриплый выдох вырвался рваным облаком пара.

Он припал на одно колено и негнущимися пальцами подтянул к себе клинок, сжал рукоять.

- Я не проиграю ей, не проиграю им. Не отдам тебя. Не будет тебя – не будет и этого мира тоже…

- Тай! – голос предательски дрожал. – Что ты делаешь?! Тай! Остановись! Прошу тебя! Я прошу тебя!!!

Тай закричал, разрываемый болью и стальными телами тысячи демонов. Тёмные эльфы ушли, но невозможно оказалось представить, насколько тьма разрослась в нём. Это были звери вовсе не от эльфов. То - его собственные твари, монстры ненависти, озлобленности на мир, порождения умерщвлённого синего мага, который должен созидать, но пришёл только к разрушению.

- О чём ты просишь?! – в чёрных глазах Тая, как в смоляных котлах, тонули все отблески полыхающего неба. – О чём?! О том, что противоречит моей природе?! Разве Анайрэ не предупреждала тебя?! Разве не уберегала?! Разве не говорила о том, какой я на самом деле?!

По щекам потекли слёзы – ледяные дорожки, по которым из сердца изливалось отчаянье. Так же излилось оно и в тихих словах:

- Она отобрала тебя у меня.

Тай дышал с хрипом. Демоны рвали за его спиной мир, оглядывались, скалили пасти. Сейчас они смотрели на неё через его лицо, через смоляные водовороты его глаз.

– Но это не ты. Это её обман. Её ошибка. Её собственный страх, который она поселила в твою голову, убедив, что тебе невозможно доверять. Пожалуйста, Тай! Будь же собой, а не частью её домысла…

- Это так? Это разве так?! Посмотри на то, чего я хочу!

Тай вскинул руку и обвёл небо, которое пожирала голодная стая.

- Отзови их! - твёрдо сказала Нэт, распрямляя плечи. – Я приказываю – отзови их.

Тай посмотрел на неё прямо, по губам проскользнула усмешка. Яснее ясного, о чём он подумал, и не надо объяснять вслух. Если он вернёт свою ненависть обратно - твари убьют его в единый миг, разорвут в клочья и сожрут.

- Мы же договорились доверять друг другу? Ты же никогда не обманывал меня, верно? – сердце готово было лопнуть от страха, но она всё-таки вытолкнула из себя слова, что сдавливали не только горло, но и душу.

Тай отшатнулся едва заметно.

- Так вот теперь ответь мне прямо. Если ты любишь меня – то отзови их.

Нэт едва держалась на ватных ногах, но Тай шагнул назад, натолкнулся на колонну, схватился за вырезанную в виде георгина веху на перилах. Пальцы почернели - и лепестки цветка рассыпались в каменную крошку.

- Что ты делаешь? – спросил Тай. Он всё ещё словно хотел отступить, но взгляд его не отрывался от её глаз.

- Разве не ты говорил мне про доверие? – Нэт чуть похлопала ладонью в области сердца. Как же сверкала её ладонь. Боже, неужели она не замечала этого раньше?.. Она изменилась, но разве только внешне… Разве она не может слушать сердце, а не только слова, разве… - Или ты всё время лгал мне?

Лицо Тая на миг вспыхнуло растерянностью, верхняя губа дрогнула, словно обнажая клыки. Вокруг царила тишина. Снежинки носились в вихре перед лицами, ветер развевал волосы. Нэт, не замечая природную круговерть, приподняла брови в ожидании.

- Так как? Боишься, что я уничтожу тебя, если ты придёшь ко мне? Значит – лгал? Ты всё время лгал мне?! – почти выкрикнула Нэт, вздёрнув подбородок. Она пыталась изобразить гнев, но голос выдал отчаянье, которое доселе так надёжно скрывалось ото всех. У ног, прямо из плит, с хрустом начали подниматься острые перламутровые полоски. Потрескивая ломающимся камнем, они плавно загибались и превращались в твёрдые сверкающие лепестки, из сердцевины  которых взмётывались острые, смертоносные пики.

Каменные цветы эльфов.

Они разбивали на крошки гранит балконных плиток, медленным, но неумолимым потоком, как застывающая лава, расцветали всё дальше в сторону Тая.

Даже снежинки, не долетая до земли, превращались в жемчужины и рассыпались по каменным лепесткам с тихим приятным стуком. Но в этом не было красоты жизни – а будто сама смерть клала венки на могилу её надежд.

Тай отпустил перила, расправил плечи. Лицо разгладилось, просветлело, металлические нити, которые превращали его черты в непроницаемую маску, растаяли. Он усмехнулся - она помнила эту усмешку ещё с детства - когда можно было победить в споре, лишь потрепав по волосам: упрямство - и одновременно - осознание своего бессилия перед Нехом и ней.

Один шаг вперёд.

- Я никогда не обманывал тебя, - произнёс Тай, опуская клинок.

Нэт вскинула глаза - и словно тысяча горячих иголочек пронзили её от макушки до пят. Демоны оставили небо и ринулись обратно к своему хозяину, что предал их. Сотни чёрных молний рухнули с небес, сверкая в зареве алых всполохов. Глаза пузырились кровью, шипящей на раскалённой жаровне. Пенились и вытекали из глазниц в слепой ненависти. Языки растянулись по небу, как алые ленты-удавки.

Тай не оборачивался. Он знал, что ждёт его. Смотря ей в глаза, он сделал ещё один шаг. И ещё один. Медленный, словно ноги едва отрывались от пола. Она приказала ему, зная, что звери распнут его огненными копьями, но не готова была увидеть этого. Нет!

Цветы у ног взвились высоко, пронзая красные и белые нити огня и снега, падающие с небес. Цветы хлынули к нему, нагромождаясь, сверкая, разливаясь широкой рекой. Тай шёл по перламутровым лепесткам - и они рассыпались в пыль, хрустели, ломались и уносились блестящей крошкой с остальными снежинками, пока весь воздух вокруг не наполнился сиянием перламутра.
Чёрные твари рухнули в каменные пики, потонули в цветах её отчаянья и любви, боязни потерять его. Они, воя и клацая челюстями, ползли за Тем по цветочной реке на брюхе, поджимали когтистые лапы, не смели поднять голов и застревали в острых осколках, натыкались на обломки и острия, истекали жёлтой гнойной кровью, свешивали языки, от которых исходил красноватый пар… Всё новые и новые демоны с хрипом и клацаньем пастей тянулись дальше, рвали себе плоть, разъезжались на куски и выли, когда на их растерзанные тела оседала поблёскивающая пыль. Замирали и обращались в камень с оскаленными клыками, похожими на обломки скал.
Когда-то давным-давно, словно в прошлой жизни, Тай поцеловал её. Играючи, походя он получил свою информацию, посмеявшись над растерявшейся Нэт. А она провалилась в бездну. Страшную, сумасшедшую. Казалось, что она пропадёт там навсегда и необходимо срочно искать опору. Иначе она падала бы вечно. Он так напугал. Наверное, даже больше, чем когда пообещал убить её при первой встрече в доме Крейга, тогда, под градом пуль. Он был такой уверенный, такой ошеломляющий и отталкивающий. Всю жизнь она обходила подобное стороной, но в итоге вляпывалась во что-то ещё более унизительное. Денис, работа, безрадостная, словно чужая, серость скуки. Забыла, кто она. Но теперь хотелось быть той, кем была на самом деле. Обрести свой мир. Нех показал, как можно любить. С Таем она сама научилась любить… никогда не умела. И, наконец, поднялась на двух крыльях: заботы и страсти. Без заботы – не сохранить, но без страсти – не создать…

В белом круговороте волосы и плащ обвивали Нэт, превращая в нераскрывшийся зимний цветок, продрогший и беззащитный, как та лилия на ветру. Но она твёрдо смотрела на мужчину, который приближался сквозь мглу, оставляя за собой разбегающиеся из-под ног чёрные реки сердца.

***

Что она делает с ним? В этот момент он ненавидел её, презирал себя.

Снежные завихрения белыми змеями собирались на миг у ботинок и рассыпались в пыль с каждым шагом. Перламутровые цветы крошились под подошвами – они оказались такими хрупкими, как безе, и тонкими, как изделия искусных камнерезов. Однако не стоило обманываться изящностью – Анайрэ, умирая, похоронила Залесье живьём под подобными цветами. Сама Нэт стояла в центре распускающегося каменного букета, словно укутанная им, защищаясь от вихря и от него, Тая, на которого смотрела так пристально. Плащ то заворачивался вокруг её тела, то разлетался крыльями. Когда он подошёл к Нэт, одна из каменных лилий уже приросла к её одежде и заставила замереть, а последний демон, что разбивал цветы и оставлял на них свои прогнившие внутренности, скалился в тихой ненависти и бессилии, но всё ещё лип к Таю, припадая к ногам.

Тай небрежно отбил клацающую пасть ладонью и так же молча сломал каменную лилию, что обвила плащ Нэт. По ладони потекла кровь - острые грани оказались острее ножей.

Миг её молчания длился вечность, пока он смотрел на свою распоротую ладонь, не в силах поднять глаз и поверить, что всё ещё жив. А затем Нэт прошептала:

- Значит, мне просто надо было задать прямой вопрос? – она протянула ладонь к его сердцу и сжала кулак, но легко, не резко, словно погладила пальцами воздух. – Твоё заклятие…

- Я же говорил тебе, что это может убить меня. Ты этого хотела, Нэт? – зверь у его ног приподнялся и зашипел.

Глаза её стали цвета золочёного фундука, виднеющегося сквозь изумрудную листву.

- Вино Мутон Ротшильд, хочу его выпить с тобой.

Тай нахмурился, секунду в голове не было ни одной мысли, что могла бы связать происходящее и только что сказанное ею.

- Вино…

И вдруг всплыли в памяти огромный зал, планшет с пасьянсом, стол из мрамора, капризничающая Нэт, желающая мяса с кровью и вина. И его вызывающее заявление: он обязательно выпьет с ней вина в интимной обстановке.

Он ещё раз прищурился, вглядываясь в её лицо.

- Да, можно подзабыть, миновало уже больше полугода… - смущённо и так мило улыбнулась она.

- И ты уже больше не человек… - прошептал он, едва проглотив комок в горле, что подкатил с воспоминаниями и проклятой надеждой, которая не желала подыхать, какую бы глубокую могилу ни копал он для неё в сердце.

- А ты - не просто наёмный маг…

Она протянула руки, взяла его лицо в ладони. Он вздрогнул, почти отшатнулся.

Этого не могло быть… этого не могло быть…

Голова закружилась, как от разом выпитой бутылки игристого, а желудок сжался, словно мысль об ответном чувстве была более чем материальна, переполнила физически. Больно, от любви больно. От желания прикоснуться в ответ – невыносимое мучение.

…не могло быть… не могло быть…

- Нэт, что ты…

- Наверное, будет честно, если ты тоже задашь прямой вопрос.

Рука дёрнулась непроизвольно, словно измученный жаждой он хотел нырнуть ладонью в колодец с прозрачной водой, состоящей из подлинных чувств, а не слов. Она заметила порыв, но не смутилась, поэтому он всё-таки осторожно приложил ладонь к её ладони, сплёл пальцы и на миг закрыл глаза. И распахнул, вцепившись в её руку.

Нэт улыбалась.

- Больше никогда так не делай. Не читай по мне. Только один раз.

- Только один раз… - прошептал он эхом. – Только один раз…

Он не отпускал её перламутровые, но всё ещё такие нежные пальцы. Хрупкие, маленькие и изящные в его тёмной ладони. Это не сон, не морок, не его болезненные фантазии… Он, наконец, держал её руку в своей.

Не отпустит. Он не отпустит теперь. Никогда…

Тёмная снежная дорожка пробежала через их руки, грязная разлагающаяся тварь у ног хрипло заурчала, осклабив пасть. Губы сами собой разъехались в усмешке, и Нэт посмотрела на него с опаской, чуть дёрнула напряжёнными пальцами, но он не выпустил их, сильнее сжав кулак.
Тогда Нэт, словно поняв что-то, кивнула едва заметно и провела ладонью по его лицу. Задержалась на скуле, на впадинке щеки, на изгибе челюсти. А потом  коснулась пальцами губ. Она делала это с ним, и он мог чувствовать её нежность, не умирая от боли. Она не играла, не обманывала, сердце её было с ним…

Он наклонился и поцеловал её. Обхватил её голову ладонями и припал к губам, жадно, закрыв глаза за миг до того, как коснулся её губ. Но когда это произошло, показалось, что даже в темноте мир вместе с ним сжался где-то в области висков, уплотнился, как точка будущей вселенной… И разлетелся на миллиарды километров вокруг, расширяя пространство и время и одновременно стирая их напрочь. Не осталось ничего, кроме упоения, сжигающей истомы и дрожи во всём теле. Эта мягкость её губ, податливость тела, жар и жадность глубокого поцелуя… желание сделать ему приятно… и так же бесконечно упиваться его напором...

Сердце, оплетённое чёрной сетью, раздулось, окровавилось, тягостно заворочалось в узах окаменевших застывших жил. Затем затрепыхалось - чёрная короста пошла трещинами, отколупывалась. Нити ярости, злобы, гнева полопались с болью и алой кровью.

Он легонько провел губами по её, касаясь нежно, целуя в уголки, забирая языком сладость и дрожь.

- Это что? Последний мне подарок… - проговорил он, не желая отпускать её лицо и шепча в щёку.

Он так любил её. Но теперь он знал её. Знал с самого начала, с начала их долгого пути, который они все вместе начали, но забыли и сумели вспомнить только сейчас. Он помнил её, помнил все их обещания, помнил клятвы и все её слова. Помнил всю её любовь. Бесконечную, дарующую мир. Такую большую, что она не смогла бы уместиться только в его сердце. Он знал об этом, от просто эгоистично забыл. Потому что не хотел отпускать.

Но она прошептала, и он с мучительным вздохом закрыл глаза:

- Ты же понимаешь… Тай… У них нет мира, и здесь его не будет. Никто не сможет им помочь, если мы все так и останемся в ненависти. И только я люблю их, я должна позаботиться о них.

- Нэт… Я умоляю… - беспомощно проговорил он.

- Мне надо идти.

- Нет!

- Тай! – она ласково повела ладонью по его лицу. – Я вижу твоё сердце. Я, наконец, вижу твоё сердце. И теперь я знаю, где истинный ключ. Ты должен помочь мне. Отпустить меня, и исправить то, что натворил.

- Я проиграю…

- Нет, - она улыбнулась.

- Да… - прошептали его губы. – Я не хочу. Я не могу! Пусть всё катится к чёрту!

Она обняла его за голову.

- Тшшшш… Мой непокорный мужчина, мой синий маг… мой любимый…

Нэт засияла перламутром, как маленькая звезда.

- Я – это их мир, - прошептала она. – Там, где есть любовь.

Тай едва сдерживал стон, хотя готов был завыть от отчаянья. Не желая признавать неизбежного, он зажмурил глаза так плотно, что сквозь ресницы проступили слёзы.

- Прощай. Вы с Нехом сделали так, как я хотела. О чём я мечтала. Я люблю тебя.

Нэт вспыхнула сверхновой - и пропала.

Несколько секунд Тай смотрел на свои опустевшие объятья. На ладони, которые обеднели сейчас так, как никогда, потому что краткий миг держали в себе весь смысл жизни.

Но если бы он оставил её себе, она никогда бы не была его…

Равнодушно взирая, как тают под ботинками цветы из перламутра и его умершие демоны, он медленно побрёл к краю балкона и схватился за перила. На ступенях, чуть ссутулившись, сидел Нех. Он поднял голову, повернул окровавленное лицо - и взгляды их встретились.

- Ну что, крышка нам, так? – только и спросил он, кивнув на разорванное, полыхающее небо.

- Нет, - Тай улыбнулся. – Позаботься об этом мире, брат. И, наверное, поболей за меня… - он приподнял ладонь, останавливая вскинувшегося с занесённым кулаком Неха. По лицу брата не сложно было догадаться, что он сейчас думал о Тае.

- Тай, ты… - Нех опустил кулак, приподнялся, по лицу струилась кровь - и он резко отёр её, пытаясь снова поймать их связь из молчаливых взглядов.

Но Тай вскочил на перила и, ещё секунду понаблюдав, как расширяется перед ним очередная дыра в мироздании, полыхая и гудя, как домна, он притянул к себе край и шагнул на ту сторону. Чёрные языки пламени вспыхнули алым, жёлтые искры брызнули маленьким взрывом.

Уходить тоже надо уметь красиво. Брат оценит.

Адская воронка разверзлась перед ним, и несколько мгновений его силуэт, скорее всего, ещё можно было различить в бушующем пламени, потому что Нех смотрел на него не отрываясь. А затем Тай сделал глубокий вздох внутри портала – и за секунду, как пламя пожрало его, он наполнил себя кристально-индиговым сиянием синего мага. Он мог поглотить огонь разрушения только собой. Одним движением руки стянул зияющие дыры в небесах и восстановил пространство.

Исчезнув между мирами, он знал, что по обе стороны наверняка снова повалил снег…

ЭПИЛОГ. Автор: Тайклот

Нех стоял возле стены, где за подвижной консолью раньше прятался постоянный портал в иной мир, в озеро Залесья. Когда-то его создал Тай, чтобы Нех спокойно проходил сквозь препону мироздания. Теперь же проход был закрыт. Как и любой другой. Никто из магов больше не мог распечатать порталы из этого мира в иной, который, как выяснилось, был частью их истинного дома. А это место – лишь отобранное у эльфов пристанище, из которого Ди создал игрушку для себя, соединив магию и технологии. Мир с системой знаний, которую никто никогда не проверял. Мир сам в себе, границы которого замыкались не на краю пропасти, а в умах здешних жителей. Мир, созданный с ненавистью. 

Нэт же любовью создала ещё одну вселенную для эльфов и сама стала их миром, их матерью и планетой. Теперь они, оберегаемые бесконечностью пространства и времени, жили в одном из - он уверен в этом! – чудеснейших миров.

А Тай… Нех провёл ладонью по прозрачной, похожей на стекло, поверхности бывшего портала. Тай - там, за этой преградой, сгорает заживо. И может сгорать вечность.  Соединяя своей созидательной магией то, что разрушил. За всё надо платить цену. Даже за то, что было дано изначально.

За дверью послышалось дребезжание. Изольда Павлиновна катила через коридор сервировочный столик с ужином. Она категорически оказывалась накрывать на кухне – так и таскала блюда в обеденный зал. В конце концов, хоть что-то осталось прежним в этом мире.

Нех потрогал изувеченную глазницу, провёл пальцами по короткому неровному бугорку вдоль щеки. За несколько месяцев порез зарубцевался, и хотя шрамов на теле осталось множество, к этому почему-то сложнее всего оказалось привыкнуть. Тай всегда обращался с ножами лучше, а в руках у Неха изящное оружие превратилось в орудие ремесленника.

Нех усмехнулся. Впрочем, повязка на глазу уже не так пугала чопорную Изольду. Хотя теперь уже была не маскировкой, которую когда-то придумал брат.

- Тай, - Нех сжал кулак. – Ну где же ты, Мастер?

Поверхность под ладонью начала разогреваться, и жар потёк через пальцы в руку и в грудь. Сердце тревожно бухнуло, а на висках выступила испарина. Нех оттолкнулся от запечатанного портала за секунду до того, как поверхность заволнилась расходящимися кругами и начала тлеть в центре. Обугленные завитки осыпались на паркет и тут же обращались в прах. Где-то позади вечности бушевало пламя - и гул нарастал.

Дверь сквозь миры разверзлась, расползаясь ярко-красными всполохами, что завивались кольцами и заплетались в косы, и… из портала вышла женщина. Огненные волосы, янтарные глаза. Статная фигура в чёрном, на бедре - ножны, на груди - ремни кобуры.

На миг показалось, что это – Дара. Но нет. Лицо жёстче, грубее, фигура приземистее и мускулистее.
Кара? Сестра Дары?! Нех отступил на полшага. Что предпринять?

Женщина окинула его взглядом – в глазах тяжёлым камнем лежала вековая усталость и мука. Кара скривилась в лице и демонстративно закатила глаза.

- Ага. Ну конечно, - бесконечно изнурённым голосом произнесла она. – Конечно, к братцу. Куда ж ещё… Долбанный Мастер. Я знаю, что такое сгорать в вечности. Он теперь знает тоже, и хотя он пользуется другой магией, остался таким же упрямым козлом!

Нех не проронил ни слова, но, видимо, взгляд выдал с головой.

- Слишком пристально смотришь, Нех. Я помню этот взгляд, когда ты смотрел на меня и пытался укрыть собой Нэт от удара, пока не появился твой братец… Впрочем, считай, мы квиты, раз Мастер выпустил меня. Желаю ему подольше прожариваться, ведь он хочет сохранить мир эльфов, но вытащить оттуда эту вашу Нэт, проклятущую эльфийку, демоны её раздери… Так что я хоть какое-то время порадуюсь.

Кара плюнула в ноги Неху и, оттолкнув плечом, прошагала через библиотеку к выходу. Но перед тем как хлопнуть дверью, зло бросила:

- Когда-нибудь, ему удастся… Но когда он вернётся с ней, этот мир не потерпит такого мага здесь. Так что желаю гореть вам всем в аду!

- Разберёмся, - негромко произнёс Нех.

Он не обернулся. Смотрел на мужчину, который вышел из портала. И сейчас они стояли напротив и просто глядели друг другу в глаза.

С Тая медленно опадали истлевающие нити здешней реальности. Они на мгновение оседали чёрным снегом на белой рубашке, но затем исчезали. В глазах - серый лёд, но постепенно он истаивал и заблестел, как расплавленное серебро. Признавая, что никогда не был склонен к аллегориям, теплоту в этих глазах Нех видел только так.

-Фух! Едва нашёл этот дурацкий выход… - сказал в сердцах Тай и добавил чуть тише: - Я видел твою руку…

Затем наконец улыбнулся и поправил воротничок. Скривился от боли, это было заметно, пусть бы и пытался скрыть. До сих пор – даже при этом изменившемся взгляде серых глаз, даже при том, что знакомый мальчишка едва угадывался в осознавшем свою природу мужчине, он всё еще - невозможный позёр!

– Что это у тебя на лице? – спросил Тай, касаясь портала - тот блеснул чистым сиянием ультрамарина и мягко сомкнулся. – Ладно, разберёмся. У меня есть ещё одно незаконченное дело там… - Тай оглянулся на портал и коснулся его очевидной с нежностью. - Но надо ведь подлатать и эту развалюху, прежде чем снова завоёвывать, так?

Нех хмыкнул, покачал головой и протянул ладонь для пожатия.

- Рад видеть.

КОНЕЦ

Отредактировано taiklot (2018-03-04 13:26:12)

+3

316

Девчонки!!! Вы молодцы!!! Вам удалось!

Мне ни разу на протяжении всего чтения не было скучно. Эмоции были, визуализация была, интерес, интрига тоже. Живые герои, за которых переживалось и болелось, хорошо прорисованный антураж. Иногда даже запахи чувствовались. Напряженные, динамичные части сменялись спокойными, размеренными, на которых просто отдыхала и переводила дух. Очень понравились всякие волшебности.
И концовка... Уж и не знаю, кого благодарить за нее? Тайклот? Или это ваша общая такая задумка? По мне! Угодили! Спасибо!!!!
"Из портала вышла женщина" - вот это неожиданно. Как-то даже тепло и умиротворенно стало от ее появления.

В общем, с удовольствием бы перечитала как-нибудь. В бумажном варианте)
Спасибо!!!!

+3

317

Светлана написал(а):

Уж и не знаю, кого благодарить за нее? Тайклот?

:blush:
Я отталкивалась от того, что мы написали ранее и упрямо, как осёл, выуживала идею для каждого персонажа и для романа в целом.
чтобы это было не бессмысленное чтиво, и с послевкусием.)))
Девчата почитали - и (по большей части) устроило. Но потом пообсуждали и сошлись во мнениях почти полностью, слава богу)
Я очень волновалась, конечно, чтобы угодить и читателям, и нам, и  - главное!!! - самой истории в целом)
А вот если не сложно - озвучь, что по тебе, чтобы я выводы сделала))
Дело в том, что теперь, по хорошему, надо писать роман с финала -  к началу. То есть, зная, чем история закончится, что каждый для себя вывел и понял, надо чистить повествование и избавляться от лишнего и подчёркивать главное.
Работа долгая, но не менее интересная. Уж не знаю, будут ли девчата этим заниматься, но я хочу хорошенько протралить и залить роман на другие ресурсы)
А там... кто знает, может и напечатаем))))  :love:

Светлана! спасибо!
Дорогой наш читатель! поддержка и опора. На твои отзывы будем ориентироваться!)
Онгоинг - это же мрак. ТЫ - ГЕРОЙ!!!!
*тыщщща тебе сердечек*

Не, ну правда, ладная же история-то? А!  :glasses:

Отредактировано taiklot (2018-03-05 18:54:23)

+1

318

taiklot написал(а):

озвучь, что по тебе, чтобы я выводы сделала))

Все-таки спрячу

Во-первых, братья остались братьями, а не врагами из-за женщины.
Во-вторых, пусть даже она и выбрала одного из них, но она где-то ТАМ, далеко, а они рядом, вместе.
В-третьих, есть намеки на продолжение.
В-четвертых, ну хэппи энд же!

taiklot написал(а):

Не, ну правда, ладная же история-то?

Ладная-ладная! Даже не сомневайся!!! :yep:
Причем, оригинальная, нетривиальная, непредсказуемая. У меня разные концовки рисовались вскользь, мазком, пока читала последние главы. Не угадала. Она вышла такой уютной, с грустинкой и в то же время оптимистичной.

0

319

Светлана написал(а):

Все-таки спрячу

яху)
спасибо)

0

320

Светлана написал(а):

Девчонки!!! Вы молодцы!!! Вам удалось!

Мне ни разу на протяжении всего чтения не было скучно.
Спасибо!!!!

В городе транспортный апокалипсис) Только притащилась с работы. А тут таакой подарок!!!  Чесно слово, самый  "глубокий поклон"!  Серьезно! Нет слов для благодарности!
Перечитывала днями первые свои главы и думала о читателях - немного стыдно) Хотелось подправить, лучше вычитать. Тысячу раз спасибо! 8-)

+1

321

Светлана написал(а):

Спасибо!!!!

тыща благодарностей и поклон!)
большое спасибо, что прочла и оставила отзывы.
мы все тронуты.
концовка - Тайклоша, конечно)

+1

322

Отзывы Кантабиле)
Она разрешила выложить. Хотя это не отзывы скорее, а всплески впечатлений по ходу чтения.
но, я думаю, нам всем хочется узнать отклик)

+++

Я научусь жарить котлеты!))
вот это я понимаю предложение)))
Кажется, я чую куда ветер дует...

Про свободу с уст Неха как то странно слышать, если честно, хотя мысль и замечательная. Было бы круче, если бы Тай сам к этому пришел, а то ...будто мораль сказали в рассказ вплести))))
Ну вот Дару убили..я думала, она Неху достанется...
Истории из детства - здорово, сразу драма назревает уступить/не уступить и понимание, что люди - то не игрушки.
Колодец как могила/урна?)) прикольно, я бы до такого не додумалась)

Эльфийка резковата с альбиносом, а вроде как должна быть элегантной, доброй и далее по списку)))
Сама Сказка красивая вышла)))

на смерть грядущую - прикольное словосочетание)))
Диалог между братьями очень живой и эмоциональный)) мне понравилось))
Эльфийская плеть размножилась, удлинилась, выстрелила ввысь миллионом острых лезвий. Они вспороли небеса, как ветхую ткань. А демоны, старые, новые и всё более умножающиеся, разъедали расползающиеся царапины и превращали их в огненные дыры. Они горели по краям, ширились, пожирали уже сами себя. То здесь, то там прорывались и не могли захлопнуться бесчисленные порталы – новые раны в теле мира.
Шикарный абзац, особенно начало))
Между Нэт и Таем как то слишком драматичные речи, даже слезодавильня)) для меня немного перебор
После, уже с демонами - красиво)) Я о решении Тая.

про вино -вваааа))) *большой палец вверх*
потом такая прям розовость))

Ох уж эти  Изольды Павлиновны))) зачет)
Окончил все неожиданно Нех)) и Кара - неожиданно!))

про Тая и Нэт.
Они раскрыли свой потенциал и приняли все свои стороны,  но это только укрепило их внутреннее Я и помогло осознать свои ценности и желания.
Мне так хочется думать))
Ну,  раз Эльфийка довольная - то и мы довольные)))
Сказка вышла замечательная, с перепадами иногда, но в общем - очень и очень)))

У вас с девчонками там пир,  наверно?)) Передавай и от меня угощения))

Отредактировано taiklot (2018-03-06 12:27:32)

+2

323

Всем привет.
Поздравляю авторов с завершением романа! Ура, вы это сделали!
И читатели рады, конечно. 

Глава 33.34.35.

Сильно подробно писать не буду; отмечу понравившиеся моменты. 

Глава 33

“Ключ – это…  Это Принцесса эльфов...” Воспоминания то накатывали волной, то выбрасывали на поверхность, позволяя сделать один маленький  вдох. Она вспомнила все.
... Тай сыпал колкие слова на том пути, где она шла, и, как битое стекло, они ранили ступни… Но не сердце.

Отлично показаны чувства Нэт. Воспоминания, смешиваясь с реальностью, готовы утопить её; но слова и поступки сильнее ранят снаружи, а сердце знает ответ...

На секунду охватило непреодолимое  желание - немедленно взглянуть в Глаза Дракона и пусть этот мир летит к черту!

Кажется опасным открывать мир эльфов с таким настроем. Сила ненависти способна лишь разрушить; так и Конец света недолго устроить) 

Глава 34

- Тогда нет проблем, женись на мне! – перебила Дара.

Понравилась часть про Дару. Она очень яркий, интересный персонаж. Но боюсь, счастья ей не видать...

«Это просто иллюзия, насмешка Дары» - стучит в висках. Но отчего иллюзия ощущается такой реальной…

Оттого, что это правда, которую он, возможно, уже чувствует, но не может до конца принять и поверить; кого на самом деле любит Нэт.

… И вдруг пропали, удавка ослабла… Нех с хрипом втянул воздух, запрокидывая голову. Сквозь красноватый туман он увидел копну рыжих волос. Лицо Дары на миг задержалось над ним - проверяла, жив ли…

Отличная сцена борьбы. Все происходит быстро и напряженно, некогда дыхание перевести.

Ди валялся на полу, от небольшого платка по нему расползалась сеть красных нитей и опутывала всё туже.
... Нех нагнулся над перилами… и в этом момент раздался выстрел.
Дара несколько секунд стояла над Ди и смотрела на пистолет в его руке. Пистолет, что упал вниз во время драки… Красное пятно расползалось по груди.
... Её глаза не открылись, но ладонь с силой сжала его руку на миг… и ослабла…
Ди, всё ещё опутанный заклинанием, в которое магичка вложила все силы, злобно шипел и пытался вырваться. Лицо посинело, ноги конвульсивно дергались - насекомое в попытке перевернуться.
... - Постой… предлагаю… - захрипел Всесильный.
Нех устало встал на колени около Ди и сжал его шею, отрицательно покачав головой.

Гибель Дары была неожиданной!
Она будто не успела сказать самое важное: что готова всё бросить и жить обычной жизнью с Нехом. Наверное, к моменту осознания этого было уже слишком поздно.
Неожиданно и то, что в итоге Ди убил именно Нех. Конечно, давно пора, просто обстоятельства совсем не радуют.
А Ди в кровавой паутине, как попавший в ядовитую липкую ловушку таракан. Автор этого добивался?   

- Никто не умрет, если ты начнешь говорить! В чем дело?! Эти игры с волшебством - то, что тебе нужно? Можешь молчать, но ты никуда больше не пойдешь.

Здесь молчание и холодность готовы проявить его худшие опасения...

- Сегодня, что, день молчунов?! Красное идеально сочетается с белым, не находишь? - с этими словами Нех вложил шейный платок Дары в ладонь Тая - сам прочтет и все поймет, так проще - и добавил: - Мне жаль…

... такое молчание со стороны самых близких очень настораживает. И злит. Вообще, не раз думала, как должно быть сложно Неху держаться в мире магии.
Да, красное с белым...
Две отличные сцены молчания. Неумолимо подводят к дальнейшему объяснению Нэт.

Тело Дары стало таким тяжелым, или это чувство вины? Или бесконечная лестница… Преодолев все ступени, верующий войдет в дом бога уже без сил и желания спорить. Еще один элемент смирения.

Понравились размышления о чувстве вины и смирении. 

- Уступи… - ласково просит мама, - он же маленький, еще не понимает и может навредить себе.
Маме не нужно говорить это каждый раз, Нех, конечно, уступает.

Да, всё накопленное смирение Неха теперь прорывается. Тяжело всю жизнь уступать и защищать.

Эти розы тоже мертвые, хоть и выглядели как живые. И Дара – как срезанный цветок…

Красивое сравнение)

Он навещал их раз в году. Один. Они с Таем никогда не говорили об этом месте и никогда не приходили сюда вдвоем.

Это очень в духе братьев. Вообще, их чувства к родителям остались за кадром.

Глава 35

Однако сегодня они изменились оба. Сердце ныло -  в который раз Нех спас ее от смерти. Тяжелый  вздох вырвался из груди - Тай и Нех - два крыла, что помогли вернуться  в мир, где она могла стать счастливой.

О, отлично. У меня давно была ассоциация с крыльями)

- Я, - Нэт положила раскрытую ладонь на грудь, - Эльфийская принцесса, часть легенды, а вы - маг. Откройте дверь, - она вскинула подбородок и кивком головы указала на входную дверь, -  я вам приказываю!

Хорошо показана решимость Нэт. Словно она окончательно отбросила сомнения и решила принять свою судьбу - судьбу Принцессы эльфов. 

“В одном эльфийском королевстве, которое простиралось от одной реки к другой…” - так начинались все сказки Анайрэ…
... Несколько метров вверх - и сквозь снежные волны, лесной мусор и палую листву проступили каменные стертые временем ступени. “На вершине холма, в старинном замке жила  королева. Мир эльфов до сих пор не знал эльфийки мудрее.
... Говорят, королева-мать три дня и три ночи не покидала своей комнаты, чтобы собрать из сердца немного кровавых слез. Затем она превратила каплю  крови, смешанную со слезами в камень и украсила им кольцо».
... Белые лилии ярким, сверкающим кольцом возвышались над сорной травой, утратившей зелень с осени.

Понравилось сплетение воспоминаний и реальности. Захотелось увидеть это место. А сам подъем к полузабытой святыне - как путь Нэт к самой себе и своему предназначению.

... она тщательно выудила каждую мелочь, пропуская воду сквозь пальцы. Когда на поверхности не осталось и травинки, над водой появилось едва заметное  белое облако.
... Камень цвета прозрачной слезы почти мгновенно стал красным. Разжав пальцы, Нэт отпустила кольцо. Ровная гладь покрылась бордовой рябью. Через мгновенье краснота опустилась на глубину и, словно в старинном зеркале из полированного серебра, на поверхности проступил женский образ.
... Подул резкий ветер, будто природа вдруг всколыхнулась. Нэт подняла голову - поверхность воды вновь была устлана плотным ковром из листьев и веток. Лишь на самом краю, у серого камня, красовался белый цветок лилии.

Обруч из лилий, очищение колодца, упавшее кольцо, и образ Королевы - всё очень красиво, и живо представляется.

Белую лилию Нэт приколола булавкой к застежке  - если магия мастерства рук еще далека от совершенства, подарок Королевы усилит магию плаща.

Тоже отлично. Сочетание древних магий: создание одежды + магия эльфов + сила сердца, полного решимости.

- Нех, ты ведь знаешь, что Тай не уйдет. - Нэт вложила в голос всю уверенность, на которую была способна. - Ты тоже не сможешь жить в том мире. Ты не сможешь жить без него.
Она помолчала, набралась храбрости и твердо произнесла, глядя в глаза Неху:
- Я люблю Тая. - И опустила веки под его тяжелым взглядом.
- Я тоже люблю Тая. Его все любят. Он живет для того, чтобы его любили. Тай свободен идти в любой мир. Его любовь, твоя любовь - всего лишь иллюзия, ловко созданная им, как те цветы на террасе. Нэт, опомнись! - Нех говорил громко, впервые в его  голосе Нэт слышала  злость. - Цветы давно исчезли! Исчезли, потому что их не было! Понимаешь?
... - Ни я, ни ты - мы не нужны Таю. Сегодня ночью он заключил контракт с Небесной - он женится, Тай думает только о власти! - У Неха не было привычки жестикулировать при разговоре. Вот и сейчас  руки свободно лежали на подлокотниках и только пальцы крепко сжимали ткань валиков. Нэт замерла от его слов. Она уставилась на эти валики, но видела  лишь свое сердце, зажатое в тиски.

Прекрасно! Напряжение прям звенит в воздухе. Но все намерения наконец прояснились.
А как не любить Тая?! ))) Он ведь этого достоин.
Как и те невидимые цветы, его любовь - не иллюзия; просто они существуют в особом мире, который и не нужно видеть другим.
"сердце, зажатое в тиски" - это ощущение передается, но быстро проходит, т.к. читатель почему-то верит в чертовски реальный аромат невидимых цветов)

- Это не безрассудство и не иллюзия… - тихое отчаяние Нэт  излилось наружу вместе с голосом. Она смахнула с лица выбившуюся прядь и взяла бархатный плащ в руки.
... Нэт протянула руку  и коснулась ладонью груди возле сердца Неха. – Ты знаешь, что ему нужно. Это его и спасёт.
... но Нэт отступила. Рука Неха застыла в воздухе.
Он знает сам. Он всё знает сам.

Эти слова могут сильно ранить, но я рада им. Ведь от себя не сбежишь.
Всё слишком серьезно, и нет времени на красивые слова, - нужно действовать чётко и решительно.
На протяжении этих глав заметно, что слова становятся короче и честнее, но иначе уже нельзя.
"это его и спасёт" - да, спасите его. Ему очень нужна любовь - эта древнейшая, созидающая магия... *вздыхает*
"рука застыла в воздухе" - это показывает, что Нэт теперь неуловима, как воздух... но и жить без нее невозможно.

Спасибо)
Продолжение следует. (сегодня больше не успеваю)

+3

324

taiklot написал(а):

Отзывы Кантабиле))


Канту благодарила в личке. Но и здесь  оставлю преогромное спасибо! И за похвалу и за конкретные замечания!

0

325

Dream написал(а):

Всем привет.
Поздравляю авторов с завершением романа! Ура, вы это сделали!


Да! Мы это сделали! Не будет преувеличением, если скажу -  твоей поддержкой в том числе!
Всё, что хотела донести в этих последних своих главах - ты прочла правильно. нет! идеально!Впрочем, как всегда.

Dream написал(а):

Вообще, не раз думала, как должно быть сложно Неху держаться в мире магии.

Ох! Каждую Анину главу ждала с трепетом и с волнением - как справится Нех? И каждый раз Нех справлялся! Благодаря Ане появлялись и новые яркие персонажи.
Благодарна девочкам за красивых героев! Выбор - это всегда непросто)  Уж не знаю, как Нэт справилась, а мне весьма было не просто!) С моим нерешительным характером и неприятием  всякого рода треугольников)

Dream, низкий поклон! спасибо, что с нами! держу кулаки и надеюсь, что финал тебе понравится!)

+3

326

А есть ли где-либо данное произведение, собранное в единый файл?  :flirt:

+1

327

Dream
спасибо!)
поздравления принимаем с благодарностью!)
Жду окончательного вердикта! *очень серьёзен*

Simonet
Да есть, могу сбросить файлом через обменник, как мы с тобой уже обменивались.
Только вот Nóstië очень хочет кой-чё подправить в своих первых главах. Работа уже начата, так что ещё пару-тройку дней - и скину)
Уж не знаю, как тебе пойдёт, но противоречивых персонажей там пруд-пруди) спасибо за интерес.

+2

328

Dream написал(а):

Но боюсь, счастья ей не видать...

думаю, иногда счастье - просто мечтать.
спасибо большое за чтение, комментарии и поддержку!
неоценимо.
про смерть Ди - автор хотел показать, что сам по себе Ди слаб, и хотел для него нелепой смерти, про таракана в ловушке - тоже да.
битва без передышки - это Taiklot, спасибо сенсею)
про догадки Неха из-за иллюзии - не хочу, чтобы было так: "до него дошло" или "он понял", поэтому пусть будет иллюзия)
еще раз большое спасибо от нас всех! :love: )

+2

329

Продолжим. 

Глава 36.37.38. + эпилог.

Глава 36

Небесный. Так назывался и город, но от неба у него было только название и кусок переливающейся застывшей синевы в виде Дворца. Как издёвка, чья-то злобная усмешка. Небеса – для полёта. А здесь полёта не было. Нигде. Мир, как игрушка, созданная с пренебрежением.

Отличное описание Небесного города как бездушного механизма; как продолжение этого образа из предыдущих глав. 

Тай вскинул голову, сделав резкий вздох, словно выныривая из глубины. Не хотелось слышать последнее признание. Оно предназначалось не ему.

Понравилось, как показано прикосновение к последним мгновениям Дары через него.
"словно выныривая" - зачётное сравнение. 

Они звучали в голове, как заклинание… строчки, написанные магией, тлели теперь между реальными воспоминаниями, разлетались пеплом. Это не заклинание… это то, во что он верил.
... Сейчас, учуяв поживу, они вырывались с силой, раздирали тело - и Тай морщился, держась за грудь, пытаясь нащупать толчки сердца. Оно стучало глухо и медленно, едва отзываясь на прикосновение. Не было слышно самого себя, синего мага уже не было внутри, и не к чему было тянуться его магии… нечем было жить.

Жутковатая красота. Прям чувствуется, что синий маг почти потерян среди мрака.

Далее - прекрасно прописан образ холодности Принцессы. 
А ядовитый ироничный тон Тая будто издевается над всеми. И я зло усмехаюсь вместе с ним, хоть это и слегка больно)

- Да! – Тай развёл руки и усмехнулся. – Можно! Я смогу быть настолько мерзким, что ваши мысли будут только обо мне. Только. Обо. Мне. Давайте посоревнуемся в своих эгоистичных желаниях уничтожить чей-то мир. Я уничтожу ваш быстрее, чем вы мой, потому что я разрушу здесь всё до основания, до последнего винта развинчу, но отобью у вас желание призвать сюда Нэт ещё хоть когда либо.

Мы и не сомневались, что он действительно может уничтожить Небесную.
"ваши мысли будут только обо мне" - напомнило одну книгу, где герой намеренно вызывал у девы ненависть, и говорил нечто подобное - "вы думаете обо мне с такой страстью, которая и не снилась вашему мужу".

- Не смейте мне лгать словами, когда я читаю по вам. – Он схватил её за руку - жёсткую, неподатливую. И закончил, глядя в глаза: -  Так можно ли быть ещё более мерзкой?!
... Липкие щупальца поползли во двор, по стенам вверх, вниз с той стороны, а затем – далее - по улицам мегаполиса, где мерцали огни фонарей и тихо шуршали по заснеженным дорогам снегоуборочные машины.
Снежные иглы закружились в вихре, небо потемнело - и солнце погасло, закрытое снежной пеленой, так что город и Дворец погрузились во мглу.

Классная злая речь. Напряжение ситуации начинает оглушать.
Липкая тьма ненависти - как нити воистину адской паутины.
Постепенно, но неумолимо мир теряет не только цвета, но и пропитывается ледяной мглой, пробирающей до костей, и ослепляющей. Понемногу даже звуки заглушаются.

- А то, что миру нашему так же придёт конец. А Ключ будет разрушен. Вот и весь сказ, если вкратце.
- Одно мне непонятно. Как ты, при своей лаконичности, уживался с Ди и его велеречием?
- Я больше слушал.

))) зачётный разговор. Коротко и по существу. Такая лаконичность выглядит интересно.

Глава 37

Как бы ни был искусен Тай, теперь он полностью во власти чёрной магии и падает в бездну со скоростью пикирующего ястреба. Но пока хищник не разбился о камни, он всё так же силён и смертоносен. Поэтому бог знает, что он может натворить.

Эт да, натворить он может... Да, всё более похож на хищную птицу.
Учитывая, что демоны Тая питаются ненавистью, которой пропитан весь Дворец, и то, что он и сам стремится к гибели (вот упрямый!), - выбраться из такой чёрной дыры практически нереально.

Хотелось укрыться, хотелось укрыть, хотелось защитить, забрать или отдать, сделать всё, как пожелает ОН. И потребность эта ощущалась так остро, что причиняла боль. Почему же раньше не тревожило подобное, почему не ощущалось такой боли, такой тяги и безумного стремления стать восхищением для другого человека? Удивлять и поражать его, ликовать от гордого взгляда в её сторону. Выпрыгнуть из собственной сути ведомого и блистать так, чтобы его глаза заболели, но с лица не сходила восхищённая улыбка… Неприятный в общении, резкий, взрывной… Хотелось быть под стать, выдержать, опалившись жаром страсти, но и опалить его самого, чтобы он изумлённо приподнял бровь… но шёл только к ней навстречу…

Вау, какая буря чувств! Жар так сжигает изнутри, что словно плавит окружающий лёд. Сердце бьется быстрее, на глазах выступают слезы.
"опалить и его" - да! Чтобы выдержать силу его страсти, она и сама должна быть великолепна в своем сиянии.
Но она не может поверить... Думая, что он уже полностью во власти демонов; что эта любовь невозможна; что она не в силах ее выдержать.

Нэт дотронулась до лилии на плаще, ветер трепал лепестки. Нежные и беззащитные в когтях вьюги. Метель подхватила подол платья, сорвала с головы капюшон. Белая пелена заволокла всё вокруг  - и город – с тротуарами, высотками, фонарями и машинами – исчез. Нэт резко вдохнула и подкосилась в коленях. До того, как упала, чьи-то руки подхватили под спину – и глаза закрылись.

Она и сама - нежный на вид, но волшебный цветок. И когда белая пелена ослепляет, заметая путь, лишая сил - ее все же подхватывают невидимые руки; что выглядит как предзнаменование, что она будет спасена.

Но она сама была сейчас как белая звезда – прекрасная и равнодушно-холодная.

И может, эта белоснежная звезда остудит и укротит пылающую тьму. И свет победит бесконечный мрак.
Мне нравится вселенский масштаб, прорывающийся в подтексте.

- Карнивал докажет, что Тай пользуется эльфийской магией. Ведь твой подарок всё ещё у него, так?
- Тай пострадает?
- Нууу… самолюбие его – возможно. Использование эльфийской магии и связь с эльфами - нарушение только для власти, доказать это сложно, но при удачном исходе - он просто будет изгнан из Дворца.

Ох, опасная затея... Самолюбие это важно, но вот остановить его это вряд ли сможет.

Прости, Нэт, прости. Но тебе нельзя в это вмешиваться. Тебе лучше спать, просто спать, пока всё это не закончится.

А Нех пока еще старается всех защитить... Но и её уже не остановить. И так был слишком долгим сладкий сон неведения своей сути.

Всё менялось вокруг и начиналось отсюда, из Дворца. Словно заретушированные чёрной тушью дома и улицы, пустые глаза, резкие, заострившиеся черты лиц, всё больше походившие на вытянутые морды, и вползающая в голову удушающая тоска.
Карнивал с тревогой обвёл взглядом небо. И это вытворял младший Моринехтар? Проклятье!
Грянули фанфары, подхватили флейты и виолончели.

Ну, цвет уж совсем теряется. Белая мгла заполняется лишь черными потеками туши. Даже музыка резким взрывом возвещает о переходе к финальной части драмы, чтобы затем все погрузилось в гнетущую тишину, шелестящую напряжением, где слышны только движения сердец героев. (это я вперед забегаю)

Торжественная часть подходила к финалу, будущие супруги терпеливо простояли всю церемонию, кивая или улыбаясь в моменты, положенные по сценарию.
... он оттачивал мастерство, как свои проклятые ножи. Теперь мало кто мог бросить ему вызов и уже… увы… никто не смог бы остановить силой.

Ощущение кукольного представления в след. сцене достигает предела.
"оттачивал мастерство, как ножи" - я запомню эту фразу)

- Я заявляю, что господин Моринехтар пользуется для завоевания власти запрещённым артефактом – магическим предметом эльфов. Это кривой керамбит, подаренный ему самими эльфами, врагами людей. Нож Мастер всегда носит при себе. Замечу, что магия ножа многократно увеличивает его и так почти безграничные силы.
... Карнивал сопротивлялся изо всех сил. Провёл ладонями по лицу, почти с паникой взглянув на Тая. Тот молчал, не произносил ни слова. И это пугало. Раньше этот тип хотя бы разговаривал, произнося заклинания. Но если он сейчас откроет рот, чтобы соткать волшебство из слов, то что же тогда, демоны раздери, с ними будет?!

Вот что действительно страшно - пустые глаза кукол. И никто не может пойти против Тая. Если даже его молчание так ядовито, слова сейчас вообще могут мгновенно убить.

Но старший брат предупреждал: Мастер не ведётся на «пугалки», он упёртый баран! когда уже держит заветную цель в руках, его не сбить с ног угрозами, он отбросит в сторону всё.
... Небесная такая же садистка. Ей всё равно, что будет с ними, её людьми, всё равно, кто служит ей. Она перешагнёт через любого, кто посмеет препятствовать взлелеянному желанию получить иллюзорную свободу. Она так давно взращивала в себе представление о собственных мучениях, что истинные страдания реальных людей уже ничего не значили. Потому что не было ничего выше её бесконечного, выкристаллизованного в идею горя.

Круто! Тай насмешливо самоуверен, причем вполне оправданно.
Что Небесная садистка, давно ясно.
"потому что не было ничего выше ее горя" - ахаха, точно; она видит только свою цель. Хотя непонятно, что она собирается делать с вожделенной свободой)

Мастер стал настолько всемогущ, что отсутствие преград его не смутит - даже если б они и были, он не потратил бы на устранение и щелчка пальцами. Иногда всесилие ослепляет, начинаешь не замечать камешков в ботинке. А ведь они вполне могут натереть мозоль.

Точное сравнение. Кажется, и правда нечего противопоставить тьме, которой стал Мастер. Но, чую, какие-то помехи возникнут. Скорее всего, со стороны вредных эльфов)

Глава 38

Придворные во Дворце - как часть кладки в стенах. Всего лишь дополнение к интерьеру. Да и весь люд – всего лишь дополнение к интерьеру этого мира, где экстерьер попросту отсутствовал. Все, как украшения на чьей-то каминной полке. Так стоило ли морочиться о законах морали по отношению к вещам?

Восприятие Небесного города и людей как бездушных марионеток достигает своего пика. Здесь есть герои, самозабвенно вжившиеся в роль, а остальное теряет значение, как фон, как декорации.

- Ты же осознаёшь, что так называемая правда твоя здесь никому не нужна? Как и ложь. Потому что я знаю, что ты лжёшь. Стоит мне коснуться тебя – всё будет кончено, понимаешь? Всё. Мне ведь не требуются озвученные признания, будь в них хоть все тайны мира. Мне ничего от тебя не нужно. Тебе нечего мне предложить, кроме того, что бы развлечься подольше, спустив с тебя шкуру заживо.

Затопляющие мир демоны Тая реально пугают до мелкой дрожи. Но в его насмешливо-самоуверенных речах все равно слышится глубокая боль, что буквально отдается эхом в сердце.

По ментальному следу ожерелья, которое побывало в его руках, найти Карнивала – сущий пустяк. Непонятно, на что этот придурок рассчитывал вообще?!
Тай небрежно взрезал пространство, но от распиравшей злости материя сущего расползлась, как ветхая тряпица, образовав в себе сразу несколько дыр, из которых полилось чёрное пламя. Оно подпаливало края мироздания и те тлели, всё больше треща по швам.
... - Очень симпатичное место, чтобы сдохнуть, - проговорил Тай, Карнивал подозвал движением пальцев - и бровь невольно поползла вверх: - Вот это даааа… Что, правда, вот так подманиваешь меня?
Хохот вырвался абсолютно искренний. Давно так не веселило. Какой-то червяк на бой его вызывает?! Вот умора! Жалкое, низкое создание, тварь, которая не сможет и мизинцем шевельнуть, если Тай просто глянет в его сторону.

Очевидно, на это и рассчитывал. Но Тай настолько ослеплен своей силой, что даже подумать не может о существовании силы, способной с ним справиться. Волнуюсь за него.

- Ты же любишь поближе… - прошептал он, смотря в глаза, и усмехнулся. И только тогда Тай глянул на свою руку, которую увили опавшие листья, перетекающие в тугую, похожую на толстый канат, струю воды – это маленький тайфун поднялся из тёмного колодца, опутал и приковал к себе водой и листьями, словно стальными тросами.
... - Не упокоиться ли вам с миром уже, Ваше Величество? – спросил Тай, криво улыбаясь в воду. – Ну что вам наши земные суеты?
... - Я приказываю тебе, человек, вернуть подарок, иначе не сдвинуться тебе с этого места. Сила твоя слишком велика, и я не позволю тебе использовать дар Келегорма по собственной безумной прихоти.
... - Нех, ты серьёзно сейчас?
- Серьёзней некуда. Я вижу, что творится, Тай. Это всё ты. Ты разрушаешь Небесную империю, ты разрушаешь нас. Ты этого хотел, когда взбирался к трону?!

Отлично! Неожиданно попался на древнейшую магию. Ах, Тай, - даже Королеве дерзит!
Его чувства при появлении Неха - должно быть, адская смесь. И, боюсь, на самом деле остановить его под силу только Нэт.

- Я хотел?! – крикнул он. – А не ты ли этого хотел, Нех?! Так скажи мне сейчас: для чего же ты искал этот долбанный мифический проход к Валинору?! Не чтобы взять у эльфов побольше волшебного добра и стать выше, чем Небесный Дворец, выше, чем Ди и эта маленькая ледяная стерва, Принцесса?! Я это затеял?!
... - Я хотел… - начал Нех, и слова давались ему с трудом, словно, произнесённые, они превращались в камни, - …чтобы никто не был нам помехой, выйти за указатели и ленты. Деньги – наша сила, не хотел быть на дне. Не хотел видеть тебя в нищете… Заботился о тебе, потому что я старше… а ты - маг, который неуправляем.
... - Просто отступись.
- Отступиться?! – Тай вскинул взгляд. – Вот уж нет. Вот уж нет!! Нет! И катись оно всё к демонам!!! Ты начал это. А я – закончу! Ты помнишь – или победа или смерть, верно ведь?

Очень эмоциональный разговор братьев, проясняющий всё между ними. Победа или смерть - да, мы помним. Аж дыхание замирает.

- Вот уж нееет, - повторил Тай, чувствуя, как сердце гаснет, дёргается в конвульсии на артериях, как в силках. Оставалась лишь серая оболочка, покрытая сетью сочащихся чёрной кровью трещин.
Он выхватил эльфийский керамбит и с размаху рассёк ледяную водную струю. Задел кожу – и аспидная кровь брызнула на индевеющие камни.
... - Моя дочь – Нэтаниэль… - прошелестел голос. – Открывает Глаза Дракона…
- ЧТО?! – Нех подался вперёд. – Не может быть, я оставил её с…
Тай закричал в небо. Потом крик превратился в рычание. Звери вокруг выли и вторили, радостно подтявкивая. Вся поляна погружалась во мрак, небо затягивало тучами, луна скрывалась и теперь красные звёзды – глаза воющих демонов – остались на земле.
... - Слишком поздно… - прошептала она. – Тебе, младший Моринехтар, её не спасти. Не тебе. Потому что это уже не ты.

Ааа! Кричу вместе с Таем. Пусть он - упрямый придурок, и никто ему теперь не указ... Все же надеюсь, что его сердце еще живо.
(и конечно, заметно, что порталы он открывает резко и далеко не так изящно, как как раньше)

И вот, приблизившись к самому крайнему ряду колон, Нех смог увидеть главное. Нэт. Она на помосте, меж Глазами Дракона. Сам он не раз прикасался ним, но так и не дождался магической реакции. Но Нэт была истинным Ключом. Руки её задрожали и словно помимо воли растянулись в стороны, касаясь гладких, отполированных до блеска поверхностей, которые до этой секунды ничего не отражали. Теперь в них отражалась Нэт. Сияющая, эфемерная, сотканная из сатиновых лучей солнца и шерстяных нитей снежного вихря. Она вскрикнула в отчаянье. Тай, заскочив на помост, рванулся к Нэт - призрачное сияние поглотило его, окутало, но в руках вместо женщины так и осталась пустота.

Как Нэт открывает Глаза дракона, и начинает проявляться мир эльфов - один из красивейших моментов романа. Как закономерный итог всего происходящего ранее. Осознание каждым своего предназначения, смелость идти до конца, даже предвидя итог - это сильно; и выводит историю на высокий уровень. Борьба светлого и темного, разрушения и созидания.

Принцесса спустилась с лестницы, буквально в нескольких метрах от него, и размеренно проплыла по площади. Колкие снежинки разметались из-под подола тонкими змейками, и всё было бы невозможно элегантно, если бы не этот смех, похожий на эхо в ржавой и прогнившей металлической трубе.

Смех Принцессы и кровавые слезы здесь как никогда выдают ее некоторую ограниченность; утверждая ее принадлежность к фигурам механическим, отчасти неживым (как и Ди). Это очень выразительно смотрится на контрасте огненными страстями живых героев.

Бескровная смерть. Наверное, это тоже было одним из желаний мага.

Ой. Нех пошел на убийство предателя?! Не ожидала от него. Но это показывает, что Нех на пределе, и тоже перешел на свою темную сторону.

Но всё, что сейчас брат и он могли делать - это смотреть, как исчезает Нэт в серебряном свечении меж Глазами Дракона. Секунда. Другая. Третья. Не было идей. Не было выхода. Он не знал, как выдернуть ключ, а двери отворялись с катастрофической быстротой - Нэт растворялась в своих отражениях, тянулась нитями между зеркалами… и мир начал отражать нечто иное, переворачиваться, словно створки зеркал: там, где раньше стояли люди, на миг мелькали эльфы - и снова исчезали, как мираж, дома оборачивались деревьями до небес и обратно трансформировались в дома. «Зеркала» крутились всё быстрее - и мир в итоге, как на карточке фокусника, где на разных сторонах нарисованы отдельно птичка и клетка, слился в один рисунок – птичку в клетке.

Красота! Живо представляется.
И с этой магией никто ничего не может сделать... Нэт действительно неуловима, как воздух. Сильно.

Чтобы спасти её, он должен был сам превратиться в оружие, перестать быть человеком, стать орудием эльфов.
... Лицо брата словно превратилось в маску из белого золота. Взгляд чёрных дыр, где раньше были серые глаза, отбросил Неха дальше. Грубо, резко. Но всё-таки отбросил, чтобы не задеть. Где-то там, внутри этого чудовища всё ещё жил его брат, и от этого становилось страшно, потому что теперь не чернота была внутри него, а он – внутри черноты. Эльфийская плеть взметнулась в руке Тая, как многоголовая змея, зашипела, заискрилась чёрными всполохами. Он захватил плетью распадающееся на семицветный спектр тело Нэт и…
…выдернул из пространства между зеркалами.

Фух, можно выдохнуть)
Самому стать орудием эльфов, "теперь он - внутри черноты" - это круто. До мурашек прям.
Замечательная идея - победить эльфийскую магию может лишь подобная магия.
Интересный эффект: герои хоть и стали орудиями (Нэт - ключом, Тай - плетью), но все равно воспринимаются как живые, ярко чувствующие люди, спасающие друг друга.

Эльфийская плеть размножилась, удлинилась, выстрелила ввысь миллионом острых лезвий. Они вспороли небеса, как ветхую ткань. А демоны, старые, новые и всё более умножающиеся, разъедали расползающиеся царапины и превращали их в огненные дыры. Они горели по краям, ширились, пожирали уже сами себя. То здесь, то там прорывались и не могли захлопнуться бесчисленные порталы – новые раны в теле мира.
Тай изогнулся, распарывая пальцами реальность вокруг себя. Эльфийская плеть лупила по воздуху зигзагами, сеча мир в лоскуты. Пламя вырывалось с той стороны бытия, где не было ничего, кроме бесконечной огненной пустоты. Жар топил лёд, подпаливал кожу. От зловония, протекающего в бреши вечного ничто, стало трудно дышать.

Великолепно. Эпично. Тьма и огонь. Прям мини-апокалипсис устроили)

Нех секунду судорожно сжимал рукоять ножа, а затем резко поднял и вонзил остриё в правый глаз - в эльфийскую печать. Короткий вскрик вырвался невольно. Глаз лопнул, лезвие в дрогнувшей руке распороло кожу под нижним веком.
... – Тай, это было твоё дело. Ты бы справился.

Хорошо описаны мысли Неха. И неудивительно, что он решил отказаться от важнейшей части себя - обязанностей старшего - только для того, чтобы остановить Тая. Но даже здесь, как старший, он чувствует вину.

Тай секунду стоял неподвижно, но затем магический нож выпал из пальцев, звякнул о мрамор. Плеть, как огненная змея, извивалась вокруг него, без цели и смысла. Однако и эльфийское кольцо из злобных духов распадалось и рассыпалось огнями, отдельными зубастыми лицами, не в силах совладать с силой пленника.  И только вернувшаяся печать давала эльфам право на одно повеление.
… шшшшшшшшшшшш… оооооотбииииииррррраем… шшшшшшшшшшш… оооооотбииииииррррррраем ссссссвооооооооою ссссссссссииииилу….
... Нех промолчал. Просто смотрел, как рассеивается колдовство вокруг Тая. Сделка завершилась, начавшись почти год назад. Только теперь всё, что тёмные эльфы могли сделать, это забрать то, чем подпитывали Тая.

И снова - эльфийскую магию может победить только более сильная подобная магия. Вообще, ужасно опасная штука, оказывается)
Эльфы забрали свою силу. Но ведь Тай и сам чертовски силен...

- Тай! – голос, полный отчаянья, заполнил площадь. – Тай!!!
Нэт бежала к нему, бежала по ступеням, на балкон, подобрав подол, путаясь в складках, хватаясь за перила, пар срывался с губ резко.
Нех усмехнулся и сел на ступеньки. Откинул нож и прикрыл оставшийся глаз.
Всё. Позаботьтесь теперь о себе сами.

Девушка бежит к любимому... Всё, пошел финальный отсчет)
Нех наконец предоставил им свободу принятия решений. Наверное, такие изменения были необходимы и ему.

- Я не проиграю ей, не проиграю им. Не отдам тебя. Не будет тебя – не будет и этого мира тоже…
... Тай закричал, разрываемый болью и стальными телами тысячи демонов. Тёмные эльфы ушли, но невозможно оказалось представить, насколько тьма разрослась в нём. Это были звери вовсе не от эльфов. То - его собственные твари, монстры ненависти, озлобленности на мир, порождения умерщвлённого синего мага, который должен созидать, но пришёл только к разрушению.
... По щекам потекли слёзы – ледяные дорожки, по которым из сердца изливалось отчаянье. Так же излилось оно и в тихих словах:
- Она отобрала тебя у меня.

"без тебя не будет мира"- всё, всё в этих словах!
"умервщленного синего мага"? - эм, мы надеемся, что все же нет. Ну, или пусть его оживят, вдохнут новую жизнь)
Его слова звучат так, словно он всю жизнь сам себе не до конца доверял... и опасался дать шанс любви (хоть воспоминания о невозможной любви и были запечатаны...)
Да, потекли слёзы. У меня. Эти тихие слова звучат в ушах оглушительным эхом.

- Так вот теперь ответь мне прямо. Если ты любишь меня – то отзови их.
... - Так как? Боишься, что я уничтожу тебя, если ты придёшь ко мне? Значит – лгал? Ты всё время лгал мне?! – почти выкрикнула Нэт, вздёрнув подбородок. Она пыталась изобразить гнев, но голос выдал отчаянье, которое доселе так надёжно скрывалось ото всех. У ног, прямо из плит, с хрустом начали подниматься острые перламутровые полоски. Потрескивая ломающимся камнем, они плавно загибались и превращались в твёрдые сверкающие лепестки, из сердцевины которых взмётывались острые, смертоносные пики.
Каменные цветы эльфов. Они разбивали на крошки гранит балконных плиток, медленным, но неумолимым потоком, как застывающая лава, расцветали всё дальше в сторону Тая.
Даже снежинки, не долетая до земли, превращались в жемчужины и рассыпались по каменным лепесткам с тихим приятным стуком. Но в этом не было красоты жизни – а будто сама смерть клала венки на могилу её надежд.

А тут сердце сжимается от боли. За них обоих.
Её дрожащий голос выдает такое отчаяние, что она будто упускает контроль над своей силой... И расцветают каменные цветы. Перламутровые цветы, положенные смертью... Прекрасно.
Вспомнилось - "да, мне не жить, если ответ будет "нет" (с)

- Я никогда не обманывал тебя, - произнёс Тай, опуская клинок.
... Цветы у ног взвились высоко, пронзая красные и белые нити огня и снега, падающие с небес. Цветы хлынули к нему, нагромождаясь, сверкая, разливаясь широкой рекой. Тай шёл по перламутровым лепесткам - и они рассыпались в пыль, хрустели, ломались и уносились блестящей крошкой с остальными снежинками, пока весь воздух вокруг не наполнился сиянием перламутра.
Чёрные твари рухнули в каменные пики, потонули в цветах её отчаянья и любви, боязни потерять его. Они, воя и клацая челюстями, ползли за Таем по цветочной реке на брюхе, поджимали когтистые лапы, не смели поднять голов и застревали в острых осколках, натыкались на обломки и острия, истекали жёлтой гнойной кровью, свешивали языки, от которых исходил красноватый пар… Всё новые и новые демоны с хрипом и клацаньем пастей тянулись дальше, рвали себе плоть, разъезжались на куски и выли, когда на их растерзанные тела оседала поблёскивающая пыль. Замирали и обращались в камень с оскаленными клыками, похожими на обломки скал.
... Забыла, кто она. Но теперь хотелось быть той, кем была на самом деле. Обрести свой мир. Нех показал, как можно любить. С Таем она сама научилась любить… никогда не умела. И, наконец, поднялась на двух крыльях: заботы и страсти. Без заботы – не сохранить, но без страсти – не создать…
В белом круговороте волосы и плащ обвивали Нэт, превращая в нераскрывшийся зимний цветок, продрогший и беззащитный, как та лилия на ветру. Но она твёрдо смотрела на мужчину, который приближался сквозь мглу, оставляя за собой разбегающиеся из-под ног чёрные реки сердца.

Обманчиво хрупкие перламутровые цветы, обращающие демонов ненависти в жемчужную пыль...
Завораживающе красиво. И настолько отражает всё произведение, что хочется изобразить на отдельной картине, как суть и символ всего. Ну, или на постер вынести.
Да. Снова крылья. Прекрасно!
Но эти крылья намекают, что кто-то собрался упорхнуть...

Тай небрежно отбил клацающую пасть ладонью и так же молча сломал каменную лилию, что обвила плащ Нэт. По ладони потекла кровь - острые грани оказались острее ножей.
Миг её молчания длился вечность, пока он смотрел на свою распоротую ладонь, не в силах поднять глаз и поверить, что всё ещё жив. А затем Нэт прошептала:
- Значит, мне просто надо было задать прямой вопрос? – она протянула ладонь к его сердцу и сжала кулак, но легко, не резко, словно погладила пальцами воздух. – Твоё заклятие…
... - И ты уже больше не человек… - прошептал он, едва проглотив комок в горле, что подкатил с воспоминаниями и проклятой надеждой, которая не желала подыхать, какую бы глубокую могилу ни копал он для неё в сердце.
- А ты - не просто наёмный маг…

Здесь Тай словно освобождается от тьмы. Ага, невероятно, но он все еще жив)
И снова вспоминается фраза "ее ладонь могла обнять его сердце... или раздавить"
Немало времени и событий прошло, но обещания не забыты. В значительной степени, возможно, и детские обещания. Герои и их чувства изменились, но любовь и судьба остаются таковыми и сквозь время, как их ни назови.

Он не отпускал её перламутровые, но всё ещё такие нежные пальцы. Хрупкие, маленькие и изящные в его тёмной ладони. Это не сон, не морок, не его болезненные фантазии… Он, наконец, держал её руку в своей.
Не отпустит. Он не отпустит теперь. Никогда…
... Тогда Нэт, словно поняв что-то, кивнула едва заметно и провела ладонью по его лицу. Задержалась на скуле, на впадинке щеки, на изгибе челюсти. А потом  коснулась пальцами губ. Она делала это с ним, и он мог чувствовать её нежность, не умирая от боли. Она не играла, не обманывала, сердце её было с ним…
Он наклонился и поцеловал её. Обхватил её голову ладонями и припал к губам, жадно, закрыв глаза за миг до того, как коснулся её губ. Но когда это произошло, показалось, что даже в темноте мир вместе с ним сжался где-то в области висков, уплотнился, как точка будущей вселенной… И разлетелся на миллиарды километров вокруг, расширяя пространство и время и одновременно стирая их напрочь. Не осталось ничего, кроме упоения, сжигающей истомы и дрожи во всём теле. Эта мягкость её губ, податливость тела, жар и жадность глубокого поцелуя… желание сделать ему приятно… и так же бесконечно упиваться его напором...
Сердце, оплетённое чёрной сетью, раздулось, окровавилось, тягостно заворочалось в узах окаменевших застывших жил. Затем затрепыхалось - чёрная короста пошла трещинами, отколупывалась. Нити ярости, злобы, гнева полопались с болью и алой кровью.

"мог чувствовать её нежность, не умирая от боли"... - я просто молча в сторонке постою, ладно?...  *умир весь*
А кто бы мог подумать, видя Тая, что он все-таки боялся поверить, что его можно полюбить... Ах, Тай...
И - рождение новой Вселенной. Вселенной любви. И его сердце наконец освобождается. Прекрасно! (катарсис задуман здесь?)

Он так любил её. Но теперь он знал её. Знал с самого начала, с начала их долгого пути, который они все вместе начали, но забыли и сумели вспомнить только сейчас. Он помнил её, помнил все их обещания, помнил клятвы и все её слова. Помнил всю её любовь. Бесконечную, дарующую мир. Такую большую, что она не смогла бы уместиться только в его сердце. Он знал об этом, от просто эгоистично забыл. Потому что не хотел отпускать.
... - Тай! – она ласково повела ладонью по его лицу. – Я вижу твоё сердце. Я, наконец, вижу твоё сердце. И теперь я знаю, где истинный ключ. Ты должен помочь мне. Отпустить меня, и исправить то, что натворил.

Вот и вспомнились все клятвы, и вся любовь - слишком необъятная, чтобы отдать только одному человеку. Он знал, что ее нельзя любить - и снова полюбил. Это - драма. О неотвратимости судьбы. О невозможности быть вместе. Ведь она уходит в иной мир...
Это в сотни раз лучше, чем банальный хэппи-энд.

Нэт засияла перламутром, как маленькая звезда.
- Я – это их мир, - прошептала она. – Там, где есть любовь.
... Нэт вспыхнула сверхновой - и пропала.
Несколько секунд Тай смотрел на свои опустевшие объятья. На ладони, которые обеднели сейчас так, как никогда, потому что краткий миг держали в себе весь смысл жизни.
Но если бы он оставил её себе, она никогда бы не была его…

Браво! Вот это драма.
Нэт ускользнула, как яркая звезда, изменившая жизни многих. В завершающих главах она была прекрасна как никогда.
"... не потому, что от нее светло,
а потому, что с ней не надо света" (с)

Но Тай вскочил на перила и, ещё секунду понаблюдав, как расширяется перед ним очередная дыра в мироздании, полыхая и гудя, как домна, он притянул к себе край и шагнул на ту сторону. Чёрные языки пламени вспыхнули алым, жёлтые искры брызнули маленьким взрывом.
Уходить тоже надо уметь красиво. Брат оценит.
Адская воронка разверзлась перед ним, и несколько мгновений его силуэт, скорее всего, ещё можно было различить в бушующем пламени, потому что Нех смотрел на него не отрываясь. А затем Тай сделал глубокий вздох внутри портала – и за секунду, как пламя пожрало его, он наполнил себя кристально-индиговым сиянием синего мага. Он мог поглотить огонь разрушения только собой. Одним движением руки стянул зияющие дыры в небесах и восстановил пространство.
Исчезнув между мирами, он знал, что по обе стороны наверняка снова повалил снег…

О, да, он ушел красиво. Все оценили)
Несомненно, после такой ослепительно-синей вспышки всё заметет снегом... Но услышавшие сию историю будут передавать ее дальше, не забывая тропы к месту пугающе прекрасного памятника - Цветы и Змеи. По крайней мере, хочется верить, что там и спустя века неизменно покоится белоснежная лилия от благодарного слушателя)

Эпилог
Порадовал. Оставляет надежду на продолжение истории (причем неважно, увидим ли мы его)

Правильно, порталы давно стоило закрыть. А то бродят всякие странные типы между мирами... Одни проблемы от них.

Нэт же любовью создала ещё одну вселенную для эльфов и сама стала их миром, их матерью и планетой. Теперь они, оберегаемые бесконечностью пространства и времени, жили в одном из - он уверен в этом! – чудеснейших миров.

В этом никто не сомневается! Нэт молодец. Такая хрупкая, но справилась)

- Ага. Ну конечно, - бесконечно изнурённым голосом произнесла она. – Конечно, к братцу. Куда ж ещё… Долбанный Мастер. Я знаю, что такое сгорать в вечности. Он теперь знает тоже, и хотя он пользуется другой магией, остался таким же упрямым козлом!

Возвращение Кары было совершенно немыслимо. Неплохой сюрприз под занавес. Ха-ха, они с Дарой похожи)
А сгорать в вечности, искупая свои ошибки - с этим, знаете ли, далеко не каждый справится. Тай - сможет. Он такой.

Он не обернулся. Смотрел на мужчину, который вышел из портала. И сейчас они стояли напротив и просто глядели друг другу в глаза.
С Тая медленно опадали истлевающие нити здешней реальности. Они на мгновение оседали чёрным снегом на белой рубашке, но затем исчезали. В глазах - серый лёд, но постепенно он истаивал и заблестел, как расплавленное серебро. Признавая, что никогда не был склонен к аллегориям, теплоту в этих глазах Нех видел только так.
- Фух! Едва нашёл этот дурацкий выход… - сказал в сердцах Тай и добавил чуть тише: - Я видел твою руку…

Ура! Тай вернулся! И снова в состоянии и настроении "поддерживать свои понты". Невыносимо прекрасный синий маг со взглядом цвета расплавленного серебра... Он уловил зов брата. Отлично.
Конечно, все рады его видеть.
Теперь братьям нечего делить... Кто знает, - может, они, как в былые времена, выпивают сейчас вместе, с присущим им размахом и взаимными подколами)
КОНЕЦ

Концовка сильная, и в то же время, мягче ожидаемой. (мы-то знаем, на что способны авторы; но не все читатели приняли бы трагедию)
Все герои изменились. Поняли, кто они, и что для них важно. Раскрыли свой потенциал.
Но от судьбы не уйти. Не скрыться ни в одном из множества миров...
Запретная любовь никогда не станет сбывшейся, но и в этом есть непередаваемая прелесть. Нэт исчезла, как прекрасный сон. И братья смогут примириться. Но и без искупления никуда)
Отлично! Ведь "ничего не кончается, просто переходит в иную форму существования".
Все нити повествования хорошо сплетены в итоге. И концовка смотрится идеально при существующем раскладе. И особо радует - есть и драма, и надежда.
Не каждому автору такое под силу. А вы - справились!
Благодарю. За всё)

... и печальный образ призрачного менестреля в плаще цвета безлунной ночи,
что пытался передать пронзительной мелодией бамбуковой флейты, как услышал и понял предание сие,
мгновенно растворился в прохладном весеннем воздухе, оставив едва уловимый аромат белых цветов.
Как и всегда, невесомо ускользнул в неведомое измерение... 
Но отголоски его слов, - ах, смеет ли он надеяться! - будут вам иногда сниться.

И песня на прощание:

Всем мира)

+4

330

Dream
Счастлив тот автор, которого разбирают чуть ли не построчно, при том, что объём написанного - ого-го!
В общем сижу вот с такими глазами -  :O
но, безусловно, любовно читаю каждый комментарий, ловя созвучность)

За то, что вообще огромное спасибо - это даже не обсуждается. Столько времени потратила не только на чтение, но и разбор. Часа два-три, не меньше.
И хочу отметить главное и для меня.
потому что, я, как упоротый фанат, хотела видеть (да и соавторы, наверняка, тоже) произведение законченным не просто по факту, но и по задумке.
То есть не просто развлекательная история, но история со смыслом.
Поэтому:

+++
Dream написал(а):

Отличное описание Небесного города как бездушного механизма; как продолжение этого образа из предыдущих глав.

Да, очень всё-таки хотелось доработать мир братьев, дать ему какое-то объяснение. Начав роман, как развлекаловку, мы не сильно над этим заморачивались, но, тем не менее, развивая всё в драматической стезе, нельзя было оставить мир  лишь фоном, он был слишком не проработан, непонятны границы, непонятно мироустройсво, что это - планета, континент, всего лишь одна страна? Как объяснить политику и цели персонажей, если не ясно, на какие масштабы каждый из них замахивается.
Поэтому с середины романа потихоньку начала продвигать эту идею: ненависть Ди и любовь Нэт (к тому моменту ещё не знала, кого выберет Нэт, но это было не сильно важно именно для концепта). И миры, которые могут они создать.
То есть, превратившись в символ - мир обрел некую законченность хотя бы в рамках романа. Но над этим надо еще поработать.
Спасибо!

Dream написал(а):

Постепенно, но неумолимо мир теряет не только цвета, но и пропитывается ледяной мглой, пробирающей до костей, и ослепляющей. Понемногу даже звуки заглушаются.

Конечно, тоже ещё надо поработать, но эффект графичности - это то, чего я хотела добиться. То есть зима мне в этом помогла - и убрала все остальные краски.
А ведь подумать только - дело началось весной) Так что времена года отлично сыграли на руку созданию именно этого эффекта. Придумано-то, конечно, не мной - это как в фильмах - иногда концовки показывают чёрно-белыми, словно высвечивая повествование. Ну, ты знаешь. просто именно это я пыталась воссоздать на бумаге.
спасибо!)

Dream написал(а):

"опалить и его" - да! Чтобы выдержать силу его страсти, она и сама должна быть великолепна в своем сиянии.

Да, именно это и хорошо. потому что,

Dream написал(а):

Мне нравится вселенский масштаб, прорывающийся в подтексте.

Именно так.
Начитавшись умных книжек, поняла, что самые эффектные истории те, где герои идут не просто вперёд, а вверх (ну или вниз). Меняя статус, положение, поднимая ставки. Герои должны меняться масштабно. Они будут многое брать, многое и отдавать. и чем выше - тем воздейсвие от возможной потери у читателя/зрителя - сильнее.
Не хвалю именно наш роман, но держала это в голове - и , кажется, нам удалось.
студентка, бегающая за парнями - превратилась в мир для своего народа, и при этом не была воинственной амазонкой и ничего не отняла у других.
просто обрела себя через боль пройденных ошибок.
поэтому в финале она так прекрасна. а с чего начиналось - тюююю!)))
И так был слишком долгим сладкий сон неведения своей сути.
- именно!)

Dream написал(а):

Как закономерный итог всего происходящего ранее. Осознание каждым своего предназначения, смелость идти до конца, даже предвидя итог - это сильно; и выводит историю на высокий уровень.

Вот как раз об этом и речь)

Dream написал(а):

неудивительно, что он решил отказаться от важнейшей части себя - обязанностей старшего - только для того, чтобы остановить Тая. Но даже здесь, как старший, он чувствует вину.

С Нехом было сложнее вывести идею. признаюсь. И пришлось ухватиться за почти маниакальную одержимость всё решать самому во благо. То есть - и Аня с этим согласна - Нех поступал так, как считал правильным, потому что так хотел.
Но не все благие намерения ведут в Рай.
поэтому в кульминационный момент ему приходится поступиться чем-то, на чём он базировал всё своё мировоззрение. То есть пойти на некую жертву. Предать - но на самом деле - спасти.
и пусть он, возможно, не поменяется, но иногда стоит признавать, что, что где-то был не прав - и этим спасти ситуацию. Главное - вовремя) поэтому Нех не испытывает никаких сожалений, так и оставаясь собой.

Dream написал(а):

Его слова звучат так, словно он всю жизнь сам себе не до конца доверял... и опасался дать шанс любви (хоть воспоминания о невозможной любви и были запечатаны...)

А вот и идея Тая.
ИМЕННО. Всё верно.
Конечно, драмы здесь высокооперные. Но.
Пыталась донести, что чужой страх сломал Тая. Насаждённые ему мысли о его сущности повели его не по той дороге.
То есть чужое представление о нём сгубило в нём его же.
Так и в жизни. Настоящее счастье, если никто не твердит, что ты монстр/урод/бездарь... а если твердят? То и заяц захрюкает в итоге.
Таю было важно найти себя, понять. Родители тоже погибли рано и так же не могли подробно пояснить, что же нужно Таю, почему он опасен и что может натворить. В итоге ложные навязанные ориентиры привели к тому, что он стал чудовищем. От него же именно этого ждали)
Но...
Всё, что нам нужно - это... даааа)))))))))

Известная формула "спаси меня, чтобы я спас тебя")
Обманчиво хрупкие перламутровые цветы, обращающие демонов ненависти в жемчужную пыль... Даааа)))

Dream написал(а):

И - рождение новой Вселенной. Вселенной любви. И его сердце наконец освобождается. Прекрасно! (катарсис задуман здесь?)

ЗДЕСЬ!!!!!

Это в сотни раз лучше, чем банальный хэппи-энд.
Горд, вот прям весь горд!

Dream написал(а):

Концовка сильная, и в то же время, мягче ожидаемой. (мы-то знаем, на что способны авторы; но не все читатели приняли бы трагедию)

Трагедия предполагалась ранее. Но мы настолько прикипели к героям, что убить - не смогли.
Однако и ХЭ со свадьбами лично мне казался просто неприемлемым, слишком высокооперные страсти здесь.
Поэтому задумка с финалом начала вырисовываться где-то с последней трети романа, когда я поняла, чью чашу весов перевешивает симпатия Нэт)
Поэтому надо было и драму, и поиск, и мечту, и чтоб все живы, но с потерями. В общем... ну ты понимаешь) много чего.
вот этот вариант показался мне наиболее подходящим.

И чтобы осталось ощущение стремления, поиска и продолжения история.
но да, ты права.
Просто в другом качестве.
а там, кто знает... Возможно две звезды обретут друг друга. Но уже никому не будет обидно. Потому что это будет совсем другая история.)

По крайней мере, хочется верить, что там и спустя века неизменно покоится белоснежная лилия от благодарного слушателя)
А тут умир я!  :love:

А теперь пойду слушать сладкоголосого менестреля!

Спасибо еще раз большое.
За поддержку и веру в нас!
За комментарии и впечатления.

Ну и от меня для всех вальс, который звучал в кружении метели)))

Отредактировано taiklot (2018-03-15 23:03:00)

+2


Вы здесь » Asiacinema » Творчество форумчан » Перламутровые кости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC